Наркомания и наркобизнес

В последнее десятилетие в Северо-Западном федеральном округе, как и в целом по России, наблюдается неуклонное осложнение наркоситуации. Об этом свидетельствует динамика основных показателей, характеризующих наркоситуацию в округе. Так, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области за пять лет (1995-2000 гг.) количество лиц, состоящих на учете в связи с немедицинским употреблением наркотиков, увеличилось более чем в 2,9 раза и составило более 451600 человек.

В.Ю.Владимиров, начальник отдела аппарата полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, доктор юридических наук, профессор Университета МВД РФ.

В.Ю.Владимиров, начальник отдела аппарата полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, доктор юридических наук, профессор Университета МВД РФ.

Северо-Западный федеральный округ является типичным регионом – потребителем наркотиков. Здесь практически отсутствует сырьевая база для производства растительных наркотических средств, а изготавливаемые в регионе синтетические наркотические средства составляют не более 1% наркотиков, находящихся в незаконном обороте.

В соответствии с вышеизложенным строится и система мер по противодействию наркотизму и наркобизнесу. Так, если обратиться к структуре межведомственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту Администрации Санкт-Петербурга, то 80% ее состава – представители социальных и медицинских структур и только 20% – работники правоохранительных органов. Если же говорить об удельном весе различных ведомств и общественных организаций в структуре социальной надстройки, работающей по стабилизации наркоситуации, то, по всей видимости, доля правоохранительных органов будет составлять не более 10%.

В то же время, занимая только 10% в структуре социальной надстройки, работающей по стабилизации наркоситуации, органы внутренних дел являются практически единственным ведомством, наряду с органами здравоохранения, которое имеет соответствующую специализированную службу – подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Отсюда следует вывод, что работа других ведомств по стабилизации наркоситуации и в значительной мере вся антинаркотическая работа в целом на сегодня носит декларативный характер.

Говоря об особенностях наркоситуации в Северо-Западном федеральном округе, следует отметить, что в период с 1997–2002 гг. в структуре немедицинского употребления наркотиков и их незаконного оборота неуклонно возрастал удельный вес героина.

Транзит через территорию Российской Федерации представляет собой один из развивающихся в настоящее время путей контрабанды героина. Производящийся в Юго-Восточной Азии (Афганистан) героин поступает в Центральную Азию (Таджикистан, Казахстан, Кыргызстан), затем – в Центральную Россию, из которой часть контрабандных маршрутов лежит через Северо-западный регион в Европу. Дополнительный канал поступления героина – из Юго-Западной Азии через Каспийское море в страны Закавказья, откуда наркотик частично перевозится в Россию.

Данные пути транзита наркотика определяют этнический характер организованных преступных групп, контролирующих его оборот, в том числе и в Северо-Западном федеральном округе. Не последнюю роль в происходящей в последние годы героиновой экспансии на территорию России и Северо-Западного федерального округа, в частности, играет ухудшение экономического положения и рост социальной напряженности в государствах Центральной Азии.

В этой связи следует признать ошибочным заключение Комитета конституционного надзора СССР от 25 октября 1990 года, который признал несоответствующим Конституции СССР Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1974 года «Об усилении борьбы с наркоманией», вследствие чего он утратил силу.

Прямым следствием происходящего в последнее десятилетие расширения нелегального оборота наркотиков явился беспрецедентный рост числа наркозависимых. Если в среднем по России оценочное число наркопотребителей составляет 2,5-3 млн. человек (около 2% населения), то в Северо-Западном федеральном округе – по экспертным оценкам – немедицинское употребление наркотиков допускает 560.500 человек (или 3,4% населения). В Санкт-Петербурге немедицинское потребление наркотиков допускает 8,5% населения, в Мурманской области – 5,7% населения. Данная тенденция сопровождается увеличением темпов прироста лиц с диагнозом «наркомания», что также не в последнюю очередь связано с распространением в незаконном обороте наиболее опасного наркотического средства опийной группы – героина. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области доля потребителей героина, по оценкам органов здравоохранения, составляет более 70 % и более 90 %, соответственно.

