№ 131, Июль 2010

Ужесточится ли наркополитика в России?

9 июня президент Дмитрий Медведев своим указом утвердил Стратегию государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. Правительство России приступило к реализации этой стратегии, внеся в Государственную Думу соответствующий законопроект. Этот законопроект в достаточной степени ужесточает нарко-политику в стране. Ужесточается, например, ответственность за хранение запрещенных веществ, даже без цели сбыта, за употребление наркотических препаратов без назначения врача в общественных местах предлагается ввести административный арест на срок до 15 суток, совершение любого преступления с использованием наркотиков предполагается считать отягчающим обстоятельством. Вот выдержка из Стратегии:

«Ключевым фактором негативного развития наркоситуации в Российской Федерации является масштабное производство опиатов на территории Афганистана и их последующий транснациональный трафик на территорию России. В ряде российских регионов отмечается рост распространения наркотиков, изготовленных из местного расти-тельного сырья и лекарственных препаратов, содержащих наркотические средства и находящихся в свободной продаже. На эффективности госу-дарственной антинаркотической политики отрица-тельно сказывается отсутствие государственной системы мониторинга развития наркоситуации».

Представитель России в Международной организации ECAD Георгий ЗазулинПредставитель России в Международной организации ECAD Георгий Зазулин Представитель России в Международной организации "Европейские города против наркотиков" Георгий Зазулин прокомментировал этот документ в интервью радио Свобода как «достаточно формализованный документ, в котором исчезает содержание, а больше форма превалирует, не цели к онечные, а направление движения к ним».

Мы публикуем отрывок из этого интервью.

«Большое преимущество новой Стратегии в том, что геополитически она закрепила право России на собственное видение.

Мир состоит из цивилизаций, и нечего считать, что ценности одной цивилизации приемлемы для всех. Я имею в виду всякие метадоновые программы, обмен шприцев. Но отношение к наркопотребителям в разных цивилизациях разное.

Всемирная организация здравоохранения и структуры международные, в том числе ооновские, очень сильно давили на то, чтобы Россия взяла какой-то международный подход, как они считают, единственно правильный. А теперь у нас есть позиция, которая говорит, что Россия смотрит на эти вещи вот так. И это огромный плюс.

Однако с точки зрения эффективности, эта Стратегия, я уверен, не поспособствует нам принципиально ослабить наркоугрозу или добиться снижения количества наркоманов, увидеть уменьшение наркопреступности. Потому что мы собственный опыт, даже положительный, субъектов Федерации, городов, муниципальных образований с великолепным российским опытом не обобщили и не опираемся на него».

«Бессмысленно вводить уголовную ответственность за потребление, если практически не применяется норма административная. Где гарантия, что начнет применяться уголовная? И зачем утяжелять закон? Как можно лупить подростка, если ты его не пробовал сначала словами остановить? Я считаю, что норма административная должна работать первостепенно. И в некоторых субъектах она работает, но только в некоторых, потому что нет федерального порядка, как проводить процедуру освидетельствования. А она связана с правами человека. Шведы, которые очень четко применяют эту норму - административную ответственность за наличие наркотика в организме (так, наверное, правильнее говорить, чем за потребление), 90% людей задерживают обоснованно.

Главная проблема сегодня - у нас нет приоритета профилактики. У нас уже есть наркомания, как следствие, и мы ресурсы вкладываем в лечение, в реабилитацию, вместо того, чтобы вложить ресурсы в предупреждение, в профилактику наркомании. А как это сделать? Вот здесь нужен политический ресурс, но он не обозначен».


//Подробнее - текст беседы на радиостанции Свобода.

Юрий Федотов - новый исполнительный директор УНП ООН

Юрий Федотов - новый исполнительный директор УНП ООНРоссийский дипломат, посол РФ в Великобритании Юрий Федотов назначен новым исполнительным директором Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью (UNODC). Г-н Федотов заменит на этом посту Антонио Марию Коста, который стоял во главе Управления с 2002 года.

На эту должность Юрия Федотова назначил Генеральный Секретарь ООН Пан Ги Мун.

В длинной дипломатической карьере г-на Федотова нет особенных заслуг в сфере антинаркотической политики, поэтому возможно, что в этом назначении сыграл

определенную роль тот факт, что это единственный представитель России, который будет на столь высоком посту в органах ООН.

Представители различных организаций по линии идеологии «уменьшения вреда» раскритиковали кандидатуру от России.

В этой среде обсуждалось, что существует риск того, что Юрий Федотов будет представлять в ООН российский подход к некоторым аспектам наркополитики, куда, например, не включен обмен шприцев. Новый исполнительный директор был в списке 20 возможных кандидатов на этот пост, среди которых значился посол Колумбии в ЕС, а также посол Швеции в Вене, г-н Ханс Лундборг и бывшая глава Международного Комитета по Контролю над наркотиками Севиль Атасой.


