Антинаркотические программы в школе: профилактика или пропаганда?

Санкт-Петербургский университет
спецвыпуск (3651), 10 ноября 2003 года
экспертиза

Антинаркотические программы 
в школе: 
профилактика или пропаганда?

Подход к проблеме профилактики распространения наркотиков должен быть междисциплинарным. Для этого нужно вспомнить о том, что после завершения Великой Отечественной войны западные идеологи вынашивали идею о том, как научиться управлять массами людей не в лоб, а незаметно для них. Идея была проста: миром править нужно другими методами, не откровенно жесткими и агрессивными.

Татьяна Шишова

Татьяна Шишова

Фундаментом новой идеологии управления массами стала концепция сдвига культурной парадигмы, разрушение традиционных культур. Был взят курс на создание культуры рока, секса и наркотиков (проект «МК(масс-культура)-ультра». По мнению исследователей, ансамбль «Битлз» – один из первых проектов принятой программы. Во время выступления «Битлов» молодым слушателям раздавались наркотики. А процедуру эту патронировало ЦРУ.

В разработке проекта «МК-ультра» участвовали психологи, психиатры, такие как, например, Карл Густав Юнг, впоследствии получившие мировую известность, как специалисты высокого уровня. В процессе работы над проектом проводились эксперименты, помогавшие выбрать оптимальные способы нежесткого управления людьми. Например, человека помещают в камеру, лишая его возможности слышать какие-либо звуки, свет, следить за временем – никаких сигналов в его мозг не поступает. Человек постепенно сходит с ума. Один из американских специалистов провел противоположный эксперимент – он давал испытуемым максимальную сенсорную нагрузку – громкую музыку. («Эффект 25 кадра» из этой же серии.) А результат: испытуемый после таких перегрузок становился легко внушаемым. За расхожей фразой, о том, что человек делает свободный выбор, на самом деле скрыты манипулятивные действия, которые этот выбор ему уже запрограммировали. Это то, что затем использовали при распространении рока. «Теперь никого не надо заставлять: молодежь сама надела наушники». В результате всех этих воздействий процесс возбуждения преобладает над процессами торможения. Специалисты в области детской психологии отмечают, что у многих современных детей и подростков (по Международной конвенции о Правах ребенка подростком считается лицо до 18 лет) наблюдается преобладание процессов возбуждения. Возбужденному человеку нужна разрядка. Начав с рок-музыки, в молодежную среду стали «вбрасывать» секс. Исследователи подростковой среды проследили закономерность: подростки, рано вступившие в половой контакт, через год пробуют наркотики. Эта закономерность тоже была просчитана и предусмотрена проектом «МК-ультра».

Краткая справка: 
Фонд социальной и психологической помощи семье и ребенку создан в начале 90-х годов. 
Директор фонда – Ю.С.Шевченко, доктор мед.наук, детский и подростковый психиатр РАН.
Татьяна Шишова вместе с Ириной Медведевой занимается коррекцией психологического поведения детей, работает с родителями; консультирует и проводит экспертизы программ.

Проблемы, которые мы сегодня с вами обсуждаем – наркоситуация, распространение наркогенной информации, на мой взгляд, связаны с глобализацией. Перед проводниками стратегии «МК-ультра» стоит вопрос о том, как подавить недовольство здравомыслящих людей, осуждающих подобную идеологию.

Поэтому и взят курс на максимальную легализацию наркотиков. А чтобы продемонстрировать общественности свое «стремление» препятствовать распространению наркотиков, введено понятие о проведении якобы профилактической работы. На самом же деле эта профилактическая работа больше похожа на пропаганду наркотиков. Большая часть программ по профилактике распространения наркотиков приходит к нам от зарубежных специалистов. Поэтому надо думать о том, какие и чьи программы использовать, насколько программа соответствует задачам настоящей профилактики. Вот, например, у меня сейчас в руках пособие для школьников, называется оно «Вены». Я бы назвала его пособием для начинающего наркомана. В нем рассказано, куда колоть надо, а куда не надо, какие препараты, в какой упаковке и так далее. Раздавались эти книжечки в школе, а нам их прислали родители учеников. Смотрим на издателя: Институт «Открытое общество», Фонд Сороса.

