Проблема наркомании: конфликтологический подход

О своей новой книге «Антинаркотическая политика в России: проблемы становления (2000-2013 гг.)» рассказал эксперт международной общественной организации «Европейские города против наркотиков» (ECAD), доцент, кандидат юридических наук Георгий Васильевич Зазулин.

Как появилась идея книги, и почему вы решили объединить ранее опубликованные статьи?

- Эта идея родилась в Северо-Западном институте повышения квалификации ФСКН России, где я преподавал по совместительству много лет. Идею издать мои труды включили в план работы института, но так и не выполнили, хотя сделали макет. Мне было жаль затраченного труда, и я решил сам найти спонсора, немного оживить структуру книги и все-таки ее выпустить.

Чем вы руководствовались при выборе определенных статей?

- Материал подбирался хронологически. Главное было - показать три этапа развития моего понимания проблемы: юридический, общественный, научный. Раньше мои тексты публиковались в различных местах, никогда не были собраны вместе, и мне самому было важно обозреть то, что было создано за эти годы. Но, к сожалению, многие хорошие статьи все же остались за кадром. Может быть, не вошедшие сюда материалы окажутся основой следующих книг.

Как поменялись ваши взгляды за эти годы? Как вы пришли от борьбы с наркоторговлей милицейскими методами к научному исследованию проблемы?

- Пришел случайно, но неизбежно. Здесь и стечение жизненных обстоятельств, и личное стремление познать, разобраться, почему наркотиков в незаконном обороте меньше не становится. А взгляды не очень поменялись, просто они получили сильное развитие. И то, что было в начале (милицейские методы), теперь, когда проблема понята как политическая, стало самой маленькой «матрешкой» внутри других, о которых я тогда не знал.

Вы начинаете книгу с того, что вас перестал «мучить» вопрос «почему во многих странах человек, государство и общество крайне неэффективны в борьбе с наркотиками». Вы нашли однозначный ответ?

- Да, нашел. Тут столько можно рассказывать, что не одно интервью получится. Но если об основном, то какая идеологическая матрица на сегодняшний день доминирует? Матрица западной цивилизации. А в этой цивилизации наркотики как товар массового спроса появляются автоматически.

Почему?

- Потому что человек перестает быть ценностью и становится товаром. На первый план выходят деньги и успех. В таких условиях, когда конкуренция личного успеха очень жесткая, масса людей неконкурентоспособна и остается на социальном дне. Многие люди не могут нормально социализироваться, соответственно не чувствуют себя цельно и гармонично, не имея защиты против того, что не успешны. Получается, что одна треть населения действительно держит общество, что-то производит, другая - обслуживает, им не до наркотиков. А одна треть просто ничего не делает. Как они могут без наркотиков? Им нет места. Все люди ищут смысл своей жизни. Если у человека нет возможности его найти, ему становится все равно, проживать или прожигать свою жизнь. 
Уникальность проблемы наркотиков в том, что ее решить и невозможно, и вполне реально. Практически невозможно это сделать, если идти по тому пути, который на данный момент выбран в нашей стране официальной властью: в отрыве от общества и путем ставки на контроль косвенного запрета потребления наркотиков очень затратными методами уголовного права. А о том, как реально решить эту проблему, написано в книге. Если Россия начнет положительно развиваться, то реальное решение станет возможным. Например, если правительство не будет колониальной администрацией, а станет народным, сразу по-другому заработают министерства. Зачастую утверждают, что проблема наркотиков мировая, поэтому решить ее нельзя. Но я считаю, что она вполне может быть разрешима на муниципальном уровне.

Что же, по вашему мнению, можно сделать на муниципальном уровне?

- По защите населения от наркотизации практически все. Здесь для этого все ресурсы: школа, поликлиника, полиция, муниципальная газета. Нужно только правильно поставить задачу: не подменять интересы дела формальной отчетностью, а вместе стараться уберечь нашу молодежь.

Какие конкретные действия необходимы?

- Позитивная социализация. Например, в Московской области есть муниципальное образование «Городское поселение Ступино», в котором за пять-шесть лет упорной работы в несколько раз сократилось количество преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Этого удалось добиться благодаря тому, что очень много усилий, финансов, ресурсов было вложено в работу с молодежью - развитие волонтерского движения, подростково-молодежных клубов и так далее. Очень важно понять, что общество во многом похоже на живой организм, а организм не может быть здоровым, если клетки больны. Но, к сожалению, принятая в 2010 году Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года совершенно не затрагивает муниципальный уровень.

Какие еще слабые стороны вы видите в данной Стратегии?

