Журналисты могут написать «Россия на игле», но ответить, почему это происходит, они не в состоянии

Санкт-Петербургский университет
спецвыпуск (3643), 10 июля 2003 года
ставится важный вопрос

Журналисты могут написать: «Россия на игле», но ответить, 
почему это происходит, 
они не в состоянии

Политика, СМИ и наркоситуация в России: 
обзор публикаций за 1986–2003 годы

Вот уже более 15 лет я собираю архив материалов СМИ по проблемам наркотиков в России. В общей сложности его составляют более 400 публикаций, в основном центральных и петербургских газет. Львиную долю архива, если смотреть в процентном соотношении, составляют статьи о противодействии силовых структур наркобизнесу и медицинской тематики (СПИД), далее идут статьи о международном опыте (в основном правоведческого характера) и по убывающей: мнения политиков и депутатов, о координации усилий в структурах власти, наркотической субкультуре и так далее. Менее всего журналисты пишут о психологических, социальных, правовых, педагогических, семейных аспектах проблемы, поскольку здесь требуются специальные знания и анализ ситуации. Тем не менее, направленность, тон, выбор первоисточников для публикаций видоизменялся в зависимости от политики государства в отношении наркотиков. Условно можно определить три периода.

Период первый: 1986–1990 годы. Политику в этой сфере определяет Указ ПВС СССР «Об усилении борьбы с наркоманией» и разработанные на его основе ведомственные и межведомственные нормативные акты.

Г.В.Зазулин

Г.В.Зазулин

Читаем в «Литературной газете» от 7 августа 1986 года в подборке материалов «Опасное пристрастие, наркотики и наркоманы: три аспекта проблемы». Руководитель из УУР МВД СССР Г.А.Алексеев отвечает на вопросы Юрия Щекочихина: «В некоторых республиках у нас действуют законы, по которым человек, употребляющий наркотики, должен быть привлечен к уголовной ответственности. Я – против таких законов». Десять лет назад, в 1976 году, Ю.Щекочихин пытался взять у Г.Алексеева интервью по проблеме борьбы с наркотиками, но получил отказ. В этой встрече он просит объяснить его причину, на что Алексеев отвечает: «…необходимо соблюдать чувство меры в публикациях о наркотиках. 80% подростков приобщается к наркотикам из любопытства, вызванным публикациями в печати и излишними разговорами на эту тему». Судя по всему, у журналиста другая точка зрения.

Здесь же министр Минздрава РСФСР А.И.Потапов на вопрос корреспондента «Литературной газеты» А.Галаева об эффективности лечения отвечает: «Мы не знаем биологические механизмы, ставящие организм в зависимость от наркотиков… И все же лечим. И стационарно, и амбулаторно. Что значит лечим? В первую очередь снимаем абстинентные расстройства. Удается это хорошо и быстро при условии изоляции наркомана. Сама изоляция – это уже, по сути, лечение. Она отрывает наркомана от порочной среды. Лечение должно быть стационарным и… длительным, не менее 60 дней. На практике это не выполняется и лечат в среднем 7–8 дней (наверное, мало коек в психиатрических больницах). …Около 90% наркоманов, прошедших такое «скоростное» лечение, возвращаются к приему дурмана».

В «Комсомольской правде» от 24 сентября 1986 года в статье «БЕЗ ГАЛЛЮЦИНАЦИЙ …как одолеть опасный недуг» спец. корр. В.Юмашев описывает продуманную и решительную борьбу с наркоманией в городе Николаеве. По словам зам. начальника областного УВД М.Т.Задояного, «…во всех школах, ПТУ дважды в год идет проверка ребят врачом-наркологом… Раньше школьная администрация пыталась умолчать о реальном положении вещей, так как за каждого выявленного наркомана наказывали именно администрацию. Скоро поняли: это бессмысленно, поэтому настрой стал другим. Пусть картина будет неприятной, но правдивой».