Наркоситуация определяется распространенностью наркотиков, их доступностью, возрастающим количеством наркоманов и наркозависимых, наличием на государственном и общественном уровне эффективной системы противодействия наркомании, ориентацией общественного мнения о наркотиках и наркомании, организацией антинаркотического воспитания, работой в этом направлении общественных и религиозных объединений, наличием местных законодательных актов, противостоящих распространению наркомании. В меньшей степени наркоситуация определяется работой правоохранительных органов, а ставить наркоситуацию в зависимость от качественного состава наркотиков (процентное содержание диацетилморфина), объединенных названием «героин», неверно, так как увеличение общего веса наркотиков даже при малой концентрации психоактивного вещества, обеспечивает расширение социального охвата наркопотребления.

Начавшаяся в 1997-1998 гг. тенденция доминирования на нелегальном рынке героина на сегодняшний день привела к слиянию таких явлений как наркомания и наркобизнес.

Увеличение на нелегальном рынке доли высококонцентрированных наркотиков, таких как героин, приводит и к росту смертности среди лиц, злоупотребляющих наркотиками. В данном случае смертность от этого социального недуга рассматривается нами не как медико-социальная категория, а как средство объективизации криминалистической оценки наркоситуации. В 2000 году смертность от наркотиков в Северо-Западном федеральном округе составила 884 человека или 1 человек на 50 тыс. населения. По сравнению с 1996 годом данный показатель увеличился в 8,7 раза. Наибольшая смертность от отравлений наркотиками отмечалась в Калининградской области (1,5 чел. на 100. тыс. населения), в Ленинградской области (1,1 чел. на 100 тыс. населения), в Санкт-Петербурге (0,9 чел. на 100 тыс. населения). Хотя по данным БСМЭ Санкт-Петербурга в 2001 году количество смертей от отравлений наркотиками официально снизилось и составило 86 случаев в Санкт-Петербурге и 152 случая в Ленинградской области, говорить о реальном снижении этого показателя не приходится, так как имеющиеся в крови наркотики быстро разлагаются и диагноз в таких случаях – отравление неизвестным ядом.

Другой производной от распространения в незаконном обороте героина – наркотика, потребляемого преимущественно инъекционным способом – является рост заражений ВИЧ-инфекцией. Так, по данным Российского научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, главным фактором риска заражения ВИЧ-инфекцией в России в 1996–2001 годах являлось внутривенное введение наркотиков (93% лиц с известными факторами риска заражения). В Санкт-Петербурге в 1999 году было выявлено 440 ВИЧ-инфицированных, в 2000 году их число превысило 5000 (рост более чем в 11 раз), 2001 год – 11 тыс., а на начало 2002 года 16 тыс. (0,34% от населения Санкт-Петербурга). В Калининградской области на 1 января 2002 года зарегистрировано 4 тыс. ВИЧ-инфицированных (0,44% населения), 3 тыс. ВИЧ-инфицированных в Ленинградской области (0,18% населения). Высокий прирост наблюдается в Мурманской области (70 случаев в 2000 г., 469 в 2001 г.), в Новгородской области (43 случая в 2000 г., 251 в 2001 г.), Вологодской области (57 случаев в 2000 г., 333 в 2001 г.).

Прямым следствием распространения немедицинского потребления героина, вводимого потребителями внутривенно, является распространение инфекционных заболеваний, таких как гепатит В и С. Свыше 80% наркоманов имеют гепатит В или С.

Достаточно острая ситуация с заражением ВИЧ-инфекцией сложилась в учреждениях ГУИН Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области: количество ВИЧ инфицированных из числа спецконтингента ГУИН за 1995–1999 годы возросло с 1 до 188, в 2000 г. составило 1084 чел., на

31.12.2001 г. – содержалось 2651 чел., на 1.07.2002 г. – 3121 человек. Динамика данного показателя косвенно свидетельствует и о расширении незаконного оборота наркотиков в пенитенциарной системе.

Эти данные, наряду с указанными выше показателями неуклонного роста числа наркозависимых убедительно показывают, что в настоящее время в Российской Федерации, практически во всех регионах, эффективно осуществляется внешняя агрессия, инструментом которой являются наркотики. В результате развивающейся наркоэпидемии стране уже сегодня нанесен огромный ущерб, а ее последствия уже сейчас, как показывает исторический опыт – с наркоэпидемией Россия уже сталкивалась в первых десятилетиях XX века – могут быть ликвидированы только в течение многолетней планомерной работы.

Анализ оперативной обстановки в субъектах Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе до недавнего времени свидетельствовал о неуклонном росте числа регистрируемых преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ: с 1996 до 1998 г. количество зарегистрированных преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков в округе увеличилось с

11 тыс. до 18,2 тыс., в 2000 г. составило 23,9 тыс., в 2001 г. – 24112. За пять лет (1996–2000 гг.) количество зарегистрированных преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ в Северо-Западном федеральном округе Российской Федерации увеличилось более чем в 3,2 раза (по России – в 2,5 раза). Соответственно уровень наркопреступности в округе за последние пять лет (1997 – 2001 г.г.) увеличился в 1,8 раза (с 93,5 на 100 тыс. населения в 1997г. до 167,5 в 2001г.). При этом, по мнению специалистов, данный показатель, как и показатель уровня немедицинского потребления наркотиков, отражает лишь около 10% реального уровня наркопреступности.

Наибольший уровень преступности в сфере незаконного оборота наркотиков по итогам первого полугодия 2002 года отмечается в Санкт-Петербурге (10,60 на 10 тыс. населения), в Калининградской области (10,19), в Республике Коми (10,01), в Ленинградской области (9,67).

В то же время, это только общий показатель количества зарегистрированных наркопреступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, который должен отражать не только криминальную активность в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ в субъекте Российской Федерации, но и в значительной степени – активность работы правоохранительных органов по пресечению преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков.

В этой связи снижение числа выявленных в округе преступлений линии НОН указывает на недостаточную активность правоохранительных органов, а низкая доля выявленных преступлений, связанных со сбытом наркотических средств и психотропных веществ не соответствует основной задаче, стоящей перед правоохранительными органами – борьбе с наркобизнесом.

Другим показателем, характеризующим эффективность работы правоохранительных органов по борьбе с наркобизнесом являются данные о количестве зарегистрированных преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору и организованной преступной группой. В среднем по Северо-Западному федеральному округу доля преступлений НОН, совершенных группой по предварительному сговору, составила 5,2%, что ниже общероссийского показателя (6,3%), При этом доля преступлений НОН, совершенных организованными преступными группами, раскрытых правоохранительными органами Северо-Западного региона, практически соответствует средней по России – 1,7% (по России – 1,3%).

В 2002 году в Северо-Западном федеральном округе просматривается тенденция существенного снижения результативности борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Количество зарегистрированных наркопреступлений, как по России в целом, так и в округе, сократилось почти на 20%.

На фоне продолжающейся наркотизации населения, прежде всего, молодежи, существенное снижение результатов борьбы с такими преступлениями допущено в 8 регионах округа. В частности, в Республике Карелия оно составляет порядка 50%, в Новгородской, Мурманской, Архангельской областях и Санкт-Петербурге - свыше 30%.

При этом снижение «валовых показателей» далеко не везде компенсировано активизацией борьбы с наиболее опасными формами проявлений наркобизнеса. На МВД Республики Коми, УВД Ненецкого АО и ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области (по итогам 1 полугодия 2002 г.) приходилось всего по одному законченному расследованием уголовному делу по наркопреступлению, совершенному организованной преступной группой.

Таким образом, в целом ряде субъектов Российской Федерации Северо-Западного федерального округа складывается неадекватная социальная ориентация правоохранительных органов, согласно которой их деятельность ориентирована на выявление потребителей наркотиков, а не на борьбу с наркомафией.

В то же время опыт работы в других субъектах Федерации показывает, что правоохранительные органы могут работать более эффективно по своему основному направлению – пресечению наркобизнеса. Так, в Республике Коми за 6 месяцев 2002 года выявлено 1127 преступлений, связанных с наркотическими средствами, практически все они квалифицированы по ст. 228 УК РФ, в том числе 696 преступлений, связанных со сбытом наркотических средств. В Новгородской области выявлено 258 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в том числе 254 преступления по ст.228 УК РФ, из которых 146 преступлений связаны со сбытом наркотических средств, что более чем на 16 % выше аналогичного общероссиийского показателя, и на 10 % выше результатов работы в СЗ ФО.

В системе правоохранительных органов до настоящего времени отсутствуют общие подходы, определяющие тактику организации борьбы с наркобизнесом. В настоящее время общество и многие должностные лица государственных структур, в том числе и руководители, до сих пор не осознали той огромной опасности, которая нависла над страной в связи с расширением немедицинского потребления и нелегального оборота наркотиков.