- Она организована неверно. В частности, в ней нет деления территории нашей страны на три уровня: муниципальный, региональный, федеральный. Соответственно не прописано,какая работа должна проводиться на каждом из них. Не может существовать антинаркоти-ческая политика как гомогенная однородная среда. Российское общество неоднородно, нет одинаковых муниципалитетов. Есть разные ресурсы, разные возможности, разные цели на всех уровнях государства, и политику надо выстраивать соответственно. Тогда будет результат. В Стратегии же все сведено к узкой схеме: есть спрос, и есть предложение, значит, надо бороться с этими явлениями. Действительно, нужно одновременно работать на снижение спроса и на снижение предложения. Потому что если вы будете заниматься только снижением спроса, не трогая рынок, люди в ремиссии могут сорваться. Если же только не давать торговать, люди все равно найдут, где достать, потому не ведется ни профилактическая, ни реабилитационная деятельность. Понимание необходимости махать этими «двумя крыльями» должно быть. Но делать Стратегию из двух таких структурных частей, разрывая спрос и предложение, - это значит идти в никуда.

Как, по-вашему, следовало бы ее построить?

- Так, как распределяется власть в государстве. Должны быть три раздела, посвященные муниципальной антинаркотической политике, региональной антинаркотической политике и федеральной. Можно добавить четвертую - международную политику, но, поскольку, как я говорил, болезнь начинается в клетке, это уже не столь существенный момент. Дальше, в идеале, на каждом из трех уровней следует рассмотреть ветви власти. То есть определить, что должна делать законодательная власть на трех уровнях, что должна делать исполнительная и судебная. Чтобы было понятнее, можно все занести в таблицу. Еще один образ «идеальной стратегии» - это трехступенчатая ракета. Почему она может преодолеть земное притяжение? Потому что вторая ступень двигателя включается, когда первая ее разогнала, а не с нуля. В муниципалитете делают все, что могут сделать, но остается то, что им не подвластно, тут должен подключаться следующий уровень. Например, не нужно в каждом муниципалитете иметь трудовую коммуну для проживания реабилитируемых, можно сделать один мощный реабилитационный центр на субъект. Значит, это задача субъекта Федерации и так далее. Самое главное - необходим тщательный анализ работы каждого отдельного муниципалитета по определенным критериям и сравнение данных: почему в одном муниципальном образовании все получается, в другом нет? И лучших надо хвалить, а тем, у кого работа идет хуже, помогать. Затем -сравнивать между собой ситуацию в субъектах РФ и так далее. Это правильно нацеленная управленческая работа. Надо осознать, что борьба за общество, свободное от наркотиков, должна стать специализированным видом профессиональной деятельности, особенно на политическом и управленческом уровнях.

Насколько я понимаю, таких профессиональных управленцев как раз готовила магистерская программа по наркоконфликтологии в Санкт-Петербургском государственном университете?

- Да, мы готовили менеджеров по наркоконтролю. Это люди, которые могли бы быть советниками глав муниципальных образований, мэров районных городов и так далее до губернатора. Специально разработанная двухгодичная программа в качестве эксперимента стартовала в 2003 году. Но впоследствии пришлось эту деятельность прекратить.

Почему?

- Потому что наши 25 выпускников, которых мы успели обучить, не нашли работы, адекватной их специализации. Ни на какую, даже маленькую ступень структуры муниципального или регионального управления их не взяли. Ни одного. Тогда зачем же их выпускать?

В материале «Опыт социального партнерства в подготовке кадров по анти-наркотическому управлению» 2004 года вы писали, что правительством Великого Новгорода к вам на обучение по этой программе был направлен человек. Впоследствии он должен был вернуться в администрацию Новгородской области на работу на пять лет. Каков был результат?

- Нулевой, к сожалению. Мы разослали всем субъектам Северо-Запада предложение прислать к нам сотрудника на обучение, и из Новгорода в СПбГУ действительно прибыл человек. Он прошел программу, подготовил очень интересную магистерскую с анализом новгородского опыта. Но впоследствии оказалось, что назад его никто не ждет и работу предоставить не желает...

Расскажите, пожалуйста, о конфликтологическом подходе к проблеме наркомании. В чем принципиальное отличие от других позиций?

- Конфликтологи познают наркореальность на основе теории конфликта, что позволяет анализировать и ее явленность, и ее сущность (противоречивость) одновременно. А многие социологи, изучая наркореальность, познают в рамках социологии лишь ее явленность, и, к сожалению, выстраивают неправильный понятийный ряд: наркомания,наркотизм,наркополитика.

