Проблема марихуаны: очевидное и неясное

Проблема марихуаны: очевидное и неясное

Наше общественное сознание не готово противостоять стремительно разрастающейся «моде» на прием психоактивных веществ, получаемых из конопли.

Героиновая эпидемия, разразившаяся в нашей стране в течение последнего десятилетия, имеет катастрофические последствия для жизни и здоровья граждан России. Данные о демографической трагедии целого поколения в результате массового злоупотребления опиатами привели к тому, что Президент вынужден был определить наркотики как «угрозу национальной безопасности».

Данилин Александр Геннадиевич закончил лечебный факультет Московского медицинского стоматологического института и городскую интернатуру по специальности «Психиатрия и наркология» в 1983 году.
С 1984 года и по настоящее время работает в Наркологической клинической больнице №17, с 1987 года – заведующий отделением, с 1998 года – ведущий специалист больницы. 
Член-корреспондент международной психоаналитической ассоциации. Параллельно с работой преподавал в Московском государственном медицинском университете. В настоящее время ведет курс психотерапии на факультете валеологии Российского педагогического государственного университета, ведет программу «Общество против наркотиков» в Московском центре непрерывного образования взрослых. 
Автор многочисленных книг, статей и интервью в отечественных и зарубежных СМИ, постоянный автор информационного ресурса в Интернете «Нет наркотикам», автор цикла лекций по глубинной психологии аддиктивного поведения, размещенных на сайте narkotiki.ru, ведущий прямого диалогового окна.

Возможно, страшная тень злоупотребления опиатами заслонила от нас проблему массового приема продуктов конопли, которые современное массовое сознание все более и более уверенно считает «легким» и «безвредным» опьяняющим веществом.

Во всяком случае, проведенные нами в 1999–2000 годах анонимные опросы учащихся 4-х классов пяти московских школ показали, что каждый 6-й среди опрошенных хотя бы один раз пробовал курить анашу, а практически все остальные «не знали», что анаша – наркотик, и не находили в ней «ничего вредного».

В России каннабис (марихуана) включен в Список 1, то есть в список наркотических средств, оборот которых в Российской Федерации полностью запрещен.

Да, это очевидно, но только… любой подросток Москвы и Санкт–Петербурга скажет вам, что марихуану (как, впрочем, и другие наркотики) можно купить в любом ночном клубе и на каждой дискотеке. Более того, в ночных клубах невозможно не приниматьнаркотики. Трезвые или находящиеся в алкогольном опьянении люди воспринимаются в «стильном» танцевальном клубе как «динозавры» или «непродвинутые юзеры». Марихуана, «фен» или LSD становятся все более и более естественной частью молодежного «стиля», то есть культуры.

На канале НТВ российского телевидения в программе «Принцип домино» один из самых авторитетных среди молодежи специалистов по рок-музыке, знаменитый «тусовщик» Артемий Троицкий в течении почти 15 минут эфирного времени рассказывает о своей «вредной привычке» – курении марихуаны, то есть… откровенно признается в ежедневном совершении… уголовно наказуемого преступления.

Точно так же, как десятилетние дети, Троицкий не находит в своей привычке к конопле «ничего вредного или опасного».

Очевидно, что музыкальное движение «растафари» представляет собой своеобразный религиозный культ марихуаны. Однако сможет ли кто-нибудь назвать мне российские источники в СМИ, пытающиеся всерьез анализировать или противостоять увеличению числа растаманов в России?

Выступления сторонников легализации марихуаны можно услышать повсюду – от средств массовой информации до Государственной Думы. Но где можно прочесть или увидеть серьезное и мотивированное выступление ее противников?

Журналистка одной из постоянно работающих антинаркотических программ центрального телевидения сказала мне недавно, что ее продюсер запретил съемку сюжета о марихуане в связи с тем, что «вредность этого вещества никем и никак не доказана, опереться не на что, и любая такая программа может превратиться в пропаганду наркотика».

И таких программ на отечественном телевидении действительно не существует.

В сети Интернет все отчетливей и отчетливей звучат призывы к легализации «легких» наркотиков. Посещаемость сайтов «поклонников» каннабиса и других галлюциногенов растет, чего нельзя, к сожалению, сказать об информационных ресурсах антинаркотической пропаганды.

Возможно, подобное положение дел связано с отсутствием объективной информации о препаратах конопли? Или курение марихуаны действительно является абсолютно безвредным развлечением?

Именно из-за существования этих вопросов я решил включить в свое сообщение некоторое количество очевидных фактов, которые можно достаточно легко обнаружить как в книгах (пока очень немногочисленных), так и в сети Интернет.

Очевидно, что каннабис на сегодняшний день является самым распространенным наркотиком (нелегальным опьяняющим веществом) в мире. По данным UNDCP (комиссия ООН по контролю за наркотиками), в 1998 году в мире насчитывалось около 142,5 миллионов людей, с большей или меньшей регулярностью курящих коноплю.

Данные NHSDA показывают, что почти 70 миллионов американцев хотя бы раз в жизни курили марихуану и хотя бы раз в месяц это позволяют себе 8,9 миллионов человек.

