Механизм защиты образовательной среды от негативного воздействия наркотизации

Георгий Валильевич Зазулин
 
Георгий Валильевич Зазулин
профессор кафедры СЗ ИПК ФСКН России, 
доцент кафедры конфликтологии и докторант 
факультета философии и политологии СПбГУ, 
представитель ECAD в России 
кандидат юридических наук



Механизм защиты образовательной среды
от негативного воздействия наркотизации.

Наркотики для конфликтолога - это, прежде
всего вопрос, публичной антинаркотической
политики, поэтому это выступление адресовано
чиновникам российского образования: бывшим,
настоящим и будущим

Введение

Что есть механизм в контексте данной темы? ЭТО, прежде всего, честность и принципиальность по отношению к трудной социальной проблеме. Механизм начинается с честного ответа на вопрос: "Мы хотим решать эту проблему или мы хотим решить эту проблему?" (даже если существование этой проблемы стало нашей работой, профессией, позволяет получать зарплату). 
Задумайтесь: "Каким был механизм победы нашего народа в Великой Отечественной войне?". "Какой идеей была выражена сущность этого механизма?". Думаю, в идее призыва "ВСЕ для фронта, ВСЕ для победы". Эта идея овладела сознанием советских людей, люди перестали думать о себе, о своей смерти. И как только это произошло - ОНИ стали непобедимы. Уничтожить ИХ можно, победить нет! Сначала я хотел сказать: "МЫ стали непобедимы", но понял, что это будет ошибкой. Не мы с вами, а ОНИ! Мы - это уже другой народ, и нам придется отвечать на другие вызовы истории, один из них - преодоление наркотизации нашей учащейся молодежи.

Основная часть

1. Работники образования и учителя - это не наркологи. Вы не потеряете свою работу, зарплату, даже если наша молодежь вдруг перестанет потреблять наркотики. Если она Вами обучится реально решать свои проблемы, искать и находить то, что ей не хватает для счастья, не с помощью "химии", порождающей иллюзии, а с помощью значимого взрослого, которому она доверяет и с помощью ресурсов школы (муниципалитета, субъекта федерации), то Вы не останетесь "без куска хлеба". Значит, каждый руководитель образовательного учреждения (ОУ), прежде всего, Министр образования РФ может ответить на этот вопрос так, - "Мы хотим РЕШИТЬ эту проблему. Высший смысл нашей работы, а для многих и жизни - не допустить НИ ОДНОГО случая формирования наркомании у наших учащихся и воспитанников".

2. Но ОУ работают не в вакууме. Они - часть общества, государства, которое пока не стало серьезно защищать от наркотизации наших детей. В 1999 году, всего 10 лет назад, все было еще хуже. Даже мне было не понятно на стороне "наркорынка" или на стороне "общества, родителей и молодежи" находится наше государство, правительство. 1999 год - это год максимума героиновой эпидемии в России. Видимо, еще и поэтому в это время 4 000 детей из России обучались за бешеные деньги ($ 15 - 30 тыс. в год) в британских частных школах-пансионатах, из которых за потребление наркотиков выгоняют, не раздумывая . Для сравнения с тем, что происходило в это время в наших школах, приведу только один пример. Настя Устькачкинцева (Пермь): - "Уповать на помощь государства бессмысленно, остается рассчитывать на свои силы, господа родители. Хотя и это у нас плохо получается. Пермь летом этого года была признана лидером (!) по количеству школьников-наркоманов: 8,2%. То есть, из ста человек, примерно 8 - наркоманы, а в классе из 25 человек в среднем 2 ученика потребляют наркотики". Сегодня в наших городах нет героиновой эпидемии, молодежный наркотизм принял более скрытые формы, но наркоситуация в стране остается крайне угрожающей. Поэтому для определения механизма защиты каждого Вашего ученика от наркотиков, после Вашего твердого ответа "Решить!", будут важны следующие два момента: позиция и ресурсы
Руководителям каждого ОУ, прежде всего Министру необходимо занять сильную, единственно правильную позицию и постоянно привлекать ресурсы для ее обеспечения. Такая позиция была у спартанцев в битве с персами. Она хорошо показана в фильме "300 спартанцев". Причем, чем правильнее позиция, тем меньше надо ресурсов, а это значит, что их легче привлечь в необходимом объеме. Итак, позиция и ресурсы - это основа механизма защиты каждого ученика образовательной среды от негативного воздействия наркотизации. Начнем с определения позиции.