Ни для кого не секрет, что лукавые технологии Сороса тесно связаны с легализацией наркотиков и торговлей наркотиками. Родители же после такой пропаганды в школе начинают с подозрением относиться к инициативам учителей.

Специалисты нашего фонда проводят экспертизу программ по профилактике распространения наркотиков и обнаружили, что масса упражнений, которые этими программами предлагаются, способствуют подготовке почвы к принятию наркотиков, предрасположенности к ним.

Раньше считалось, что рассказ о том, какое воздействие оказывают наркотики, негативно влияет на психику подростков. Информация такого рода погружала ребенка «в тему» и вызывала любопытство. Сегодня об этом «табу» забывают, не учитывают своеобразные реакции подростков. Например, демонстративность – противопоставление себя. Смысл ее заключается в том, чтобы делать как раз то, что запрещено или то, что может иметь тяжелые последствия для здоровья, психики и т.д. Сейчас реакция демонстративности возросла в подростковой среде. (Кстати, подростковая мода тоже подогревает именно эту черту.) Поэтому и детей таких больше. А они, в свою очередь, имеют сильное воздействие на окружающих их сверстников.

Концепция «Снижение вреда» в профилактике наркотиков оказывает скорее вредное воздействие, чем положительное. Вот один из советов в ее духе: «никогда не пользуйся чужими шприцами, а если пользуешься, продезинфицируй их».

Детям предлагается сделать СВОБОДНЫЙ выбор между жизнью и смертью. Имеем ли мы моральное право на постановку вопроса в такой форме? По Международной конвенции о правах ребенка ребенком считается человек до 18 лет. Следовательно, родители несут за него ответственность, и выбора здесь быть не может. Тем более если учесть ярко выраженную сегодня инфантилизацию детей, подростков, молодежи.

Медицинская концепция – отношение к наркоману как к больному тоже имеет свои подводные камни. К чему может привести педалирование темы в таком аспекте в подростковой среде? К снижению ответственности. И далее появляется цепочка рассуждений, блокирующая действия и мнение людей, которые негативно относятся к потреблению наркотиков. «Если он говорит, что наркоман – плохой человек, значит, это негуманно». Опасно также и то, что при такой модели профилактики внушается, что наркоманом может стать каждый, независимо от социального положения. А раз это необратимо, так зачем бороться? Эта же концепция служит оправданием для родителей: есть специалисты, пусть они этими вопросами и занимаются.

Плохо также говорить о том, что наркоманы рано умирают. Подростки не хотят думать о смерти. Так их устроила природа. Если бы было по-другому, то мир перестал бы развиваться. Фиксация мыслей на здоровье провоцирует болезнь, особенно в этом возрасте. Напомню классический случай, когда студенты-медики третьего курса находят у себя все болезни, которые в этот период ими изучаются.

Подростки, получившие такую информацию, могут впасть в депрессию или захотят сделать наоборот. Есть, например, отзыв десятиклассника о такого рода «пугающих рассказах»: «Эта информация у моих сверстников вызывает усмешку».

Что же эффективно действует в антинаркотической пропаганде? Лучше дать им понять, что это нечто презренное, о чем и не стоит много рассуждать. Лучше рассказывать о проекте «МК-ультра», глобальности политики демографических войн, объсянять, что «подростков дурят, считают за идиотов», что воздействие культуры рок-секс-наркотики – это для дебилов. Ведь им как объясняют в тех же молодежных журналах: что взрослые замшелые, ничего не понимают, а молодежь – передовая. Мы работаем с детьми и видим, что вовсе они не бесстыжие. Молодым людям хочется романтической любви, а они кругом видят похабство. Никому из них не хочется чувствовать себя половой тряпкой, которую использовали и выкинули. Наркоман же не знает, что такое романтическая любовь. Вот о чем надо говорить с детьми.

