Главные факторы, способствующие низкой эффективности борьбы с наркокатастрофой в России

1) Незнание, непонимание, сокрытие от широкого обсуждения реальных масштабов наркокатастрофы.

По оценкам экспертов, только в прошлом году от употребления наркотиков в России погибло около 70 тысяч человек. Свыше 60 тысяч из них погибли от употребления тяжелого наркотика – героина. Напомним, что потери в 10-летней афганской войне составили 15 тыс. человек. Героин, таким образом, убивает в 40 раз эффективнее, чем пуля моджахеда. Все, без исключения, погибшие от употребления наркотиков – это молодые люди детородного и трудоспособного возраста. Произошла резкая криминализация общества. Подавляющая часть уличных грабежей и разбоев, квартирных краж и краж из автотранспорта, значительная часть убийств, совершенных с особой жестокостью – дело рук наркоманов. Происходит резкое обнищание целых слоев российского общества и появление миллионов российских семей, полностью разоренных наркозависимыми членами семьи. Непрерывно падает рождаемость. Усиливается маргинализация нашего общества, падение культурного уровня и духовных запросов. Рост проституции и вовлечение в нее все большего числа несовершеннолетних – еще одно прямое следствие молодежной наркомании. Быстро ухудшается обстановка с армейским призывом. Каждый год население России сокращается на 800 тыс. – 1 млн человек.

 

2) Отсутствие взвешенной государственной политики в области борьбы с распространением наркотизации общества;

Значительное распространение все больше получает идеология «снижения вреда от употребления наркотиков», которая в России активно поддерживается обширными программами международных организаций. Наркоману отводится роль невинной и страдающей жертвы. Употребление наркотиков рассматривается как некая болезнь, подобная диабету или гипертонии, а отнюдь не как преступное, социально опасное деяние. Искоренение наркомании не рассматривается как реальная и первоочередная цель. Существование наркомании (и наркоторговли) признается вечным, неизбежным (а поэтому в известной мере допустимым) злом, своеобразной «платой за прогресс и цивилизацию». Наркоторговля рассматривается как «теневой бизнес», а отнюдь не как вид террористической деятельности, направленной на тотальный геноцид нации. Поэтому в концепции «снижения вреда» (наиболее полно это реализовано, например, в голландской модели) допустимым считается массовая раздача бесплатных стерильных шприцев для всех желающих проставить наркоинъекцию, полная легализация некоторых видов наркотиков (так называемых «легких наркотиков»), а немедицинское употребление тяжелых наркотиков предлагается проводить в специально оборудованных государственных пунктах употребления. Концепция «снижения вреда» несет для России чудовищные последствия.

 

3) Отсутствие специализированной федеральной структуры (на уровне отдельного самостоятельного министерства), ответственной за все без исключения аспекты борьбы с наркотизацией общества.

Антинаркотические силы разрознены и действуют вне рамок жесткой совместной координации. Так, Госнаркоконтроль ориентирован в основном на уничтожение крупных каналов поставки наркотиков, изъятие крупных партий наркотиков, задержание крупных наркоторговцев. Уничтожение же мелкорозничной, ежедневной и ежечасной уличной и квартирной наркоторговли силами исключительно Госнаркоконтроля сегодня невозможно. Пресечением незаконного ввоза наркотиков занимаются и погранслужба, и таможня, и транспортная милиция. Профилактика наркомании возложена на плечи органов народного образования (школы), на дворовые кружки и клубы, на различные общественные организации, на медицинские учреждения. Лечением наркозависимости занимаются Церковь, государственная медицина, коммерческие центры, общественные организации, разнообразные экстрасенсы и т.п. Исследованием тех или иных аспектов наркотизации общества занимаются академические институты, представительства международных организаций, общественные организации российских энтузиастов, аналитические отделы при различных ведомствах и пр. Антинаркотической цензурой в СМИ системно не занимается вообще никто. Никаких единых, согласованных масштабных действий по борьбе с наркоугрозой в Российском государстве по существу нет!

 

4) Отсутствие единой общенациональной информационной базы для непрерывного анализа и мониторинга наркоситуации в стране и в регионах.

На сегодняшний день реально существующая, развивающаяся в динамике (в каждый конкретный день, в каждом конкретном регионе, по стране в целом) наркоситуация в стране неизвестна никому. Сколько и каких наркотиков изъято в каждый конкретный день в каждом конкретном регионе и по стране в целом? Каково происхождение в каждом случае изъятых наркотиков? Откуда они ввезены? Гражданами каких государств? Какие маршруты, авиарейсы, поезда каких направлений использовались для ввоза? Сколько передозировок, сколько смертей, от каких наркотиков в каждый конкретный день в каждом конкретном регионе и по стране в целом? Сколько уголовных дел по наркотикам находится в производстве? Сколько действующих наркоточек там-то и там-то? Как растет эпидемия ВИЧ? Как все это между собой соотносится и кореллируется? И т.д. и т.п. Нужны все данные! Нужны немедленно поступающие данные! Необходим еженедельный, ежедневный прогноз наркоситуации! Иначе никаких эффективных действий мы не только не предпримем, но и просто придумать не успеем. Работает же у нас Гидрометцентр, или Управление железной дороги, неужели Национальный наркомониторинг мы не в силах создать и отладить?!

 

5) Резкая либерализация антинаркотического законодательства в России.

