Наркотики в школе: образовательный, управленческий и политический аспекты.

Санкт-Петербургский университет
спецвыпуск (3651), 10 ноября 2003 года
постановка проблемы

Наркотики в школе: 
образовательный, 
управленческий и 
политический аспекты.

Введение, 
или 11 вопросов для дискуссии

Для семинара мы подготовили раздаточные материалы. Их изучение позволило сформулировать ряд вопросов, которые представляют интерес с точки зрения предстоящей дискуссии.

  1. Председатель Госнаркоконтроля России Виктор Черкесов в интервью заметил, что эффективных профилактических программ в школах нет, пока эти программы существуют только на бумаге. Согласны ли вы с этим?
  2. Нужно ли создание института школьных полицейских?
  3. Можно ли без штрафов сделать школу некурящей?
  4. Правительство Московской области приняло Постановление о мерах по выявлению и учету не обучающихся детей 6–15 лет. В нем сформулированы задачи пяти ведомственным структурам. Можно ли на муниципальном уровне подобным образом работать с подростками, экспериментирующими с наркотиками? Семьями из групп риска? Кто так еще работает (наличие единых учетов для всех)?
  5. Согласны ли вы с председателем Комитета образования администрации Санкт-Петербурга Т.И.Голубевой, что у муниципального образования любого региона есть большие резервы в предупреждении наркомании?
  6. Может ли администрация (управление госнаркоконтроля) региона, города разработать и использовать независимую от учреждения образования оценку антинаркотической составляющей воспитательного процесса в школах?
  7. Широко распространенная в США программа «DARE» (обучение сопротивлению наркотикам) оценивается в США как малоэффективная (некоторые источники считают ее вредной из-за нулевой толерантности). Какова официальная точка зрения Минобразования России на адаптированный Карелией вариант этой программы, известной под названием «Дети. Образование. Милиция (ДОМ)» и описанной в книге «Выбираю жизнь»?
  8. Считаете ли вы, что проблема подростковой наркомании в школе помещена в рамки бюрократической отчетности, или нет? Если да, то хорошо это или плохо?
  9. Способно ли психологическое консультирование отдельных учащихся заменить контроль каждого на предмет немедицинского потребления наркотиков? Или Или это должно взаимодополнять друг друга?
  10. Возможно и необходимо ли публичное ранжирование школ города (района, муниципального образования) по результатам антинаркотического воспитания? Может ли процент некурящих учащихся быть основным показателем?
  11. Согласны ли вы с точкой зрения, что сегодня российская школа выступает в качестве фактора (согласно В.В.Шаболиной – конфликт с учителем стоит на третьем месте среди мотивов, ведущих учащихся к потреблению наркотиков), провоцирующего формирование вредных привычек?

Управленческий аспект

Почему этот раздел необходим? Потому что на борьбу с наркотиками в школах необходимо финансирование, но где его взять. Приведем только один пример. Информационно-публицистический ресурс «Нет наркотикам» (http://www.narkotiki.ru/news_9554.html) сообщил о том, что в Архангельске начала работу программа «Архангельск без наркотиков». «Прошло плановое заседание межведомственной комиссии при мэрии города по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту, – сообщает корреспондент ИА REGNUM – Архангельские Новости. Начальник управления образования Татьяна Огибина выступила с докладом о работе детской общественной приемной, открытой муниципальным общественным учреждением «Центр психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и подросткам».

Г.В.Зазулин.

Г.В.Зазулин.

Об использовании средств, выделенных во втором квартале на реализацию программы «Архангельск без наркотиков», доложила представитель финансово-казначейского управления Татьяна Афанасьева. По ее словам, из четырехсот тысяч рублей, выделенных на реализацию программы в текущем году, на второй квартал запланировано 100 тысяч рублей. Деньги были распределены между тремя ведомствами следующим образом: 10 тысяч рублей – отделу образования, 20 тысяч рублей – отделу здравоохранения и 70 тысяч рублей – УВД. В июне деньги будут переведены на расчетные счета этих ведомств». Возникает резонный вопрос. Почему финансирование осуществлено таким образом? Ведь руководитель образования участвовал в заседании МВК, а денег получил меньше всех. Почему его устраивает это, несмотря на принцип государственной антинаркотической политики о приоритете профилактики, изложенный в ст. 4 федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Что произошло на МВК? 90% всех денег отдано тем структурам, которые реально профилактикой заниматься не будут. Нам ли не известно, что наркология без социальной работы «бьет по хвостам», а в милиции лучшей профилактикой считается уголовное дело (сравните соотношение административных задержаний за потребление наркотиков без назначения врача и уголовных задержаний в любом городе, регионе). Нам представляется абсолютно неправильным не только это, но и сам подход. После распределения денег исчезает механизм, стимулирующий объединение усилий антинаркотических структур для решения комплексных проблем, требующих участия всех сил.