3. БЕЗНАДЕЖНАЯ ПОЗИЦИЯ. Сегодняшняя позиция Министерства образования РФ, а с ней и всех ОУ сформировалась еще в тяжелые 1999-2000 годы. Она изложена в Концепции "Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде" (далее - Концепции) и закреплена приказом Минобра № 619 (2000г.). Подготовили ее люди грамотные, но понимающие эту социально-политическую проблему, главным образом, только как социально-медицинскую. Поэтому она ошибочна, даже в своем названии, и со временем ее недостатки стали хорошо заметны всем, кроме тех, кто ее разрабатывал. Но ее статус приказа делает невозможным все попытки снизу, с уровня ОУ даже думать о занятии другой, более принципиальной и непримиримой по отношению к этому пороку позиции. Окончательно ее моральный износ наступил уже в период с 2003 года (создание Президентом РФ Госнаркоконтроля РФ) по 2006 год (включение в Федеральный Закон РФ №3-1998 года определения понятия "профилактика наркомании"). Жить, защищать учащихся от случайных проб наркотиков, от постепенного втягивания в наркоманию по такому устаревшему документу - это безответственная позиция. Проект "Не курящий класс"- это было нормально до 2001 года. После 2001 года с принятием Федерального Закона РФ "Об ограничении курения табака" необходимы проекты "Не курящая школа". Необходимо живое участие школьных активов в определении самых успешных в решении этой проблемы ОУ на уровне района или города, обсуждение этого опыта с их участием в местных СМИ и передача его отстающим. В Петербургском образовании, к сожалению, в этом вопросе по-прежнему мыслят на уровне класса. Такую позицию мы не можем признать ответственной. Встречаются ли сегодня примеры ответственной позиции? Да, как исключения. Только в отдельных ВУЗах и это объяснимо. Либо профилем специализации ВУЗа, либо патриотической позицией или коммерческими интересами его ректора. А школы закрываются, стремятся скрыть проблему потребления учащимися наркотиков. Не прозрачность - удобная, но безнравственная и негосударственная, а сугубо корпоративная позиция.

4. ОТВЕТСТВЕННАЯ ПОЗИЦИЯ - это воплощение на практике идеи "Школа без наркотиков". Это немедленный отказ от медикализации (приоритетное рассмотрение наркотизации в качестве сугубо медицинской проблемы - заболевания) проблемы наркотиков в образовательной среде. Практически это можно сделать через реформирование устаревшей Концепции с ошибочным названием, разделив ее на две. Это должны быть концепция"Противодействия курению и алкоголизму (токсикомании) учащихся" и концепция "Раннего выявления потребителей наркотиков и вмешательства, не допускающего формирования наркозависимости" . В них должна идти речь о стратегиях и о ресурсах. О способе оценке ОУ на "преданность" делу борьбы с наркотизацией учащихся, а не о стремлении к формальной отчетности в виде каких-то цифр. Не так, как это прозвучало, например, в пункте 7 Решения Совета Безопасности РФ от 28 октября 2001 года: "Минобразованию России (Филиппов В.М.): в месячный срок в качестве одного из критериев оценки деятельности руководителей образовательных учреждений ввести показатель антинаркотической работы среди учащихся" . Такой формализм причинил реальный вред, а вот узнать, что это за показатель так и не удалось. В концепциях по защите учащихся от курения, пьянства и наркомании необходимо реализовать стратегический принцип "Профилактика должна быть контролирующей", чтобы она перестала быть просто разговорами. А в концепции, касающейся наркотизации, все должно быть подчинено реализации принципа "Трудно потреблять наркотики - легко получить помощь". Но для реализации новой позиции и стратегии необходимы, прежде всего, ресурсы.

5. О РЕСУРСАХ (внутренних и внешних; политических, экономических и кадровых). Внутренние ресурсы: педагогический коллектив, родительский комитет и актив старшеклассников + охранник и медицинская сестра. Внешние: Губернатор, глава МО, АНК, ФСКН, милиция (программа ДОМ), бизнес структуры. Зарубежный положительный опыт (шведы). 
Механизм - это консолидация ресурсов не с помощью трафаретных "Устава" или "Правил внутреннего порядка". Это создание творческого, живого Документа с названием "Школьная политика в отношении наркотиков и зависимостей". В ней учителя, родители и старшеклассники определяются с алгоритмом своих действий в "пикантных" ситуациях. Его создание делает легитимными способы воздействия и санкции к нарушителю этого Документа. 
1) В этом Документе речь должна идти о договоре, с теми, кто "засветится" в потреблении наркотиков, о школьных санкциях к ним, о формах медицинского и "товарищеского" контроля, о программе коррекции, для начинающего наркопотребителя и его родителей. 
2) Обязательное прохождение учащимся и его семьи программы психолого-педагогической коррекции (своей, в ОУ или городской). 
С документом "Школьная политика в отношении наркотиков и зависимостей", принятом на общешкольном собрании, в котором есть позиция ОУ гораздо легче привлечь финансы, технику, спортивный инвентарь для учащихся. Потому что их владельцы Вам поверят. А под позицию: "Нужна профилактика наркомании? - дайте деньги", под позицию: "Больше денег - больше профилактики" - никто не даст серьезные материальные ресурсы. А под контролирующую профилактику наркомании и под развивающую "контролируемого" ученика воспитательную деятельность дадут обязательно. 
Главный ресурс то, что укрепляет связи учащихся из "группы риска" с коллективом ОУ - любые социально позитивные связи. Ведь утрата учащимся позитивных связей с учителями, классом, школой - есть конфликт. Потребление наркотика делает этот конфликт необратимым. Поэтому главный ресурс то, что позволяет обесценить пробу наркотика в глазах подростка. То, что помогает ему понять - зачем надо жить?! Он же помогает преодолеть опыт первых проб наркотиков тем учащимся (в трудной жизненной ситуации), у которых мало шансов в рамках семьи постичь взрослую культуру, заполнить свою жизнь смыслами. Теми смыслами, которыми интересно жить нам, взрослым. Надо узнать, что именно ему интересно и найти возможность предложить в рамках ОУ это или равноценное. Для тех, кто уже оступился - КАЖДОМУ. Неслучайно ведь в Китае сущность наркомании (наркомана) определили словами, - "Пустой мешок стоять не может".