/Drugnews

Внимание: зависимость от цифровых наркотиков

Цифровые наркотикиЦифровые наркотики становятся проблемным явлением среди подростков. Вебстраницы заманивают молодежь так называемыми бесплатными цифровыми наркотиками, где аудио файлы состряпаны таким образом, что они могут вызывать наркоподобный эффект. Видеозаписи опытов подростков с цифровыми наркотиками заполонили YouTube, и это тревожит родителей, учителей и правоохра-нительные органы не только в России.

Эти сайты утверждают на своих страницах, что их товар – безопасный и легальный способ опьянения сознания, однако родители опасаются, что такое «опьянение» может привести к нелегальному потреблению наркотиков.

Власти американского штата Оклахома и Бюро по наркотикам и опасным веществам (БНОВ) забили тревогу. «Молодежь будет тянуться к таким сайтам только для того, чтобы узнать о чем там идет речь, а эти сайты могут привести в свою очередь к другим сайтам», заявил пресс-аташе БНОВ Марк Вудвард (Mark Wood-ward).

Совсем недавно сеть государственных школ Мустанг разослала предупредительные письма родителям о новом увлечении среди молодежи; это произошло после того, как было заявлено о психологическом воздействии цифровой музыки на нескольких студентов колледжа, которые скачали один из пресловутых файлов.Ученики и выпускники школ до сих пор обсуждают случившееся. Дигитальные или цифровые наркотики используют бинарно-слуховую или двухтоновую технологию для изменения мозговых волн и умственного состояния слушателей.

«Это пугает, это действительно страшно. Еще одна проблема, которую стоит опасаться», замечает один из родителей. Ученица колледжа Мустанг Мэган Эдвардс (Meghan Edwards) рассказала об эффектах так: «Ребята говорят, будто это были какие-то странные демоны или что-то в этом роде, он скачал это в свой Айпод и после этого был как ненормальный.»

Выпускница того же колледжа, Шелби Рид (Shelbi Reed) заметила, что «всем следует воспринять это серьезно. Это не то, что следует просто услышать и забыть». Ответственная по связям с общественностью государственных школ Мустанг Шэннон Ригсби (Shannon Rigsby) сказала: «Мы никогда ни с чем подобным ранее не сталкивались, но что бы не вызывало такую психологическую реакцию у студентов, это нас очень тревожит!»

Государственные школы Мустанг работают над тем, чтобы остановить этот тренд, включая невозможность использовать мобильные телефоны и другую технику на территории школы и прилегающих строений. Бюро по наркотикам и опасным веществам Оклахомы сделало заявление, что родительская внимательность – основной фактор в предотвращении будущих проблем, поскольку пробы цифровых наркотиков могут указывать на желание поэкспериментировать с наркотиками широкого спектра.

«Вот почему мы хотим, чтобы родители были внимательны к тому, какие веб-сайты посещают их дети, и не отмахивались от этой информации, как от чего-то безобидного на экране компьютера. Если вы хотите поддерживать тесный контакт со своими детьми, помочь им и обеспечить их безопасность, вы должны следить за происходящим. Вы должны действовать!» - сказал Вудвард. Одна из проблем для правоохранительных органов Оклахомы в том, что сайты с цифровыми наркотиками заманивают посетителей на сайты, имеющие отношение к настоящим наркотикам и наркопрепаратам.


//Источник: newson6.com

Смерть без рецепта

О необходимости запрета кодеиносодержащих и прочих лекарственных препаратов, которые могут спровоцировать наркозависимость, наконец заговорили на самом верху. Структура рынка наркотиков меняется буквально на глазах. Его «аптечная» составляющая достигла, по некоторым данным, 40 процентов и продолжает расти. А порошки, которые «потребители» научились готовить из таблеток, не уступают героину и другим самым жестким наркотикам.

Большинство аптечных наркотиков - отличные в терапев-тическом плане лекарства, обладающие сильным обезболивающим или расслабляющим действием. Эти эффекты достигаются за счет одного из компонентов таблеток - синтетического опиоида трамадола или кодеина. Их применяют в психотерапии как антидепрессант или в качестве обезболивающего для пациентов с сильными болями, к примеру - онкологических больных.

Современные российские наркоманы все чаще "пересаживаются" на аптечные препараты, предпочитая их как более дешевый и безопасный с точки зрения закона аналог героина. К тому же выяснилось, что введение рецептурного отпуска на таблетки абсолютно ничего не дает: аптеки продолжали и дальше продавать препараты всем желающим. Ведь проверить, показал ли покупатель продавцу бумажку или тот "поверил на слово", практически невозможно. Ирония в том, что раскрученное маркетологами лекарство создавалось для того, чтобы облегчить ломку наркозависимых, пытающихся отвыкнуть от героина.

Убивают эти "лекарства" надежнее, чем героин: зависимость наступает быстрее и избавиться от нее гораздо тяжелее. Наркоманы размалывают от нескольких десятков до двух сотен таблеток и растворяют их в воде из-под крана.

В растворе много крупных частиц, которые закупоривает сосуды. Стремительно развивается гангрена, которая часто приводит к ампутации. Лечить таких людей дорого и очень сложно. Их не любят держать в больницах, потому что они мучаются от страшных ломок и даже на больничной койке умудряются вкалывать себе очередные "дозы".

До сих пор наркополицейские считали приоритетом борьбу с крупной мафией - поставщиками героина и синтетических препаратов. А в Минздраве даже не было статистики по "аптечным смертям": умирая, такие люди попадали в разряд обычных наркоманов. Кодеин относится к опийным алкалоидам, врач просто ставит галочку в графе "принимает опиоиды".

На спецколлегии ФСКН прозвучало: аптечная наркомания постепенно приобретает формы национального бедствия.

Дезоморфин - наркотик, который готовят из таблеток, содержащих кодеин. В среде потребителей его называют "борщ". В состав этого зелья, кроме таблеток, входят сера (соскребают со спичек), бензин, йод и серная кислота. "Борщ" уничтожает человека за 2-3 года. Потом его тело в прямом смысле распадается на куски.

Сейчас отпуск кодеиносодержащих препаратов не регламентируется так строго, как продажа более сильных лекарств. Для их покупки достаточно обычного рецепта: после того как на него взглянет провизор, бумажку можно унести с собой и использовать вновь и вновь. Однако если такие препараты будут продаваться по рецептам строгой отчетности, то отпуск лекарства "как обычно" станет уже подсудным делом.


//Из материалов Narkotiki.ru

Наркотики в Португалии: культура безответственности

«... Учитывая всю тяжесть ситуации, мы долждны сделать выбор и определить приоритеты в пользу самых незащищенных в обществе. Серьезная экономическая и социальная ситуация требует соблюдения норм всеобщей ответственности. У нас нет возможности сорить деньгами граждан.»


(отрывок из речи Президента Республики Португалии в конце 2009 года)

Ассоциация за Португалию без Наркотиков (APLD) приветствует этот эмоциональный призыв Президента страны и надеется на принятие и выполнение такой антинаркотической политики, которая дает зависимым шанс на новый проект под названием «Жизнь» и где каждый наркоман несет ответственность за то, что он/она делает под влиянием наркотиков.

Однако сегодняшняя государственная стратегия по наркотикам в Португалии освобождает наркозависимых от ответственности за свои действия. Это – выбор государства, последствия которого будут серьезными. Общественное финансирование дает возможность наркозависимым не платить за обслуживание в центрах и поликлиниках по всей стране (включая бесплатные шприцы, иглы, турникеты для инъекций и пр.) Пенсионеры, и малоимущие не имеют таких привелегий. Получается, что португальское государство сделало выбор в пользу отчуждения, рабства зависимости и смерти. А это – криминальная политика по наркотикам.

Идеология «уменьшения вреда» не может стать девизом и единственным ответом. Ассоциация за Португалию без Наркотиков чрезвычайно обеспокоена тем, что корректное и безопасное потребление наркотиков интегрируется в потребительские привычки общественными учреждениями (такими как Институт Лекарств и Наркотических зависимостей (IDT)), получающими поддержку от государства. Около 70% наркозависимых, наблюдаемых в стране, являются клиентами программ лечения зависимостей, которые на деле замещают один наркотик другим, но вовсе не предлагают лечение без наркотических препаратов вообще. Наркотики наносят вред потребителям и увеличивают – прямо или косвенно – чувство неуверенности.

Как принять то, что государственный координатор по борьбе с наркотиками и наркозависимостью считает, что «демонизация наркотиков и сама тема «наркотики убивают» - безнадежно устарели...» ? ( Journal da Noticias от 9 октября 2007 года) Подобные утверждения не только безответственны, они очевидно противоречат общим правам каждого человека вести жизнь, не омраченную наркопотреблением. Этот же человек находит вдохновение сказать, что «героические попытки остановить героиновую зависимость дают результат только в некоторых случаях, но обычно все по-другому. Так же как диабетикам нужет инсулин, для некоторых людей необходимы опиаты. (...)


Мануэль Пинто Коэльо, Президент Ассоциации за Португалию без наркотиков (APLD)