Общества трезвости в России

Общества трезвости в России*

Н.И.Григорьев 

«Доклад, прочитанный 10 февраля в комиссии по вопросу об алкоголизме, состоящей при Русском обществе охранения народного здравия.

Древняя Русь в широких размерах пользовалась хмельными напитками, которые к тому же всякий сам про себя готовил в том количестве, какое ему было угодно, и за это никаких пошлин не платил, но напитки эти были – пиво бархатное, меды стоялые, квасы медвяные и брага хмельная. ... Всякое мирское дело непременно или начиналось, или кончалось пиром или попойкою... В это доброе старое время ... пьянство не только не порицалось, но на него смотрели как на подвиг».

Переход от времен былинных к реальности ознаменовался тем, что князья смекнули свою выгоду и стали облагать пошлиной сперва сырье для производства хмельного, потом сами напитки, а потом и места их потребления – корчмы.

«Мало-помалу князья до такой степени стеснили простой народ в его праве приготовления хмельных напитков, что оно сделалось привилегией князя и лишь высшего сословия, а простому народу была оставлена свобода пьянствовать…»

Духовенство не решалось говорить открыто о пьянстве народа, так как при этом нельзя было обойти безудержное пьянство князей и бояр, от расположения которых полностью зависело тогда положение духовных лиц. Поэтому борцов за трезвость были лишь единицы... Меж тем с юга на Русь пришла водка. Объединенная к тому времени Москвою Русь пыталась сперва царской властью бороться с потреблением спиртного, однако царь быстро осознал сиюминутную выгоду, и вот уже строится для опричников царский кабак и вводится монополия на водку, ... «а за усердие по соблюдению интересов казны, другими словами говоря, за спаивание народа, жалует кого кафтаном, кого серебряным ковшом».

Все царские указы того времени (1640 – 1800 годы) скорее заботятся о выгоде, нежели об искоренении пьянства в народе, и лишь «с церковного амвона проповедь о трезвости раздается более энергично».

Борьба с пьянством, впрочем, тоже имела место. Правительство «принимало к сведению разные записки о необходимости отрезвления народа, учреждало разные комиссии ради этой же цели», но «золотой мешок всегда и везде одерживал верх».

Однако «возвышенная до крайней степени цена на водку, недоброкачественность последней и ряд всевозможных стеснений и неприятностей, которые приходилось испытывать народу от служащих у откупщиков, заставили сам народ выступить в борьбу с откупщиками: они стали отказываться пить водку и начали образовывать кружки и общества трезвости с обязательством для каждого члена в течение известного времени соблюдать воздержание. Это было в 1858 году».

«Первые общества трезвости явились в губерниях Ковенской, Гродненской и Виленской. Главным деятелем здесь был Матвей Казимир, епископ Жмудский. Под покровительством девы Марии члены общества давали обет не употреблять водки, рома, арака и всего, что из них приготовлялось, зато дозволялось пить вино, пиво и мед в умеренном количестве. Обществом издавалось большое количество порицающей пьянство литературы, однако в 1862 году оно было закрыто».

Одновременно с обществом трезвости Литовского края появились общества трезвости в Поволжье и центральных замосковских губерниях. Отсюда началось движение за трезвость по всей России, вызванное, как повторяется автор доклада, не столько сознанием вреда пьянства, а по причине непомерной дороговизны и недоброкачественности вина. Общества эти не имели четкой организации и ограничивались принятием соглашения о неприобретении водки и прочего у откупщиков.

Откупщики взволновались, заговорили о наносимом государству ущербе, и в итоге появился циркуляр министра финансов губернаторам, в котором приказывалось «не препятствовать добровольно изъявляемым частными лицами желаниям сохранять трезвость и воздержание, и в то же время – принять меры, чтобы ни с чьей стороны не было потребляемо побудительных к тому средств. Как-то формальных приговоров со штрафами, наказаниями и прочим…»

Закономерно, что «после 1859 г. общества трезвости быстро исчезли с лица земли русской».

Возрождение движения началось с 1889 года, после указа правительствующего Синода, предложившего духовенству заняться организацией борьбы с пьянством. Возникающие общества имели два вида: в городах они имели уставы, утверждаемые министерством внутренних дел, то есть были по большей части светскими. На селе же это были уездно-приходские общества трезвости, утверждаемые местным епископом.

Далее. говоря о возникающих обществах трезвости, докладчик перечисляет поименно и с указанием количества членов общества «финляндцев, эстонцев, латышей». В то же время «русские общества трезвости редко имеют особенные названия» и «сколько в них членов, это сказать трудно». Однако«общее их число надо считать сотнями».

Автор отмечает, что «несмотря на всю симпатичную и, даже более того, полезную деятельность обществ трезвости, они далеко не всегда пользуются сочувствием и у местного общества, и у представителей местной власти… члены их со стороны своих односельчан подвергаются насмешкам, членов их зовут«шалопутами», «раскольниками»...».

Для решения важных вопросов в обществах устраиваются собрания, всегда торжественно, с молебнами и братскими трапезами или чаепитием.

«Во всех обществах, по уставу, требуется от членов служить примером в воздержании от употребления спиртных напитков, а в большинстве церковно-приходских обществ прямо требуется абсолютная трезвость». Существуют и другие различия между обществами, которые подробно описывает автор: разнятся строгость соблюдения запрета, членские взносы и денежные штрафы, сроки членства в обществе, формы деятельности общества, зависящие в основном от материального положения каждого общества. Это могут быть:

  • устройство чайных и столовых, где пища хорошего качества и за хорошую цену.
  • для привлечения посетителей в чайные – устройство в них не только раздачи газет и журналов для чтения, но даже библиотек с выдачей книг на дом,
  • просветительные беседы и чтения, раздача листков и брошюр «против пьянства»,
  • устройство:
    1. общедоступных библиотек,
    2. книжных складов для продажи книг,
    3. воскресных школ,
    4. паломничеств для поклонения особо чтимым святыням,
    5. увеселений – спектаклей, концертов, танцевальных вечеров,
  • возбуждение ходатайств о закрытии трактиров и питейных заведений.

Далее следует целый список конкретных добрых начинаний: вспомогательная касса для трезвенников в Архангельске, бюро для приискания работы членам и вообще трезвым беднякам и ночлежный приют в Казани, швейные мастерские в Казани и Сарапуле, приют для бедных в Уральске, лавку на паях в селе Сковородники, лечебницу для алкоголиков в Казани…

Заключает свой доклад автор неутешительным выводом, что «нашим обществам трезвости нужно долго, долго работать и долго ждать, чтобы стать наряду с английскими, американскими, бельгийскими или шведскими обществами трезвости». Отличие как в целях, ставящихся перед обществом, так и в имеющихся у них возможностях, напрямую связанных с финансами общества.

По мнению Н.И.Григорьева, «Городские общества, если и могут гордиться, то успехами в деле отвлечения народа от кабака и вообще своею деятельностью на почве благотворительности; они по характеру своей деятельности (за редкими исключениями) являются скорее не обществами трезвости, а обществами для борьбы с пьянством, обществами для отвлечения народа от пьянства, настоящими же обществами трезвости являются пока только церковно-приходские общества трезвости, работающие в провинциальной сельской глуши».

*Из журнала «Трудовая помощь», март, 1899 год. 



© ECAD Россиия 2000-2004