По сведениям Национального антикоррупционного комитета (НАК) России в течение 2002 года различные открытые информационные источники продолжали активно интересоваться ситуацией, складывающейся вокруг и внутри Афганистана как территории, с которой в Россию идет основной поток «тяжелых» наркотических веществ. Повышенный спрос на информацию по «афганскому наркотрафику» был частично удовлетворен в состоявшихся выступлениях ряда официальных российских представителей, часть из которых непосредственно отвечает за поддержание эффективного барьера на пути наркотиков. Кроме того, в прессе было опубликовано несколько материалов, рассматривавших проблему поставок наркотических веществ через границы России более комплексно – с учетом и других возможных путей транспортировки – хотя и с акцентом именно на «афганское направление».

При этом эффективность действия на территории страны различных международных организаций, призванных не только наблюдать со стороны за ухудшением наркоситуации, но и препятствовать этому, оставляет желать лучшего. Так, Агентство ООН по борьбе с наркотиками было вынуждено ограничить свою деятельность в Афганистане в связи с нецелевым использованием его средств со стороны бывшего руководителя Агентства.

Специалисты НАК отмечают, что серьезную опасность представляют появившиеся признаки перехода наркобизнеса от организации по «национальному признаку» к интеграции различных «национальных» наркокартелей (в открытых источниках появились предварительные данные о переговорах между таджикскими и азербайджанскими ОПГ о разделении функций и организации единой системы поставок и сбыта наркотиков).

Таким образом, любые расчеты на изменение наркоситуации в приграничных с Россией районах в ближайшей или среднесрочной перспективе в лучшую сторону выглядят необоснованными.

По мнению специалистов НАК наличие противоречий между силовыми ведомствами подтверждает системность характера распространения наркоагрессии и наркокоррупции, причем эта системность заключается не только в существовании уже устоявшихся связей между наркобизнесом и госчиновниками, но и в наличии условий, которые всячески способствуют возникновению таких связей.

Альтернативной точкой зрения следует считать необходимость устранения спроса: «нет спроса – нет предложения». Одной из эффективных форм реализации этого тезиса является, на наш взгляд ужесточение практики принудительного лечения от наркомании, сочетающейся с изоляцией от общества, но позволяющей после ее прохождения пройти курс социальной адаптации. Перед человеком должен быть свободный выбор между позитивной социальной ориентацией и наркозависимостью, но при этом общество, как биосоциальная среда, также должно иметь возможность защитить себя от внешних и внутренних угроз, в том числе и от наркоэкспансии.

Представляется необходимым совершенствование действующего Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и внесение изменений и дополнений в иные нормативно-правовые акты, без чего целый ряд положений базового российского законодательства о наркотиках носит на сегодня декларативный характер. Такие изменения и дополнения, на наш взгляд, должны быть внесены в законы Российской Федерации «О государственной службе», «Об образовании», в Кодекс об административных правонарушениях, Уголовный кодекс и др. Образно говоря, раздел антинаркотической направленности должен присутствовать во всех основополагающих нормативных актах государства, причем с соответствующими санкциями, то есть прямого действия.

Все это наряду с многими другими предложениями, которые сформулированы представителями различных ведомств и территориальных образований, будет способствовать формированию эффективной государственной политики в сфере борьбы с наркоманией и наркобизнесом.

Чтобы поставить надежный заслон пропаганде наркотизма необходимо разработать методологию эффективного привлечения к ответственности, общей и частной превенции распространения в СМИ сведений, за пропаганду которых действующим законодательством предусмотрена уголовная или иная ответственность.

В этих целях:

  • в соответствие с существующей подследственностью, определить обязанность конкретных должностных лиц правоохранительных органов по возбуждению и расследованию уголовных дел по фактам появления в СМИ информации, содержащей сведения, не подлежащие распространению;
  • ввести практику официальных опровержений, даваемых должностными лицами соответствующих органов государственной власти, по фактам заведомо неадекватной информации.

Время раздумий давно прошло, необходимо безотлагательное принятие решительных и скоординированных долгосрочных мер на уровнях государственной власти и на межотраслевой основе.

В.Ю.Владимиров,
начальник отдела аппарата полномочного представителя Президента РФ 
по Северо-Западному федеральному округу Фото



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков