"Противодействие наркотизации образовательной среды региона", Учебное пособие, Москва-2009

ТОНКОВ Евгений Евгеньевич

ТОНКОВ Евгений Евгеньевич 
декан юридического факультета 
Белгородского государственного университета, 
доктор юридических наук, 
доктор педагогических наук, 
профессор, 
заслуженный юрист Российской Федерации

Противодействие наркотизации образовательной среды региона

Учебное пособие. Москва 2009

В учебном пособии декана юридического факультета Белгородского государственного университета, доктора юридических наук, профессора, заслуженного юриста Российской Федерации Е. Е. Тонкова рассматривается процесс организации и система противодействия наркотизации образовательной среды региона на примере высшего образовательного учреждения. 
Учебное пособие подготовлено на основе исследования, выполненного при финансовой поддержке РГНФ в рамках научноисследовательского проекта № 08-03-00157а "Организация социально-правового противодействия наркотизации образовательной среды вуза". 
Для ученых, преподавателей, сотрудников Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, а также студентов и аспирантов юридических вузов и факультетов.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 
Глава 1. Проблема наркотизации образовательной среды в России 
1.1. Сравнительно-правовой анализ формирования политики государств по контролю за оборотом наркотиков 
1.2. Значение Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах" 
1.3. Противодействие наркотизации как функция образовательного учреждения: основные понятия 
1.4. План противодействия наркотизации и его компоненты 
1.5. Принципы противодействия наркотизации образовательной среды региона 
Глава 2. Детерминанты процесса противодействия наркотизации образовательной среды 
2.1. Аксиологические ресурсы процесса противодействия наркотизации 
2.2. Взаимное доверие участников процесса противодействия наркотизации - залог успеха 
2.3. Особенности преступного поведения 
Глава 3. Управление процессом противодействия наркотизации образовательной среды 
3.1. Основы диспозитивно-личностного подхода 
3.2. Противоречия процесса противодействия наркотизации 
3.3. Совершенствование системы противодействия наркотизации 
Заключение 
Рекомендуемая литература 
Приложения

В В Е Д Е Н И Е

    Управление высшим учебным заведением осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, типовым положением об образовательном учреждении высшего профессионального образования и уставом высшего учебного заведения. 
    Приоритетные национальные проекты в сфере образования представляют собой инновационный подход к управлению в образовательном пространстве. Государственная образовательная политика как социальный феномен характеризуется особым статусом в силу известных особенностей ее субъекта и тех свойств, которые выделяют государство из других институтов общества. Используя авторитет и силу публичной власти, административный ресурс аппарата, образовательная политика выполняет роль мощного активатора общественной жизни и обеспечивает эффективное идеологическое сопровождение процесса государственного управления. 
    Актуальность рассматриваемой проблемы обусловлена реальной угрозой наркотизации образовательной среды высших учебных заведений, что минимизирует эффективность управления обществом, существенно снижает качество обучения и воспитания. Сейчас на наркологическом учете в России состоят 537 тыс. человек. За 2008 год было выявлено 78 тыс. новых наркозависимых. Обращение гражданина за медпомощью, связанной с лечением от наркомании, не влечет его постановку на учет. При проведении медосмотров в военкоматах в 2006-2007 годах было выявлено около 14 тысяч молодых людей, допускавших немедицинское применение наркотиков. Абсолютное большинство из них были признано негодными к военной службе. По данным ФСКН РФ, лишь 14% умерших от наркотиков ранее состояли на учете. В 2008 году от наркотиков умерли 30 тыс. человек, а ущерб от наркопреступлений составил 1,5 трлн. рублей. C 1990 года уровень потребления наркотиков вырос в 10 раз и сейчас в 8 раз превышает соответствующие показатели стран Евросоюза. Однако количество наркодиспансеров сократилось в России на 20% за последние два года. Фактическое количество наркоманов насчитывает от 2 до 2,5 миллиона человек, преимущественно в возрасте 18 - 39 лет (средний возраст умирающего наркомана - 28 лет), и каждый год пополняется 80 тысячами новобранцев. По доле населения, вовлеченного в злоупотребление опиатами, наша страна опережает государства Евросоюза в среднем в 5-8 раз, а, например, Германию - в 20 раз. Этот скачок произошел менее чем за двадцать лет. 
    Самое большое количество людей, употребляющих опиаты, из всех стран Восточной Европы отмечено в России, говорится во всемирном докладе ООН о наркотиках за 2009 год. 
    "Хотя данные существенно варьируются, по некоторым оценкам, в России сейчас 1,68 млн. человек, употребляющих опиаты", - отмечается в докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК), который ежегодно представляют директор-исполнитель ЮНОДК А. Мария Коста и директор управления национальной политики контроля над наркотиками США Дж. Керликовски. 
    "По всему миру наркотики вкалывают себе от 11 до 21 млн. человек. Китай, США, Российская Федерация и Бразилия считаются странами с самым большим процентом "колющихся" наркоманов. На эти страны приходится примерно 45% наркоманов от общемирового числа", - указывают авторы доклада. Общее количество наркоманов в России, по разным оценкам, варьируется от 1,5 млн. до 6 млн. человек, отмечают эксперты ООН. 
    По нормам ВОЗ, на учет становится в среднем каждый 50-й наркоман. По тем же данным, если доля наркоманов в структуре населения составляет от 7 процентов и более, то в этой стране происходят необратимые процессы дегенерации населения, разложения всех социальных структур. Наркокультура начинает воспроизводиться в ее собственных рамках. 
    Студенты вузов исторически являются наиболее перспективной частью социума, определяющей направление и качество его будущего развития. В настоящее время наркотизация образовательной среды вузов, особенно приграничных регионов, ставших транзитной зоной наркотрафика, заметно прогрессирует при одновременном разрушении системы эффективного социального контроля со стороны общества за процессом становления и формирования мировоззрения молодежи. 
    Количество наркоманов, состоящих на учете в российских органах здравоохранения, в настоящее время составляет 570 тыс. человек. При этом наркоманы стремительно молодеют, все больше несовершеннолетних приобретают "опыт" потребления наркотических и психотропных препаратов. 
    В результате нестабильной экономической обстановки, вызванной мировым финансово-экономическим и системным кризисом, паралича господствовавшей ценностной парадигмы видимого всеобщего благоденствия государственные органы оказались не готовы к защите предложенных эталонов поведения и тех идеалов, которые были навязаны рыночной вседозволенностью и начинают разрушаться. Все то, что происходит в России сегодня, по своим масштабам уже соизмеримо с социально-экономическим коллапсом, поразившим страну десятилетие назад, однако российская экономика до сих пор не достигла спасительного "дна", от которого должно начаться восхождение. 
    В этих условиях криминальная деятельность в сфере незаконного оборота наркотиков становится в глазах населения социально престижным занятием. Если ранее лица, сознательно преступившие закон, ассоциировались в массовом сознании с маргинальными слоями общества, то в настоящее время их можно считать самостоятельной социальной группой. Правовой нигилизм, участие в противоправной деятельности, принадлежность к тем или иным преступным кланам и группировкам нередко становится пределом желаний и социальных ожиданий. Часть населения, особенно молодежи, мечтает войти в состав криминальных структур. 
    Возрастающее распространение таких стереотипов и ориентаций позволяет предположить наличие больших перспектив у российской наркомафии, которая имеет значительные социальные ресурсы. В целом рост наркопреступности является симптомом, предвестником нарастающих социальных катаклизмов в стране. На этом тревожном фоне приходится с сожалением констатировать неэффективность современной государственной стратегии противодействия наркотизации общества. 
    Кризис показал, что образовательное пространство России буквально пронизано дефектами, в том числе и институционального свойства, а уроки из прошлого руководителями ведомства так и не извлечены. Прошедшая вступительная кампания в вузы на основе пресловутого ЕГЭ наглядно продемонстрировала, что мы опять оказались двоечниками, как Вася Перестукин - герой доброго советского мультфильма "В стране невыученных уроков", получивший в результате решения задачи полтора землекопа. 
    Как иронично и прогностически точно подчеркнул И.А. Исаев еще три года назад, "амбициозная убежденность современной политико-правовой науки в чистом рационализме своих категорий и понятий в жизни постоянно сталкивается с неизвестно откуда возникающими феноменами иррационального и стихийного" . 
    В Концепции государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации отмечалось, что "государственная политика по контролю за наркотиками должна обеспечивать баланс мер, направленных на предупреждение и пресечение незаконного предложения наркотических средств и уменьшения спроса на них, и строиться по следующим главным направлениям: совершенствование порядка регулирования законного оборота наркотических средств; борьба с их незаконным оборотом; предупреждение незаконного потребления этих средств; лечение и социальная реабилитация больных наркоманией" . 
    В Концепции были определены первоочередные задачи по совершенствованию и правовому обеспечению деятельности по контролю за оборотом наркотиков, созданию межведомственной системы сбора и анализа информации об их распространении, широкому внедрению объективных методов идентификации наркотических средств, совершенствованию медицинских и юридических подходов к раннему выявлению их незаконных потребителей, а также выделению групп населения с повышенным риском незаконного потребления наркотиков и дифференцированному проведению в отношении них предупредительных мероприятий. 
    Прошедшее с момента принятия Концепции время показало, что государство не справляется с возложенными на него функциями в рассматриваемой сфере, а его деятельность не отвечает философии осуществляемых реформ. Изложенный в Концепции неблагоприятный общий прогноз ситуации с наркотиками не только подтвердился, но и существенно усугубился прогрессирующими негативными процессами. 
    В результате допущенных в ходе реформ ошибок, поспешности и некомпетентности было потеряно не только время, но и много возможностей. Незаконное потребление наркотиков в бывшем СССР начало расширяться в конце 1970-х гг. Наркотики распространялись, в основном, среди молодежи, находившейся под влиянием американского контр-культурного течения хиппи. В дальнейшем в России, как и в других развитых странах, потребление незаконных психоактивных наркотиков распространилось на более широкие слои молодежи. Но в отличие от стран Запада, процесс распространения наркотиков в России проходил намного медленнее, прежде всего из-за жесткого контроля со стороны государства. 
    Спрос на наркотики заметно вырос во второй половине 1980-х гг., особенно в европейских республиках бывшего Советского Союза. Количество наркоманов, зарегистрированных Министерством здравоохранения СССР, почти удвоилось за период 1984-1990 гг., и возросло с 35 254 до 67 622. В Российской Федерации темпы роста слегка превышали средние по СССР. В 1984 году было зарегистрировано 14 324 наркоманов, к 1990 году их количество возросло до 28 312 (увеличение на 97,7%). С началом перестройки постоянное или эпизодическое потребление наркотиков стало распространенным средством идентификации членов внутри множества неформальных молодежных групп. Несмотря на тенденции к увеличению потребления незаконных наркотиков, зарегистрированные в европейских республиках, следует отметить, что в начале 1990-х гг. наркотики были все же сравнительно шире распространены в Средней Азии, где выращивание и потребление конопли и опийного мака имеет давние традиции. 
    В республиках Средней Азии среднее количество наркоманов составляло 27,6 на 100 тыс. населения, что было на 45% выше, чем в Российской Федерации (19,1 на 100 тыс. населения) и на 68% выше, чем в прибалтийских республиках (16,4 на 100 тыс. населения). В Туркменистане в процентном отношении насчитывалось больше наркоманов, чем в любой другой союзной республике: 94,8 на 100 тыс. населения. Украина находилась на втором месте (41,3 наркомана на 100 тыс. населения). Распад СССР в 1991 г., переход к демократии и рыночной экономике, способствовали увеличению потребления и злоупотребления наркотиками в России. Для городской молодежи наркотики стали средством демонстрации усвоения западного образа жизни. 
