Роль СМИ в борьбе против наркотиков

Роль СМИ в борьбе 
против наркотиков

Исторически сложилось так, что Швеция была первой страной, в которой разразилась наркоэпидемия. Материалы на страницах СМИ отражали настроение общества. Росло потребление наркотиков – росло и число публикаций. Затем появилась идея легализации наркотиков. Средии ее сторонников было много врачей. В частности, они говорили о том, что наркоман – это больной человек и нужно не осуждать его, а помочь ему понять, что употребление наркотиков наносит непоправимый вред не только его здоровью, но и его личности в целом. Врачам разрешено было, например, выписывать рецепты на амфетамин. Шведская пресса, к сожалению, приняла сторону именно этой идеи. Одна из крупных газет страны «Экспрессен» активно выступала за легализацию наркотиков. В результате такой политики в Швеции резко выросло число наркоманов.

Томас Халлберг

Томас Халлберг

К счастью, господь Бог иногда вмешивается в нашу жизнь. У одного из ведущих журналистов, выступавшего на стороне легализации (ставшего затем редактором «Экспрессен»), дочь стала наркоманкой. То, за что он ратовал теоретически, пришло в его дом и в жизни оказалось кошмаром. Ему пришлось волей-неволей во все это окунуться и разбираться. Тон его статей изменился, он стал выступать с других позиций – против легализации наркотиков. Позиция СМИ изменилась и склонилась к запретительной политике. Постепенно, благодаря СМИ, в течение 10 лет наше общество пришло к идее запрета наркотиков. Антинаркотическая политика базировалась на трех китах: запрет, контроль и профилактика среди подростков. Большинство публикаций в прессе было грамотным и компетентным. В конце 90-х годов в Швеции было 3–4% подростков, которые пробовали наркотик. По сравнению с другими странами это низкий процент. Общество успокоилось, произошло сокращение штатов полиции, свернулись программы антинаркотического просвещения в школах, сократилось число мест для лечения наркоманов. Как вы думаете, что произошло? Показатели по употреблению наркотиков поползли вверх. Сразу нашлись «умные» журналисты, которые прокомментировали изменение ситуации таким образом: запретительная политика не приносит результатов. Снова стали слышны голоса тех людей, которым не нравилась антинаркотическая политика в стране. И у них снова появилась поддержка в СМИ. Хотя в целом большинство публикуемых материалов в шведских газетах несут в себе негативное отношение к наркотикам и 95% населения поддерживают запретительные меры по отношению к наркотикам.

Есть установленная закономерность: чем выше в обществе осознание рискованности применения наркотиков, тем ниже уровень их потребления.

Особая идеологическая угроза, подмывающая монолит общественного мнения, исходит от интеллектуалов, которые не верят в «страшилки» о последствиях применения наркотиков и экспериментируют, пробуют на себе. Они считают, что ничего не случится, если человек покурит марихуаны. В Израиле, где я тоже читаю лекции, у меня состоялся спор с одним профессором, который выступал защитником голландской системы либерального отношения к наркотикам. В частности, он привел цифры одного американского исследователя о том, что 10% тех, кто принимал легкие наркотики, затем обращаются к более тяжелым, и их форма наркозависимости становится более сложной. Сын моего оппонента, как выяснилось, из этих десяти процентов. «Как хорошо, – сказал мне израильской профессор, – что в Голландии наркотики не запрещены. Иначе моего сына посадили бы. А ведь он такой хороший мальчик. И его друзья тоже. Они ведь ничего плохого не делают, не хулиганят…»

Понятно, что люди с такого рода взглядами пишут статьи соответствующего содержания. У них всегда существовало раздражение по поводу того, что в свободной Швеции нет либерального отношения к наркотикам. На шведском телевидении обсуждается проблема наркотиков в различных ток-шоу. И если, по данным статистики, 95% шведов поддерживают запретительную политику, то телевизионная передача искажает статистику. При выборе участников для ток-шоу программы стараются придерживаться другого соотношения: 50 на 50. Таким образом получается, что в той или иной программе возникает 7–8 сторонников либерализации.

Если рассмотреть влияние СМИ на аудиторию, то известна такая закономерность. Газетные публикации больше влияют на тех, кто ответственен за принятие решений (политиков, чиновников, депутатов), поскольку они, в частности, читают передовые статьи, аналитические, дискуссионные материалы; в то время как телевидение влияет на рядовых граждан.