6. О КОММУНЕ. Она должна быть в каждом субъекте федерации! Что делать, если для учащегося делается все, чтобы удержать его от наркомании, а он упорно лезет в ее капкан? Мы уверены, что если Договор с ним и родителями неоднократно нарушается ими, то свою учебу он должен продолжить в специальном ОУ, живущем на основе принципов коммуны, общего Дома (хотя бы в соответствии с опытом Макаренко). Это не столько изоляция, сколько перемена места проживания, очень важная для разрыва негативных связей с микросоциумом учащегося. Это важно, поскольку меняется его социальный статус. Он повышается - ведь теперь он может осваивать интересные профессии. Он теперь не только учащийся, но и равноправный член Коммуны. Важно, чтобы специальные ОУ были не столько тюрьмами, сколько трудовыми кооперативами. Чтобы в них можно было не только легко учиться и интересно жить, но и получить самые разные востребованные профессии, прямо там создавая товары повышенного спроса. И это станет главным защитным фактором. Достигая своего совершеннолетия таким образом, наш ученик получит свой ПОСЛЕДНИЙ шанс стать ответственным взрослым и не оказаться в тюрьме, в силу дефектов своей социализации. Это многие смогут почувствовать и не упустят свой шанс. Да, это будет очень дорогое ОУ для бюджета области. Но, во-первых, оно необходимо только ОДНО на субъект федерации, а работать в нем должны такие энтузиасты этой идеи, которым самые трудные подростки не смогут не поверить. А, во-вторых, при таких условиях содержание такого кооператива будет дешевле с каждым годом (за счет возрастания объема выпускаемой продукции).

Заключение

Я начинал выступление с механизма, с упоминания о войне с фашисткой Германией. Ее вожди, поставившие нашу страну на край гибели, давно наказаны. Но, похоже, пока живы их некоторые идеи…. Адольф Гитлер как-то сказал: "Для славян никакой гигиены, только табак и водка"
Эта война запустила страшный механизм уничтожающего нас пьянства (фронтовые 100 грамм спирта каждому солдату и офицеру), а значит, она продолжается и сейчас. Сравните. В России не пьют спиртное менее 5% населения! Много это или мало? Надо посмотреть на других, например, экономически более успешных. В Японии совсем не пьют спиртное 30% мужчин и 70% женщин! Означает ли это, что война, начатая Гитлером, продолжается? Бесспорно, да! Но теперь ее ведут уже некоторые наши, российские предприниматели. Кто они? Это те, кто добился изменения федерального ГОСТа на этиловый спирт, который теперь не только не яд, но даже не наркогенное вещество. Это те, кто на много лет отсрочил подписание Россией международной конвенции ООН против табака. И мы должны хорошо понимать, что хотя мы и "они" граждане одной страны, но наши интересы (защита образовательной среды от негативного воздействия наркотизации) с их интересами (личное обогащение тем выше, чем больше молодых курит и пьет пиво, вино и водку) не совместимы в принципе. 
Представьте, что завтра в соседней с нами Европе произойдет "легализация" потребления марихуаны. Что, кстати говоря, вполне реально. Угрожает ли это, например, шведам? Да, но там курит табак только около 10 - 15% населения. Ни один шведский врач, например, вообще не курит табак. Значит, угроза курения марихуаны для них мизерная. А для России, в которой курит около 70% населения, это будет еще одной катастрофой. Так что, дорогие коллеги, -занимайте позицию, меняйте скорее проигрышную позицию и ищите ресурсы. В России они огромны, мы очень богатая страна. Вот такой механизмом денаркотизации образовательной среды востребован сегодня нашим обществом и государством. Слово за Министерством образования. Очень хочется гордиться им, а не стыдиться его.