    Распространению наркотизации способствовало и то, что в 90-х годах российское общество не осознавало всех масштабов опасности, которую несет расширение неконтролируемого использования психоактивных веществ. Общественное мнение в отношении значимости политики противодействия наркотизации длительное время не формировалось, пока проблема не затронула интересы существенной части населения страны. Выступления политиков, руководителей органов законодательной и исполнительной властей, ученых, представителей творческой интеллигенции, в которых была представлена вызывающая тревогу объективная картина развития наркоситуации в стране, обращалось внимание на необходимость принятия экстренных мер по противодействию наркотизации, в условиях отсутствия действенной государственной антинаркотической политики, не смогли консолидировать общество для реального решения проблем борьбы с наркобизнесом и наркоманией. 
    Существенно ослаблена и не имеет прочного правового фундамента деятельность институтов общей и правовой социализации: семья, учебные заведения, средства массовой информации. На этом фоне рекламодатели откровенно пропагандируют безудержный гедонизм ("бери от жизни все - здесь и сейчас") и простейшие средства его достижения: праздность, табакокурение, потребление пива, энергетических напитков и других психостимуляторов, как неотъемлемые атрибуты соответствующей субкультуры. 
    Принципы государственной политики, перечисленные в ст. 4 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах", нуждаются в переосмыслении, дополнении и переоценке с учетом достигнутых результатов, анализа просчетов и промахов, определения новых подходов и актуализации задач. Формирование свободного гражданского общества, реальной демократии, создание правового государства подразумевают господство права, Конституции и закона. Сильное государство, соответствующее современному характеру и структуре общества, должно располагать не менее эффективной методологией и реальным инструментарием, позволяющими осуществлять надежное противостояние угрозе наркотизации, которую мы рассматриваем как опасное социальное явление, возникающее вследствие прогрессирующего распространения наркомании. 
    Тем самым актуализируется проблема научного обеспечения государственной политики в сфере противодействия наркотизации образовательной среды, которая должна осуществляться в неразрывной связи с деятельностью по защите прав и свобод обучаемых, сохранению их психического здоровья при соблюдении принципов сбалансированного применения воспитательных, организационных и принудительных мер, скоординированного решения задач правоохранительной и социальной направленности. 
    Правовая действительность в российском обществе нередко упрощается искусственно, по политическому заказу, однако количество правовых проблем в социуме не уменьшается. Имеющийся массив научной информации, к сожалению, не дает достаточного понимания общественных процессов и явлений. Решающее значение имеет переосмысление фундаментальных правовых подходов к взаимоотношениям государства и личности, гражданина и права. Устаревшие идеологические стереотипы до настоящего времени превалируют в общественном правосознании, что не способствует современному пониманию юридических форм государственной деятельности как способа обеспечения приоритета прав человека в сфере публичной власти. Хотя активных дискуссий по этой проблеме в научных кругах сегодня практически нет, единое мнение так и не сложилось, что дает нам основания на собственное представление о ней. 
    Наркотизация представляет собой такую проблемную ситуацию, когда общество больше всего заинтересовано не только в объяснении причинно-следственных связей или прогнозе дальнейшего развития событий, а в обосновании приемлемого выхода из создавшегося положения. Поэтому исследование в сфере противодействия наркотизации не может ограничиться объяснительной или прогностической функцией, а обязано довести познание до предложения реальных мер, чему и служит предлагаемое учебное пособие. 
    Особое значение имеют новые подходы к оценке и формированию политики противодействия наркотизации. В любом государстве, как и в любой науке, должен существовать основной, ведущий методологический подход. Не единый и обязательный для всех, а преобладающий, доминирующий, выступающий базой методологического инструментария той или иной науки . 
    Методологическим инструментом реформирования системы противодействия наркотизации образовательной среды должна стать соответствующая государственная политика, направленная на оптимизацию управления исследуемым процессом. Рассмотрение политики и права в плоскости социальной технологии предполагает, что методология противодействия наркотизации должна выстраиваться не только с позиции ее системности, но и функциональности. Это дает веские основания оценивать в рамках политической и правовой системы государства эффективность рассматриваемого процесса, то есть качество совместной деятельности государства и общества по решению поставленной задачи. 
    По мнению В.В. Лапаевой, "расширение сферы действия государственной научной политики обусловлено тем обстоятельством, что в настоящее время без науки невозможно обеспечить такое качество государственных решений, которое гарантировало бы населению современные стандарты жизни" . 
    Одновременно перед нами выдвигается требование, реализация которого может обеспечить успех развитию исследовательских и практических усилий: в условиях происходящей трансформации общественных отношений осуществить прежде всего смену парадигмы в самом подходе к существу взаимодействия политики и права в сфере управления противодействием наркотизации общества. 
    Как справедливо отмечают Д.Н. Бахрах и Л.А. Гущина, "оценивая ограничивающий характер правового регулирования и пытаясь найти оптимальную форму взаимоотношений между государством и личностью, сегодня мы формируем качественно новый характер правового регулирования общественных отношений, основанного на правовом стимулировании позитивными правовыми средствами социально полезного поведения" . 
    Ограничения свободы поведения и выбора форм деятельности существовали на протяжении всей истории человечества. По словам 
    Д. Шумпетера, ни одно современное общество не обеспечивает абсолютной свободы и ни одно государство не сводит ее к нулю . Проблема состоит не в наличии имеющихся правовых ограничений в сфере оборота наркотиков или дополнительном их установлении, а в отношении к ним общества. Допустимость и принципиальная необходимость правовых ограничений в рассматриваемой области правового регулирования не противоречит принципам правового государства, но и во многом предопределяется ими.
    При этом стимулирующая роль позитивных социальных и правовых средств заключается в формировании в образовательной среде мотивационных механизмов правомерного поведения обучаемых, развитии побудительных мотивов, соответствующих наиболее ценным психическим качествам личности. Порядок и высокая дисциплина в вузе является не только показателем последовательной политики администрации и стабильности созданного ею социального пространства, но и выражает уровень лояльности обучаемых по отношению к принятым в вузе правилам поведения. 
    Несмотря на относительную самостоятельность, право, как и другие виды социальных норм, осуществляет специфические регулятивные функции не изолированно, а в тесном взаимодействии с другими социальными регуляторами, в частности, моралью. При этом мы имеем в виду не только ориентированность на безусловное исполнение законов и совершенствование правоприменительной практики (хотя и то, и другое чрезвычайно важно), но наполнение процесса противодействия наркотизации качественно иным содержанием, подразумевающим, в том числе, использование нравственного потенциала образовательного учреждения. 
    В политико-правовом механизме противодействия наркотизации присутствует сложная духовная составляющая, что требует расширения методологических границ до философских и психолого-педагогических параметров. Современное состояние исследований рассматриваемого процесса характеризуется поэтому многообразием методических и формально-юридических подходов. 
    На наш взгляд, поиск новых, перспективных идей по преодолению наркотизации образовательной среды следует проводить с позиции теории конфликта. Наркотизация представляет собой лишь одну из сторон социального конфликта. 
    Несмотря на значительное количество работ теоретического и прикладного характера, исследующих в различных аспектах проблемы противодействия наркотизации общества, отчетливо просматривается недостаточность фундаментальных исследований правовых и организационных форм деятельности государства в данном направлении, особенностей механизма политико-правового регулирования, соотношения политики и права при формировании государственной антинаркотической стратегии, конфликта правовых ограничений и правовых возможностей. До настоящего времени не разработан Федеральный закон "О противодействии наркотизации", который мог бы стать основой консолидации усилий государства и общества в решении поставленных задач. 
    Поэтому актуальность, отсутствие системного подхода к проблеме, существенная практическая значимость ее разрешения для обеспечения эффективного противодействия наркотизации образовательной среды обусловили выбор формы изложения собранного материала и предлагаемых рекомендаций. 
    В ходе подготовки пособия нами использовались положения и выводы, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных ученых, материалы научных конференций, официальные статистические и аналитические данные, в том числе, полученные автором в процессе непосредственного изучения опыта противодействия наркотизации в Германии, Испании, Китае.

* * * * *

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

    Современное развитие общества, характеризующееся опасным расширением зоны правового отчуждения населения и властных структур, вызывает насущную необходимость поиска новых технологий формирования личности, предъявляет качественно иной уровень требований к содержанию образовательной деятельности. 
    Учебное пособие предназначено для решения комплекса задач, которые поставлены перед наукой практикой формирования теоретических основ процесса противодействия наркотизации, которое мы вправе рассматривать как дискретную функцию образовательного учреждения, возникающую в период обострения наркотической ситуации. 
    Противодействие наркотизации ориентируется не на внушаемость и подавление воли обучаемых, а направлено на их сознательное участие в общественно значимой антинаркотической деятельности на основе собственной социально-правовой активности, побуждаемой правовыми стимулами и развиваемой в рамках правовых ограничений. Без участия в этой деятельности невозможен сам процесс интериоризации нравственно-правовых норм, процесс "перевода" внешнего управления в самоуправление личности. 
    Правовые ограничения не только устанавливают границы субъективных прав, но и определяют ту нишу, в пределах которой человек может свободно действовать и развиваться как личность в случае правомерного поведения, самостоятельно избирая формы и методы достижения как личностно значимых, так и социально полезных целей. 
    Конструкция диспозитивно-личностного подхода определяется тем, что отношения, возникающие в процессе управления, представляют собой единство объективного и субъективного, являясь как результатом осознанных действий участников, так и следствием объективного развития ситуации. Акцентирование внимания на правосубъектности при осуществлении диспозитивно-личностного подхода обусловлено тем, что в большинстве случаев граждане рассматриваются как субъекты частноправовых отношений, которые сталкиваются с компетенцией органов власти и являются главным образом правообязанными. 
    Нас же, в первую очередь, привлекает не только превентивный характер правовых ограничений, но и возможность стимулирования социально-правовой активности личности в целях "самообороны" от угрозы наркотизации общества. В результате правовые ограничения занимают подчиненное положение, представляя собой вспомогательную форму воздействия права. 
    Управление противодействием наркотизации образовательной среды мы рассматриваем как полисубъектный процесс развития и конструктивного изменения организационных параметров образовательного пространства и личностных качеств обучаемых, которое состоит в согласованной коррекции противоречий и формировании позитивной направленности посредством целесообразного использования правовых стимулов и правовых ограничений. 
    Новое понимание принципов взаимодействия теории с практикой социального управления, основанное на приоритете человеческих целей и ценностей, является одним из характерных признаков управления противодействием наркотизации образовательной среды. В качестве его объекта выступает процесс управления, а задачи заключаются в разработке теоретических проблем и выработке научных рекомендаций по его совершенствованию. 
    Одновременно, управление - это не строгая регламентация, а обеспечение направленности развития образовательной среды на основе регулируемой социально-правовой активности обучаемых. Такая позиция позволяет рассматривать противодействие наркотизации как процесс управления антинаркотической деятельностью. 
    Важное значение имеет технологическое содержание процесса управления противодействием наркотизации. Материальное выражение деятельностный аспект управления получает в соответствующей технологии, которая содержит когнитивный, субординационный, коммуникативный, дидактический и формирующий концепты. Эффективность технологии управления противодействием наркотизации определяется совокупностью организационных условий: системность, парциальность, проблемная адекватность, когнитивная адекватность, персонификация, альтернативная выгода, использование обратных связей. 
    Государственная политика противодействия наркотизации характеризуется функциональной направленностью только в случае применения интенсивных, адекватных друг другу по своему операциональному содержанию форм и методов создания положительной интеракции населения, основанной на доверии к органам власти.