Поэтому очень важно попасть в ток-шоу, что называется, засветиться, поскольку телезрители считают, что только там выступает специалист по данному вопросу. Зрители полагают, что журналисты, прежде чем организовать такое ток-шоу, проводят серьезный рейтинг и приглашают компетентных людей. Хотя на самом деле это не всегда так. Коллеги знают, что за 6–8 часов до начала передачи звонишь своим знакомым и спрашиваешь: «Не знаешь ли такого специалиста, который мог бы выступить...» Хорошо, если мне порекомендуют настоящего эксперта, но существуют люди, которые просто прочитали много книжек и считают, что могут выступать на телевидении.

К сожалению, должен сказать, что в Швеции среди тех, кто принимает решения на государственном уровне, наблюдается снижение решимости к проведению запретительных мер. Получается, что те, кто выступает за легализацию наркотиков, нащупали слабые места, где можно добиваться своего.

В Швеции запрещено проводить эксперименты с героином, выписывать рецепты, запрещены кабинеты для иньекций, где наркоманы могут себе делать уколы, но все-таки существуют программы «СУБИТЕКС» и программы (в некоторых городах) по обмену шприцов, хотя они доказали свою несостоятельность. Это те области, которые позволяют расшатать, сделать более рыхлой существующую в нашей стране систему запретов и контроля.

Сегодня в Швеции вводится новая должность – антинаркогенерал. Естественно, что ее существование будет подкреплено финансово, так же как и антинаркотическая пропаганда, которой он будет заниматься. А в муниципалитетах предусмотрены деньги на профилактическую работу с детьми в школах и родителями.

Интересен опыт американских СМИ по антинаркотической пропаганде. Общество «За Америку без наркотиков» решило использовать следующий прием. Всем известно, что при грамотном маркетинге и правильно выстроенной рекламной кампании объем продаж продукта (любого) ощутимо увеличивается. Следовательно, для антинаркотической пропаганды надо использовать маркетинговые технологии с обратной целью – «непродажи». Они направлены на изменение установок и поведения.

Этими технологиями занялось некоммерческое объединение профессионалов в сфере СМИ.

В 1986 году потребление наркотиков в США выглядело таким образом: 30 миллионов человек пробовали кокаин, 6–7 миллионов потребляли кокаин ежемесячно.

С марта 1987 года до конца 1999 года общая стоимость времени, выделенного для сообщений Общества, превысила 3 миллиарда долларов. Это крупнейшая общественная кампания в истории рекламы. Мне довелось видеть ролик такого содержания: человек готовит себе яичницу. Крупным планом показывают, как яйцо «вскипает» на сковороде. Кадры сопровождает текст: «То же самое происходит и в твоем мозгу при употреблении наркотиков».

После столь длительной антирекламы цифры значительно изменились: число потребителей наркотиков уменьшилось на 8,5 миллионов.

Если сравнить зависимость потребления наркотиков от настроения в обществе, то мы увидим следующие цифры: в 1985 году 66% населения осуждали потребеление наркотиков, 26% считали это рискованным занятием (можно попасть в полицию, заболеть и т.д.), потребляло наркотики 25% опрошенных. В 1992 году можно было заметить следующую динамику: осуждало потребление нароктиков 80 %, считало риском – 40% и, соответственно, уже 12% их употребляли. Наблюдается зависимость: чем большее число людей осуждают применение наркотиков, тем большее количество людей понимают, что это связано с риском оказаться осужденным, заболевшим, и тем меньше потребляют.

Мне приходилось бывать и в Японии. Насколько мне удалось понять, наркомания – не животрепещущая тема в этой стране. Все общество категорически отвергает наркотики и с большим уважением относится к своей полиции.

В качестве профилактических мер для подростков довольно успешно используют комиксы-страшилки, например, такого содержания: юноша-наркоман схватился за нож и кого-то убил; либо юноша наглотался амфитамина, затащил первоклассника на крышу и сбросил вниз. Идея понятна: напугать подростков, чтобы они не стали принимать наркотики. Самое главное в позиции японцев – абсолютное «нет» наркотикам.

Наибольшую опасность в японском обществе представляют молодые интеллектуалы, которые учатся в университетах, занимаются исследовательской работой, не очень верят в страшилки, а поэтому пробуют наркотики, экспериментируют на себе.

Ясно, что не всякий человек, приняв амфитамин, потащит ребенка на крышу, но если посмотреть на все это с точки зрения общества, то чем больше в обществе наркотиков, тем выше уровень насилия.

Например, на 100 000 населения Швеции – 45 тяжких преступлений, а в Голландии – 260.  

Томас Халлберг,
директор ECAD



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003 
© ECAD Россиия 2000-2003