Антинаркотическое управление невозможно без критериев. Еще 28 октября 2001 года состоялось решение Совета безопасности РФ «О мерах по совершенствованию государственной политики в сфере борьбы с незаконным оборотом и распространением наркомании в стране». Оно (п.7 ) потребовало от Минобразования России ввести показатель – состояние антинаркотической работы – среди учащихся. Однако положительный или отрицательный эффект это дало, пока не ясно. Неясно, собственно, что конкретно входит в этот показатель. Насколько трудно им манипулировать и вместо реальной работы показывать хорошую статистику. В Санкт-Петербурге общественность не знает лучшие и худшие образовательные учреждения по этому показателю. Возможно, в призывных комиссиях военкоматов надо искать информацию, из какой школы забракованный призывник был отчислен в свое время. Может, среди отчисленных за наркотики из вузов есть объективная информация о лучших и худших по антинаркотическому воспитанию, образовательных учреждениях.

В связи с тем, что оценка результатов в этой сфере – дело чрезвычайно тонкое, перечислим восемь требований, которым должна отвечать школа, успешно проводящая профилактическую работу (Йорген Ларссон):

  1. Выработка всем персоналом школы четко определенной позиции по отношению к табаку, спиртному и наркотикам.
  2. Налаженная сеть контактов школы с органами власти, общественными организациями, социальными, медицинскими службами.
  3. Активное вовлечение и обучение родителей. Как минимум – родители должны знать признаки, по которым можно определить, употребляет ли ребенок наркотики. Из родителей составляются бригады (по типу наших бывших ДНД), которые дежурят в своем микрорайоне по вечерам в выходные дни. Родители выявляют торговцев, продающих алкоголь несовершеннолетним.
  4. Укрепление здоровья : медперсонал школы должен уметь на ранней стадии выявлять «балующихся» наркотиками.
  5. Исследование привычек и отношения к алкоголю, табаку, наркотикам. Желательно проводить его ежегодно.
  6. Работа по выявлению детей зоны риска. Для этого всех сотрудников школы, включая охранников и работников столовой, учат распознавать начинающих наркоманов и пьяниц.
  7. Вовлечение в работу самих учащихся – без этого хороших результатов не жди.
  8. Преподавание спецкурсов по тематикам «Алкоголь», «Табак», «Наркотики».

По мнению начальника Управления по организации профилактики Госнаркоконтроля России Б.П.Целинского, в школах давно необходимо ввести соответствующий курс. Но пока такого единого для российских школ учебника нет. И преподаватели вводимого курса должны пользоваться уважением у учащихся, так как в противном случае эффекта практически не будет, а значит, многое надо менять в подходе. Как оценить в каждой школе наркоситуацию и как ее улучшить – это тактическая задача.

Как организовать учебно-воспитательный процесс так, чтобы школы работали без наркотиков – стратегическая задача. Возможно, ее необходимо решать сменой парадигмы, отказом от традиционной (авторитарно-репродуктивной) системы школьного образования, противоречащей доминирующим потребностям детей и переходом к концепции здравосозидающей школы. По мнению Г.К.Зайцева, преподавание в такой школе строится на основе учета актуальных доминирующих потребностей учеников (школа саморазвития: 1–4 классы, школа самопознания: 5–8 классы и школа самоопределения: 9–11 классы) http://www.ecad.ru/index-rus.html .

Политический аспект

Почему политический аспект важен и влияет на конечный результат? Надо убеждать присутствующих? Хорошо.

  1. Потому что есть господин Сорос, который, с одной стороны, вложил огромные деньги в развитие идеи легализации запрещенных Конвенциями ООН наркотиков, а с другой стороны, создал и финансировал Институт «Открытое общество», который оказал большое влияние на позицию Минобразования РФ в области антинаркотического воспитания (программы «Нет, спасибо»).
  2. Потому что в современном глобальном мире есть влияние на Минобразования РФ голландской модели наркополитики, основанной на допустимости в обществе идеи зарабатывания денег на пороках (термин «рынок пороков»).
  3. Потому что в Москве действует российское отделение международной трансрадикальной партии (ТРП), стремящейся на практике легализовать наркотики (представьте ситуацию в школе, если директор поклонник или член этой партии).
  4. Потому что в Госдуме РФ есть политики из СПС, высказывающиеся за легализацию наркотиков в России. Правда, накануне очередных выборов в СПС изменили позицию. Сейчас Борис Немцов утверждает: «Мы партия бодрых и трезвых» (газета «Правое дело» № 37 за 2003 год).
  5. Потому что при такой политической воле и уровне ответственности, как у губернатора Новгородской области Михаила Пруссака, становятся возможными такие проекты, как подготовка кадров для правительства в магистратуре СПбГУ по уникальной программе «наркоконфликтология».
  6. Потому что такой серьезный политик, как Валентина Матвиенко, будучи кандидатом в губернаторы, в своей предвыборной программе обещала очистить от наркотиков школы, вузы, места досуга в Санкт-Петербурге. А выполнит ли она свои предвыборные обещания? Это зависит и от нас с вами.

Политический аспект в образовании также необходимо учитывать, потому что он непосредственно связан с мировоззрением, которое формирует образование. Рассматривая проблему оценки различных форм социального контроля наркотиков как мировоззренческую, можно вспомнить дискуссии: Козлов – Гилинский, Гуров – Струмилин, Халлберг – Ньюмэн, Целинский – Батлер. Эти дискуссии всегда в какой-то мере напоминают спор практиков и теоретиков. Теоретики лелеют мечту социального контроля наркотиков вообще без социального контроля наркопотребителей, а практики понимают, что это невозможно, если реально ставить цель – сокращение количества участников незаконного оборота наркотиков (НОН) в регионе, в стране. Поэтому мы исходим из конфликтологического определения наркополитики как конфликта между социальными группами, зоной разногласий в котором является власть на возможность устанавливать правила оборота наркотиков в стране. Участниками конфликта выступают правительства, министерства и ведомства, общественные организации, политические партии и другие политические силы общества, да и сама наркомафия. Вопрос: учить ли школьников говорить «нет, спасибо» на предложение пробовать героин, в духе европейского понимания «толерантности», или воспитывать в них, в духе российской ментальности, беспощадность к сбытчикам наркотиков и безжалостность (жалость в данном случае равноценна «медвежьей услуге») к тем, кто стал потреблять наркотики и не хочет лечиться – далеко не риторический. На наш взгляд, это главный вопрос концепции «Школа без наркотиков». Неверное, его решение ведет к таким результатам. Например, в Челябинске проанкетировали 2 500 студентов. Было установлено, что 39% считают наркоманию личным делом каждого, а 41 процент – не видят необходимости борьбы с этим явлением. Но ведь это результаты мировоззрения, сформированного в школе.

Заключение

1) Почему наркотики есть в наших школах?

Потому что их туда приносят ученики или бывшие (отчисленные) ученики этих школ. Приносят в себе (в организме), в карманах, в сумках. Потребляют на переменах в туалетах.

2) Почему ученики их туда приносят?

Потому что на досуге, на улице, дома они стали их эпизодически потреблять, невзирая на запрет их немедицинского потребления всеми инстанциями: Федеральным законом, Административным кодексом РФ, Уставом образовательного учреждения и Правилами внутреннего распорядка.

3) Почему они стали их потреблять, невзирая на запрет их немедицинского потребления всеми инстанциями?

Потому что запрет немедицинского потребления наркотиков практически никем не контролируется, то есть на практике действий в этом направлении практически нет.

Потому что администрации школ даже покрывают (не выявляют, не идут на конфликт) тех учеников, которые «засветились», так проще и легче видеть в учащемся больного с правом на врачебную тайну диагноза, а не правонарушителя. Анонимность хоть в семье, хоть в школе ведет к трагедии (С.Б.Белогуров).

Потому что школы не являются центрами антинаркотической работы в своих микрорайонах, объединившими (у себя!) другие территориальные структуры (милиции, здравоохранения, здоровые силы общественности) и финансовые ресурсы.

Потому что Минобразования России узко и однобоко сформировало свою Концепцию, такую, при которой не работает схема «очень трудно потреблять наркотики – легко получать помощь», и вообще в ней отсутствует обоснование необходимости запрета, принуждения, обусловленного биологической природой формирования наркозависимости. Нет в ней и вывода о том, что наркомания – не личное дело индивида живущего в обществе.

Вывод. Сегодня политическая цель антинаркотической политики государства (сокращение количества наркоманов, уменьшение наркопреступности) не является руководством к реальным действиям для большинства общеобразовательных школ, лицеев, колледжей. Исправить это может в каждом субъекте РФ соответствующее подразделение госнаркоконтроля (ГНК), изменив отношение к решению этой задачи всех тех, от кого это зависит, и в первую очередь региональных правительств. Это трудная задача, и если ГНК для этого потребуется новый Указ президента РФ, возлагающий ответственность за результаты антинаркотического воспитания на региональную власть, то к его подготовке необходимо приступить незамедлительно.  

Г.В.Зазулин



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003 
© ECAD Россиия 2000-2003