По разным оценкам, в России два, четыре, семь, десять и даже двенадцать миллионов наркоманов. Наркоман всегда социально опасен. Наркоман – преступник, только воровством, мошенничеством, грабежами и разбоями может он добывать себе средства на очередную дозу. Подавляющее большинство наркоманов участвует в наркоторговле – в качестве уличных торговцев-«бегунков», связных, информаторов. Эксперты утверждают – за один год каждый наркоман вовлекает в употребление наркотиков 10-13 человек. Поэтому майское постановление 2004 года о «Разовых дозах», которое выводит из-под уголовной ответственности наркоманов, имеющих наркотики, что называется, «для себя», мгновенно привело к всплеску уличной мелкой наркоторговли, к многократному росту передозировок и смертей от употребления наркотиков, к резкому снижению возраста впервые употребивших наркотик, к разгулу грабежей, разбоев и воровства.

 

6) Усиливающаяся многомиллионная массовая «среднеазиатская» нелегальная миграция в Россию.

В 9 случаях из 10, как заявляют эксперты, наркоман в России умирает от героина. Массовый ввоз героина в Россию начался вместе с массовой нелегальной и нерегулируемой миграцией из стран Средней Азии, прежде всего (более, чем на 90%) из Таджикистана. Именно таджикские этнические группировки вот уже три года контролируют героиновую наркоторговлю в Москве. Все задержанные так называемые «глотатели», перевозившие капсулы с героином в желудках, приехали в Россию из Таджикистана. В Екатеринбурге весь изъятый на протяжении 5 лет героин был таджикским. В Москве 95% героина, изъятого с авиарейсов, было изъято с авиарейсов таджикской государственной авиакомпании «Таджикские авиалинии». В Екатеринбурге в 100% случаев изъятия героина с авиарейсов героин изымался с таджикских самолетов. Это – официальные данные таможенников. Разъяренный Ю.Лужков добился отмены поезда «Душанбе — Москва», который тоннами ввозил героин в Москву. Овощные КамАЗы с вваренными тайниками для героина идут в Россию именно из Таджикистана. И все это происходит в огромном мутном потоке нелегальной таджикской миграции, масштабы которой – около миллиона человек в год – озвучил не так давно Борис Грызлов.

В настоящее время представители таджикской диаспоры в России контролируют поставки героина, реализацию и вывоз доходов от наркоторговли из России или помещение их в бизнес на территории нашей страны.

 

7) Организация в промышленных масштабах производства наркотиков в Среднеазиатских республиках СНГ, вовлеченность в наркоторговлю властных элит Средней Азии.

Выращивание наркопосевов в Средней Азии практиковалось всегда. Даже Советская власть не смогла полностью подавить такие особенности среднеазиатской агрономии. В аналитическом докладе Совета по внешней оборонной политике еще в 2001 году указывалось, что Таджикистан, в промышленных, заводских масштабах производит переработку сырья (опия-сырца) в героин. Из сопредельного Афганистана в Таджикистан идут огромные грузы именно сырья – опия. Героиновые же заводы Афганистана и Пакистана в последние годы специально перемещены как можно ближе к таджикской территории, т.к. основным заказчиком героиновых потоков стал именно Таджикистан. Героин стал основным инструментом таджикской внутренней и внешней политики. По данным СМИ, российские пограничники задержали (в ходе боестолкновения!) 900 кг наркотиков, принадлежавших близкому родственнику одного из самых высокопоставленных лиц Таджикистана. 340 кг героина ввез в Н.Новгород таджикский генерал Мирзоев – директор Таджикского агентства по контролю за наркотиками. До назначения Мирзоева начальником агентства правоохранительные органы Казахстана обнаружили и задержали 650 кг героина, погрузкой которого лично руководил Мирзоев, тогда еще он был начальником Президентской гвардии. У чрезвычайного и полномочного таджикского посла Негматова в а/м «Вольво» обнаружено свыше 62 кг героина и свыше миллиона фунтов стерлингов. Первый заместитель министра внутренних дел Таджикистана был убит за то, что не рассчитался за проданные 50 кг героина. Высокопоставленный чиновник министерства юстиции был задержан с 93 кг наркотиков. И т.д. и т.п. Список почти бесконечен.

 

8) Коррумпированность российских правоохранительных органов и судов (а зачастую просто нежелание и неумение работать).

Эта тема настолько хорошо и подробно озвучена в последние годы, что всякие дополнительные комментарии здесь просто излишни.

 

9) Коммерциализация российской наркологической медицины, отсутствие государственной программы по обязательному принудительному лечению наркозависимых.

Наркотик приносит деньги много раз подряд. В России существует огромная сеть платных услуг по «лечению наркозависимости». Самые известные из них – центры Маршака и Назарлиева. Суммы, которые следует выплатить только за первоначальный курс терапии, огромны – пять, семь, десять тысяч долларов. Для обычной российской семьи это означает продажу имущества (квартиры), унизительные и невоз-вратимые долги, нищету в будущем. При этом наркологи официально считают наркоманию неизлечимой, настаивают на необходимости неоднократного регулярного прохождения курса реабилитации, положительный результат же, по их мнению, достижим в 1-5 % случаев лечения. В государственных наркологических учреждениях также практикуется по преимуществу платная «реабилитация». Напомним, что в советские времена существовала система обязательного (принудительного) лечения в государственных наркодиспансерах со специальным режимом. Направить на такое принудительное (на срок до 2 лет) лечение могли по требованию трудового коллектива, родственников, по решению суда. Система такого принудительного лечения в годы перестройки была ликвидирована.

 

© 1995-2006. Дизайн: Сергей Ушаков; сопровождение: