Что я узнал после инсульта в 26 лет: выкроить время, чтобы выжить

Что я узнал после инсульта в 26 лет: выкроить время, чтобы выжить

Это был 2000 год. Я, молодой, полный идеализма и знаний, голодный выпускник колледжа и начинающий писатель. И уже уставший к тому времени от перепрыгивая из одного офиса в другой. Это было время зарождения современных технологий. Хотелось побыстрее заработать на этой цифровой золотой лихорадке. Что же делать? Как и многие из моих друзей, присоединиться к интернет-экономике? Я откликнулся на объявление о работе в компанию, развивавшую творческий стартап. Помимо всех прочих условий, связанных с биржевыми опционами, они обещали креативную стартовую площадку, я решил, что был бы глупо игнорировать такое предложение. После собеседования на предлагаемую позицию, я с радостью принял предложение компании. Так же смотрите больше про приступ апноэ по этой ссылке.

Каждый день в компании был отдельным чувственным опытом. Все вокруг заполнено красками - офис был окрашен в 17 вариантов расцветки, плюс ароматные свечи, головоломки и йога - шары. Каждая неделя увлекала меня в стимулирующие проекты, решение проблем, новые технологии и, самое главное - взаимодействие с командой талантливых, умных и преданных своему делу сотрудников. Мои амбиции росли. Я неуклонно держал свой путь вверх по карьерной цепочке, естественно выжив в череде увольнений. Через некоторое время, я уже управлял командой дизайнеров, программистов, экспертов по конкретным вопросам, специалистов по продажам. Работать по 70 часов в неделю - легко! И даже больше, в те периоды, когда мы находились на завершающем этапе какого либо проекта. Обычно, утром я был первым в офисе, и последним из тех, кто уходил домой. Но я был более чем счастлив, я делал свое дело - мое все.

Чтобы идти в ногу со временем, я устраивал своему организму настоящие пытки – кофеиновая зависимость, дремота в кресле, вместо нормального сна. Мне было 26, и чувствовал себя непобедимым. Я полагал , что могу без проблем справиться и с давлением, так что,такие "звоночки", как головные боли, затуманенное зрение и общее истощение, были мной проигнорированы. Однажды,ранним летним утром в 2001 году я приехал в офис и почувствовал легкое жужжание у правого виска и странное онемение в руках. Чуть позже, я выступил на собрании команды. Коллега позже сказала мне, что мой подбородок спадал как только я хотел что-то произнести и слова звучали не совсем внятно. Следующее , что я услышал, что кто - то сказал: "У вас был инсульт . Мы должны провести сканирование , для точного диагноза. Вы понимаете?" Мне было 26, и мой мозг был поврежден. Я не мог сформулировать свои мысли перед врачом или медсестрами. Хотя слова были в голове, и я ясно представлял их в моем сознании, я не мог соединить их устно. Мои руки все еще покалывало, и я не смог поставить свою подпись после сканирования мозга - я не мог вспомнить, как это пишется!

Когда через два дня меня выписали из больницы, таксист спросил меня: "Куда вам?"- я не мог вспомнить название моей улицы. Я показал ему свой адрес на документах, приехав домой,я спал в течение долгого времени. Будучи таким молодым, я даже не задумывался, что инсульт это реально. Позже я узнал, что сейчас он случается все чаще среди молодых людей. Мой врач не связал его напрямую с переутомлением, но сказал, что состояние могло усугубиться со стрессом, перенапряжением и истощением. После выписки из больницы, я чувствовал себя беспомощным и униженным из-за потери контроля над собой. Моя аура непобедимости была разрушена. Но я медленно выздоравливал. Я начал заниматься произнесением сложных слов, как "арахнофобия" "Чехословакия" в обратном направлении; решал сложные математические задачи; практиковал йогу и медитацию. Благодаря поддержке коллег, я вернулся на работу, и мой прежний ежедневный марафон пришлось замедлить.

Теперь я находил время для пауз и размышлений - и моя работа, и жизнь стала богаче. Из-за инсульта, пришлось начать учитывать приоритеты. Во всем, от написания книг до консультации по различным проектам, я руководствовался с календарем и избегал перерасхода времени. Я начал вести ежедневник и жить по нему. Все запланировал: работа обязательства, физические упражнения, прогулки, общественные собрания и даже время сна. Я продолжаю вести его и по сей день. Теперь у меня есть ежедневный час психологической разгрузки. Как правило, каждый день, в 4 или 5, я иду с женой, мы дышим свежим воздухом, я улыбаюсь, я занимаюсь медитацией и говорю «привет» случайным людей и животным. Я пишу в дневнике или рисую. Если мы хотим большего - мы должны дать больше, но мы должны быть в курсе того, что мы можем и отказаться от этого процесса. Здорово быть амбициозными, но мы должны научиться слушать сигналы, и при необходимости замедлить темп в разы. Нам нужно научиться создавать пространство для обеих вещей: и зарабатывать на жизнь и устраивать жизнь.