Интервью исполнительного директора Управления ООН по контролю за наркотиками и преступностью Антонио Мариа Коста

Antonio Maria Costa

Анна Жигула («Нет — наркотикам»): Как бы Вы определили место России в мировой структуре противодействия незаконному обороту наркотиков?

Как я всегда отмечал, в том числе и сегодня во время встречи с представителями правительства и других государственных структур, Россия играет значительную роль. Во-первых, это проистекает из стратегического положения страны и из-за ее размеров, которые автоматически делают Россию важнейшим субъектом в любых подобных процессах. Это также важно потому, что в настоящий момент Россия находится под атакой наркотических средств: опия из Афганистана и синтетических наркотиков из других стран. Также важно отметить и то, что Россия относительно новый «игрок», новая жертва, поэтому в стране еще не сложились необходимые качества и нет нужных средств для противодействия. 

Анна Жигула: Кем, по-Вашему, является сегодня Россия на рынке наркотических веществ: потребителем, поставщиком или производителем? 

Еще несколько лет назад ситуация была проста: наркотики производились в бедных странах и потреблялись в богатых. Производителями были страны Латинской Америки, Центральной Азии, Пакистан, Турция, Таиланд. Но сейчас производство наркотиков в некоторых из этих стран прекратилось. Я имею в виду, например, Таиланд, Пакистан и Турцию. В то же время, потребление наркотиков в этих странах стало значительно возрастать. Вместе с тем, в богатых странах стало увеличиваться производство наркотиков. В Европе, например, в Голландии, и даже в США. Так что сегодня почти каждая страна является и производителем, и потребителем, и распространителем. Думаю, что ситуация в России во многом та же. 

Екатерина Лабецкая: Господин Коста, вы перечислили ряд регионов, которые наиболее подвержены воздействию наркопреступности, но среди них не прозвучали Балканы. Между тем существует информация о том, что Косово, а это протекторат ООН, весьма неблагополучно в отношении наркотрафика, в частности, для Европы. Учитывая гибель премьера Сербии, как вы прокомментируете ситуацию с преступностью и наркотрафиком в этом регионе?

Я хочу отметить, что мы озабочены проблемой преступности, связанной с распространением наркотиков через Балканский регион. Мы знаем, что основные пути распространения опия идут через Иран, Турцию на Балканы. И даже объем опия, попадающий через Центральную Азию в Россию, значительно меньше. Об этом можно судить по объемам изъятых наркотиков. В Иране в 2001 году было изъято 100 тонн наркотиков, в Центральной Азии — 10 тонн. Балканы вызывают у нас озабоченность не только в плане перевозки наркотиков, но и в вопросах торговли людьми и оружием. 

Екатерина Лабецкая: В нашем обществе о том, что ситуация с распространением наркотиков в стране может быть решена за счет либерализации рынка и разрешения использования «мягких» наркотиков, как это сделано в некоторых странах западной Европы.  

Во-первых, я хочу подчеркнуть, что ни одна страна в мире не проводит декриминализацию наркотиков, как-то: героина, кокаина, опия, марихуаны. В некоторых странах проводится депенализация, то есть применяемые ранее уголовные наказания заменяются административными мерами. Но при этом производство и распространение наркотиков является преступлением. Во-вторых, хочу отметить, что различие между так называемыми легкими и тяжелыми наркотиками призрачно. В том числе и потому, что «легкие» наркотики становятся все более «тяжелыми». Могу привести такой пример: в 70-е годы, в эпоху «детей-цветов», когда я учился в Беркли, активное вещество в марихуане составляло 1%. Сегодня уровень активного вещества достигает 12-14%. Есть образцы растений, в которых этот уровень превышает 20%. Поэтому мы больше не говорим о легких наркотиках. Речь идет о вреде, который может принести выкуривание всего нескольких сигарет. 

Анна Жигула: Хотелось бы услышать Вашу оценку реализации в России программ, направленных на профилактику, лечение, реабилитацию, а также силовых методов противодействия наркомании и наркообороту. 

Ситуация развивается во всем мире, в частности в России. Наши рекомендации озвучивают желательность такой стратегии, которая была бы направлена с одной стороны на снижение спроса, с другой — на сокращение предложения. Правоохранительные и запретные меры в России довольно сильны. Методы по лечению и предотвращению спроса для России относительно новы. В России 80-90% новых заражений ВИЧ связаны с внутривенным применением наркотиков. Аналогичное положение складывается и в некоторых странах Восточной Европы, в Украине, например, а также в Китае и некоторых азиатских странах, для которых подобная наркоситуация в новинку. Так что нет состояния готовности, нет и необходимых структур. Центры по лечению также не соответствуют многим требованиям. В некоторых странах потребление наркотиков и наркомания считается преступлением, а не болезнью. Новый возникающий и формирующийся элемент — это осознание наличия связи между употреблением наркотиков и ВИЧ-инфекцией. Такие меры, как предоставление чистых шприцев и другого оборудования для введения наркотиков, становятся все более важными, даже не столько для борьбы с наркоманией, сколько для борьбы с ВИЧ. 

Екатерина Лабецкая: Из Вашего послужного списка следует, что Вы -  видный специалист в области финансов. Как Вы относитесь к проблеме борьбы с черным капиталом и отмыванием денег и как это связано с наркоторговлей и прочей преступностью? 

Существует три компонента в борьбе с наркотиками. С одной стороны — производители, с противоположной стороны — потребители. Я по-человечески испытываю сострадание и к тем и к другим. Я могу пригласить вас посетить со мной фермеров, которые занимаются выращиванием мака, или пациентов наркологических лечебниц. Вы заплачете... А вот посередине находятся те, кто имеет прибыль и от первых, и от последних. Цены на героин в Афганистане составляют 1—2 доллара за грамм. В странах западной Европы — 100 долларов за грамм. В России — 50—60 долларов, а в регионах Центральной Азии — 20—30 долларов за грамм. Так что есть люди, которые используют в своих целях трудности фермеров в Афганистане и потребителей наркотиков во всем мире. И зарабатывают на этом миллиарды долларов. Моя задача и задача всего нашего офиса — помочь людям, находящимся в двух крайних позициях, и очень жестко обходиться с теми, кто посередине. Именно посередине происходит отмывание денег, утечка денег, эксплуатация людей, преступность. 

Антонио Мария Коста (Antonio Maria Costa) - заместитель Генерального секретаря ООН — исполнительный директор управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) и гендиректор офиса ООН в Вене (UNOV).

Редакция благодарит сотрудников регионального представительства Управления ООН по наркотикам и преступности за содействие в организации интервью.