Какие термины предлагают конфликтологи?

- Первый из основного -наркотики. Но он определяется по-другому. Под наркотиками понимаются не сами вещества, которые известны тысячелетиями, а вещества, ставшие в XIX веке товаром и расколовшие общество. Для конфликтологов наркотики - это запрещенный товар, который поступает в незаконный оборот по законам рынка, как правило, из законспирированных ис- точников, и злоупотребление которым отдельными группами населения, особенно молодежью, вызывает эпидемию наркомании, а в длительной перспективе формирует наркотическую контркультуру, разрушающую общество. 
При таком понимании этой категории интегрируются в единое объемное целое такие существенные их признаки, которые имеют отношение к политике (запрещенный), экономике (товар, законы рынка), юриспруденции (незаконный оборот), оперативно-розыскной деятельности (законспирированные источники), медицине (наркомания, эпидемия, здоровый образ жизни), социологии (общество), культурологии (наркотическая субкультура, культура), этике (злоупотребление) и демографии (молодежь, население). 
Еще одно важное понятие - наркоконфликт. Это любой конфликт (политический, идеологический, экономический и т.д.), зона разногласий в котором сущностно связана с наркотиками или формами их контроля. Понятие было введено в научный оборот усилиями кафедры конфликтологии факультета философии и политологии СПбГУ. На уровне теории можно сгруппировать все наркоконфликты в два типа: первого и второго порядка. 
Наркоконфликты первого порядка - столкновение интересов живущих в одной семье, одном городе, одной стране, на одной планете в конце концов (то есть вынужденных взаимодействовать) участников незаконного оборота наркотиков (НОН) с теми, кто в нем не участвует. Это конфликты между теми, кто «за наркотики» и теми, кто против. 
Наркоконфликты второго порядка - это конфликты между участниками, которые, образно говоря, находятся по «одну сторону баррикады», например, между теми, кто «против наркотиков», но не достигают сотрудничества в решении проблем, для решения которых это сотрудничество необходимо. 
Кроме того, при конфликтологическом подходе следует по-другому определять и антинаркотическую политику. В Стратегии, на мой взгляд, это понятие определено неверно: за антинаркотическую политику выдана уголовная и социальная политика, а сущность ее так и не понята. О том, как улучшить термин, я в книге тоже пояснил.

Как?

- Эффективная антинар-котическая политика должна быть основана на конфликтологическом анализе наркореальности, экономически оцениваемом приоритете профилактики наркомании перед ее лечением и десятикратном приоритете административного предупреждения наркопреступности перед ее уголовноправовым пресечением. Я предлагаю такое определение: антинаркотическая политика - это управление наркоситуацией посредством формирования негативнодифференцированного отношения населения к участникам незаконного оборота наркотиков, установления правового запрета рекламы, пропаганды наркотических средств и их немедицинского потребления, реализации контроля за соблюдением этого запрета физическими и юридическими лицами и применения к нарушителям административных санкций, жестокость и интенсивность которых должна быть достаточной для постепенного уменьшения экспозиционного давления наркосреды. Понятие «экспозиционное давление наркосреды» предложено шведским врачом и ученым Нильсоном Бейерутом и определяется как совокупность внешних факторов, в данный момент влияющих на выбор человека - пробовать или не пробовать наркотики. Главное для эффективной анти-наркотической политики -осознание того, что борьба за общество, свободное от наркотиков, должна стать специализированным видом профессиональной деятельности, особенно на политическом и управленческом уровнях.

Кристина Дульнева 
По материалам журнала "Как уберечь ребенка" №12, декабрь 2013г.

Справка 
В книге «Антинаркотическая политика в России: проблемы становления (2000-2013 гг.)» впервые изложены в хронологическом порядке статьи по проблеме борьбы с распространением наркотиков в обществе, написанные Г.В. Зазулиным с 2000 по 2013 год. Они созданы на основе многолетнего практического опыта, который автор приобрел в подразделениях по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД России, в общественной организации «Европейские города против наркотиков» и в магистерской программе «Наркоконфликтология». В данных материалах Георгий Васильевич объединил государственный, общественный и научный подходы к анализу проблемы наркотической псевдореальности в обществе, а также проанализировал проблемы и противоречия становления муниципальной, региональной и национальной антинаркотической политики России. Книга предназначена для представителей законодательных и исполнительных органов власти, сотрудников правоохранительных органов, СМИ, специалистов, отвечающих за состояние наркоситуации в административно-территориальном образовании, научных работников и студентов, исследующих различные формы наркотической угрозы, и лидеров антинаркотических общественных организаций.