В «Известиях» от 10 июля 1987 года читаем «ЗАСЕДАНИЕ И НАРКОМАНИЯ или Почему исполком Моссовета не принял заранее приготовленный проект решения». Корреспонденты А.Иллеш, Е.Шестинский пишут о том, что ни начальник ГУВД Мосгорисполкома П.Богданов, ни начальник ГУЗ Мосгорисполкома В.Мудрак, выступавшие на заседании, не смогли назвать точные цифры по числу наркоманов в городе. Депутаты решили «… создать группу специалистов и выработать документ. Разработать действия по выявлению наркоманов в школах, ПТУ, на предприятиях». В этой же газете от 4 сентября 1987 года в публикации «Что думает прокурор о новой Московской программе по борьбе с наркоманией» в беседе с корреспондентами прокурор Москвы Л.Баранов считает правильным решение Моссовета забраковать формальную программу, не способную повернуть общественность лицом к проблеме. «С наркоманией как страшной бедой мы столкнулись относительно недавно. Еще позже о ней стали говорить во всеуслышание».

В питерских газетах много о проблеме наркотиков пишет Михаил Рутман. Общая тенденция всех публикаций СМИ того времени такова: проблема наркомании мало изучена. Ее масштабы, по сравнению с Западом, США, мизерны, но достоверно неизвестны. Специалистов интегральных нет, но в различных ведомствах правильно улавливают суть проблемы: раннее выявление начинающих наркоманов, изоляция наркоманов со стажем, помощь тем и другим. Материалов, пропагандирующих наркотики, в СМИ нет.

Но характер публикаций заметно меняется в 1991 году, поскольку начинается второй период: с 1991 по 1998 год. Политику в этот период определяет отмена административной и уголовной ответственности за потребление наркотиков без назначения врача и лозунг масс: «Разрешено все, что не запрещено законом». С 25 октября 1990 года страна перестала жить по Указу ПВС СССР от 25 апреля 1974 года «Об усилении борьбы с наркоманией». В этот день Комитет конституционного надзора СССР установил, что Указ не соответствует Конституции СССР, международным актам о правах человека, а поэтому утрачивает силу (Заключение ККН СССР «О законодательстве по вопросу о принудительном лечении и трудовом перевоспитании лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией»). Что и как стали писать о наркотиках в СМИ?

Читаем в газете «Труд» от 15 ноября 1995 года «Наркотики для дискотек». Соб. корр. Н.Шевцова в преамбуле к статье пишет «В Голландии весьма либерально относятся к наркотикам. В этой стране даже не преследуется потребление марихуаны, опиума и гашиша в тавернах и кафе. Власти считают, что лучше разрешить потребление «на людях», чем загонять наркомана в подполье».

В газете «Час пик» от 6 ноября 1996 года читаем «Экстази шагает по Европе». Выводы некоего А.Д., вынесенные в заголовок, основаны на отчете расположенного в Лиссабоне Европейского центра мониторинга за распространением и употреблением наркотиков.

В «Российской газете» от 13 апреля 1996 года корреспондент Наталья Кузина сообщает: «Россия на игле», на 70% ежегодно увеличивается число наркоманов среди молодых россиян. А Дума между тем все не может принять закон о наркотиках».

17 июня 1997 года петербургская газета «Смена» в информации «В Нидерландах наркотики делят на легкие и тяжелые» сообщает о том, что «…С давних пор у каждого народа был свой наркотик… Из более 350 кафе Амстердама в 100 разрешена продажа «легких» наркотиков».

16 апреля 1997 года корреспондент «Известий» Т.Батенева в материале «Больных опять сделают зэками» утверждает, что принудительное лечение нигде в мире никого не вылечивает. Критически смотрит на закон и президент фонда НАН Олег Зыков. «Борьба вокруг закона о наркотиках – вовсе не спор между сторонниками разных взглядов на проблему. Схватка идет между двумя идеологиями, двумя моделями мира. Одна из них предполагает свободу выбора, уважение личности, поиск компромисса и сотрудничества. Другая стремится снова загнать нас в общество, где одни распоряжаются судьбами других, где «другой» значит «враг», где лучшим способом решения любой проблемы служит насилие. Какой вариант выберут наши господа сенаторы?».

Замечу по ходу, что к этому времени уже известен опыт Финляндии, специалисты которой пришли к выводу: «Большинство потребителей наркотических веществ не чувствуют необходимости приступать к лечению даже в начале ставшего уже регулярным приема веществ. В информационных материалах, распространяемых финскими коллегами, читаем: «Часто говорят, что криминализация употребления наркотиков является преградой на пути к лечению. Такое утверждение не имеет доказательств. Лечащий персонал не имеет права сообщать полиции, что пациент принимает наркотики, а полиция не наблюдает за лечебными учреждениями».

В «АиФ-Петербург» в № 19 за 1998 г. публикуются полярные точки зрения на отношение к наркоманам: «Наркоманы вне закона. Кто в выигрыше?».

Какая тенденция прослеживается за эти годы? Количество публикаций по проблемам употребления наркотиков резко возросло, но кампания «СМИ против наркотиков» принесла больше вреда, чем пользы. Даже те, кто искренне хотел разобраться и помочь, не прошли соответствующую подготовку, не получили элементарных знаний – по психологии, медицине, конфликтологии… Отсутствие правового ограничения на публикацию наркогенной информации способствовало формированию моды на наркотики.

15 января 1998 года в «Российской газете» публикуется Федеральный закон РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Обращает внимание на себя Статья 46 – запрет пропаганды и ограничение рекламы в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. На основе этого Закона были внесены поправки в статью 4 Закона о СМИ и новую редакцию Административного Кодекса РФ.

Этими событиями открывается третий период: с 1999 по 2003 год.

12 августа 2000 г. газета «Санкт-Петербургские ведомости» под заголовком «Угроза вырождения нации» публикует интервью председателя Комитета Госдумы по охране здоровья и спорту Н.Герасименко.

«В развитых странах борются с курением, сокращают потребление алкоголя…». По словам Герасименко, в России не существует на государственном уровне пропаганды здорового образа жизни и борьбы с вредными привычками.

21 сентября 2001 г. газета «Коммерсантъ» в публикации «Город на игле» размещает, на мой взгляд, наркогенную информацию. Корреспондент Смирнов сообщает о том, что «…цена на таблетку экстази варьируется от 350 до 500 рублей. Дешевле амфитамин-speed в порошке. Купить один грамм (хватит двоим на веселую ночь) у знакомого дилера можно за 300–350 рублей, а у клубного – за 450». И таких мест (называвется стоимость и места приобретения) полно». Случилось так, что мне заранее стало известно о готовящейся публикации. Я обратился к журналисту с просьбой в таком виде (с указанием цен и мест продажи) статью не публиковать, но остался неуслышанным. Позднее я приглашал Смирнова на наши семинары, но он так и не пришел – неинтересно.

4 сентября 2002 г. газета «Известия (Санкт-Петербург)» публикует информацию «Контрольный пакетик. Попытки легализовать наркотики становятся все настойчивее». Корреспондент Т. Батенева сообщает мнение вице-президента фонда НАН Нодара Хананошвили: «Легализация легких наркотиков в Европе показывает, насколько их общество продвинулось в понимании свободы выбора…».

И в этом же номере под заголовком «В Лондоне разрешили курить марихуану» Наталья Бабасян пишет об итогах эксперимента в Брикстоне (квартал в Лондоне). Здесь в течение года полиции было рекомендовано лишь выносить предупреждение курильщикам марихуаны, а не арестовывать застигнутых на месте происшествия, как это делается повсюду в стране (на мой взгляд, эта публикация – косвенная реклама марихуаны; нарушение статьи 6.13 КоАП РФ).

Даже по содержанию заголовков очевидно, что остановить публикацию наркогенной информации в СМИ пока не удалось. Реально ст.6.13 КоАП к журналистам пока не применяется. Только в случаях грубого нарушения нормы удается реагировать. Необходимо разъяснение Генеральной прокуратуры РФ по вопросу толкования законодателем понятий «реклама» и «пропаганда».

Я понял, что журналисты, пишущие о наркотиках, находятся сегодня на первом уровне своего мастерства: они могут написать статью «Россия на игле», но не в состоянии проанализирвать, почему это происходит. Профессионалов, способных на это ответить, нужно готовить. Нужна государственная программа.

1. Убежден, что необходимо лицензировать (физических и юридических) лиц, которые хотят писать на антинаркотические темы, и оказывать им государственную поддержку. Без нее стимулов учиться различать антинаркотическую и наркогенную информацию абсолютно нет.

2. В высшей школе, на факультетах журналистики должна преподаваться учебная дисциплина (по выбору) «Наркоэпидемия как объект журналистского контроля».

3. В администрации каждого субъекта федерации, в каждом городе должен быть чиновник, профессионально формирующий антинаркотическое общественное мнение и занимающийся этой работой ежедневно.

Толкование понятия «реклама наркотиков» должно быть широким, то есть основываться на законе «О рекламе», но боюсь, что это будет не скоро.  

Георгий Зазулин, 
представитель ECAD в России, 
член ОАК в СЗФО, кандидат юридических наук



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003 
© ECAD Россиия 2000-2003