Самое главное, когда идет разговор с подростками, объяснять, что наркомания – это грех. Нужно говорить о вечных ценностях, о целомудрии. Тогда разговор переносится в другую плоскость. Наш менталитет таков, что мы делаем больше для других, чем для себя. Например, женщины просто так бросить курить не могут, а когда беременеют, понимают, что ребенка надо оградить – и бросают.

Пропагандируемая методика «Полюби себя» в России не проходит. Христианская заповедь «возлюби ближнего как самого себя» – это ближе. Мы очень часто произносим привычные слова, не задумываясь об их основном, базисном значении. Например: растление – тлен – смерть; духовная смерть равнозначна смерти телесной; разврат – врата Ада. Наш язык хранит эти первоначальные понятия. Так вот с подростками нужно разговор переводить в эту плоскость.

Опыт подобного общения есть в Москве. Отец Анатолий – иеромонах Берестов (в миру – доктор медицинских наук), работает с наркоманами на основе православия. Пришел он к этому не сразу. Оказывая помощь людям, пострадавшим от разных сект, прежде всего от сатанистов, он увидел, что все они – наркоманы.

В Центре, который организовал отец Анатолий, работают психологи, медики, священники. Первое, что предлагают желающему исцелиться, – покаяние, исповедь, причащение. Как только человек начинает каяться, жалеть, что он своим пристрастием повергает в пучину горя и несчасться своих близких и друзей, появляется возможность вытащить его из наркотической трясины, наставить на путь истинный. Это глубинный (ценностный) аспект православия, на который нужно обратить внимание. В Москве сегодня открыто много православных школ, и там проблемы курения и наркотиков не существует.

РЕПЛИКА: «В мусульманских тоже».

Правильно, потому что там, где речь с подростками ведется о базовых ценностях, ситуация иная.

Православная церковь сегодня занимается организацией приютов. Например, в Свято-Алексеевской пустыни (под Ярославлем) работает школа на 100 ребятишек. Дети без отклонений в развитии изучают, например, несколько языков, а дети с отставанием развития – занимаются по обычной программе. Там нет проблем наркотиков.

Министерство образования в области профилактики употребления наркотиков приняло концепцию сдерживания, то есть снижения вреда. Под эгидой министерства ежегодно проводится масштабная конференция «Рождественские общеобразовательные чтения». В прошлом году, например, работали 50 секций. На этой конференции мы задавали вопросы о том, зачем в брошюрах по профилактике табакокурения или наркотиков так подробно называются все существующие наркотические вещества. Нам ответили, что «детям нужно давать исчерпывающую информацию».

Мы анализировали представленные на конференции программы. В некоторых есть, например, такие задания для 11–13-летних детей: читать молодежно-подростковую прессу в течение недели (а в этих журналах, как известно, – пропаганда секса и наркотиков); или: в течение недели смотреть фильмы и отмечать в специальном дневнике сцены насилия или сексуального насилия. Президент Российской Академии образования на наши недоуменные вопросы по поводу подобных программ ответил, что, якобы, «на нас давят из-за границы».

По поводу возможности «давления» я поделюсь одним своим наблюдением. Когда я была в Тунисе, то обратила внимание на обложки журналов известных фирм, которые распространяют свою продукцию во многих странах. Журналы, распространяемые в Тунисе, отличаются от общего шаблона тем, что на их обложках нет слова секс, присутствующего на аналогичных обложках журналов в европейских странах, и, соответственно, более сдержанного содержания снимки. Замечу, что в Тунисе распространение наркотиков карается смертной казнью, а за их употребление предусмотрено наказание в виде лишения свободы на 15 лет. То есть для Туниса выпускаются журналы с учетом политики страны.  

Татьяна Шишова,
вице-президент Фонда социальной
и психологической помощи семье и ребенку 
(г. Москва)



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003 
© ECAD Россиия 2000-2003