А.Г.Данилин (справа) и заместитель декана факультета ПМ–ПУ СПбГУ М.В.Свиркин.

А.Г.Данилин (справа) и заместитель декана факультета ПМ–ПУ СПбГУ М.В.Свиркин.

В нашей стране до сих пор не существует аналогичных NHSDA систематических исследований, позволяющих отслеживать на общенациональном уровне тенденции в изменении картины потребления наркотиков. Единой статистики употребления каннабиса в России не существует. Однако, если опираться на тот факт, что именно курение марихуаны примерно в 89% случаев является предпочтительным для детей и подростков при первых наркотических «пробах», а исследования, проводящиеся в различных регионах России показывают, что в среднем 65% учащихся средней школы «пробуют» наркотическое вещество в возрасте до 15 лет, то общая численность людей, так или иначе употребляющих марихуану в России, будет превышать американские цифры.

Опьянение марихуаной, эффекты ее действия в литературе обычно разделяются на острые (кратковременные), возникающие в каждом отдельном эпизоде опьянения и исчезающие в течение непродолжительного времени, и хронические, которые развиваются в случае продолжительного (не менее 6 месяцев) употребления продуктов конопли.

Следующим очевидным фактом является крайняя вариабельность психических эффектов действия каннабиса. Дело в том, что эти эффекты далеко не всегда являются субъективно приятными или доставляющими удовольствие, как это постоянно хочется представить сторонникам легализации наркотика.

В процессе курения конопли настроение курильщика может заметно колебаться от выраженного чувства радости и удовольствия (эйфории) до состояния подавленного настроения с тревогой, доходящей до паники (дисфория). Более того, каждый эпизод опьянения марихуаной может сопровождаться своими эмоциональными эффектами. В одном случае один и тот же курильщик может испытывать беззаботную радость, а в другом – тревожную тоску.

Поведение курильщика будет таким же противоречивым, как и его настроение. В случае эйфории он смешлив, разговорчив и непоседлив. Беседа с окружающими доставляет ему удовольствие, хотя для них его высказывания чаще всего бывают непонятны, поскольку курильщик конопли строит их не столько исходя из слов и эмоций присутствующих, сколько с помощью случайных ассоциаций, которые всплывают в его сознании под воздействием наркотика.

Однако столь же часто опьянение может сопровождаться спокойным, «медитативным» или даже сонливым состоянием курильщика, безразлично реагирующего на обстановку. При возникновении тревоги курильщик может стать пугливым, пытаться спрятаться от общения, или, наоборот, суетливо метаться между людьми, как бы пытаясь с помощью окружающих понять, что с ним происходит.

Примерно то же самое происходит с изменением восприятия. Поклонники марихуаны рассказывают, что во время ее действия реальный мир из неуютного становится красивым и приятным, его цвета кажутся более яркими, но не раздражают, а музыка доставляет гораздо более глубокое удовольствие. При этом течение времени замедляется – «субъективное» время отстает от «реального». По мере нарастания дозы эти эффекты постепенно усиливаются и через некоторое время могут стать неприятными.

Цельное поле восприятия начинает дробиться и распадаться на отдельные элементы, каждый из которых как будто несет в себе скрытый смысл. По мере обострения этих ощущений связь между предметами, составляющими реальность, начинает теряться, и в своей бессмысленности вещи, люди, звуки, запахи и другие раздражители становятся угрожающими.

Негативные эффекты конопли могут проявиться при первых же попытках курения наркотика. Непривычная к каннабису нервная система может отнестись к любой концентрации каннабинолов, как к избыточной. Мне, как и многим клиницистам, известны случаи детских и подростковых самоубийств и незавершенных суицидальных попыток, которые совершались после «экспериментов» с марихуаной.

Что касается собственно каннабинолов как химических препаратов, то по сравнению с героином они действительно вызывают у человека не слишком тяжелую психическую и физическую зависимость...Тяжелейшую психическую зависимость вызывают те внушения, которые можно внедрить в человеческое сознание во время опьянения продуктами конопли...

В начале 70-х годов, уже после того, как оборвалась "психоделическая революция" хиппи, марихуана вновь завладела молодежным сознанием. Самое прямое отношение к этому в качестве неформального лидера имел основатель музыкального стиля "регги" знаменитый певец и гитарист Боб Марли.

Марли приехал в Америку с Ямайки. С собой он привез религию бога Раста. Созданный им культ получил название "растафари".

Пророком этой религии он объявил самого себя, а главным ее ритуалом... свою музыку. Все последователи нового религиозного движения одновременно должны были стать и адептами нового музыкального стиля. Они называли себя «Rast's people» – люди Раста. У нас их стали называть растаманами.

Общаться с Растом было занятием непростым: для свидания с ним требовался своего рода проводник. Инстанция эта, присутствовавшая в растении «Cannabis sativa», или все в той же конопле, получила имя Джа.

Бог Джа должен был открыть сознание курильщиков конопли для получения ценных указаний от бога Раста. А чтобы указания слышались особенно внятно, сопровождались они музыкой Раста. Часто через музыку и сопутствующие ей трансы такие указания непосредственно и передавались.

Как видите, здесь действует все тот же знакомый нам стереотип: марихуана открывает сознание для воздействия – не важно, образы ли это «райского сада» или, как в данном случае, «сладкая музыка». Курение конопли создавало нужный резонанс для особого восприятия «регги», чтобы именно музыкавызывала привыкание – психическую зависимость... Ведь главной целью проповедников «растафари» является «черный пи-ар» – реализация своего музыкального продукта.

Мы привычно называем наркоманов маргиналами, отделяя тем самым их проблемы от своих собственных. Однако мы забываем, что само слово «маргинал» тоже имеет определенное происхождение. Широкое распространение оно получило после работ E.Stonequist в начале 1960-х годов. Автор писал о том, как личность становится маргинальной: «Нарушение культурной целостности отдельных территорий, объединяемых даже такими духовными традициями, как людоедство или охота за головами воздействует на весь социальный организм. У людей возникают чувства неуверенности, неопределенности, беспокойства, смятения, исчезает интерес к жизни, ощущается потеря энергии и апатия(...). Суть происхождения маргинальной личности проявляется во множестве противоречивых культурных установок, влияющих на нее и создающих такую же множественность ее собственных побуждений и внутренних условий. Это объясняет неустойчивость и противоречивость ее мнений и действий, ее психическую неуравновешенность и ее чувство вины».

Нечто очень похожее описывал Ролло Мэй в 1979 году, объясняя диссоциацией (распадом) традиционной культуры диссоциацию, возникающую внутри человеческой психики и проявляющуюся, в частности, в состоянии постоянной «плавающей» тревоги.

Создав культурную диссоциацию, мы с вами не смогли предложить нашим детям ничего взамен.

И они нашли «безвредное» лекарство от «плавающей тревоги» и разрывающей душу бессмысленности и противоречивости окружающей культуры...

Обратите внимание, насколько картина опьянения марихуаной похожа на описание маргинальной личности Стоунквистом, только реальность распада культуры имеет отрицательный эмоциональный знак, а опьянение коноплей – положительный. Если мы не хотим думать о восстановлении культурного пространства, марихуана создаст культуру, радикально отличающуюся от нашей.

Несколько дней назад я увидел на первом телевизионном канале новый (для меня) клип с песней Андрея Макаревича. Автор рассказывает в ней о чувстве бессмыслицы, охватившей молодое поколение. «Нас обманули свободой», – смертельно страшные и справедливые слова произносит певец. И делает не менее страшный вывод: он говорит о том, что права была Джоплин, «рано покинувшая этот мир» (я боюсь, что могу неточно процитировать строку песни)...

Может быть, к счастью, не все подростки, но все люди чуточку постарше знают, что Дженис Джоплин была страстным приверженцем наркотиков, одним из создателей «психоделического рока» и умерла от передозировки героина...

Я очень люблю музыку Макаревича. И уж тем более врач не может относиться к числу людей, которые имеют право призывать к каким бы то ни было запретам. Но что же, рок-кумир целого поколения не понимает сам, что пущенная в тираж стадионами и телевидением песня приведет, по крайней мере, к нескольким самоубийствам и... к волне подражания уже забытой Джоплин?

Если такие вещи позволяют себе даже Троицкий и Макаревич, то это означает, что они существуют в рамках некой абсолютно иной культурной и духовной традиции, так же сильно отличающейся от духовности людей, находящихся сейчас в зале, как учение ваххабизма отличается от классического Ислама.

Как только мы всерьез начинаем задумываться о профилактике злоупотребления «легкими» наркотиками, мы приходим к необходимости идентифицировать себя с некоторой духовной традицией.

До 1917 года проблема такой идентификации у мыслящих людей сомнений не вызывала. Наша система «хорошо–плохо», наши плохо осознаваемые представления о нормальном человеке заданы духовной традицией Православия .

Наркотик и незаметно создаваемая им культура зовут нас к другой норме, к абсолютно другим состояниям души. Именно поэтому рок во всех исторических этапах своего существования так тяготел и к наркотикам, и к культам, которые человек христианской культуры должен был бы называть языческими, если бы смог сохранить в себе христианство даже не в качестве веры, а хотя бы в виде морального императива – «нормы», создавшей наши души.

Не надо строить иллюзий. Рок-культуру создали психические состояния, вызываемые наркотиками, и среди них, в первую очередь, продуктами конопли.

Активное участие в семинаре приняли студенты отделения конфиктологии философского факультета СПбГУ.

Активное участие в семинаре приняли студенты отделения конфиктологии философского факультета СПбГУ.

Именно поэтому рок-музыка наполнена бесконечными наркотическими цитатами, причем не только в своих поэтических текстах, но и в мелодиях, пытающихся воспроизвести эмоциональное состояние наркотического опьянения.

Именно поэтому лидеры рок-культуры не испытывают ответственности (а без нее невозможна любовь) за судьбы своих поклонников.

Я понимаю невозможность возвращения культуры к «пресной просфоре» (так писал один из рецензентов книги «LSD…»). Я лишь пытаюсь объяснить, что воспитание в молодом человеке гордости за свое духовное прошлое является лучшим способом профилактики наркотического поведения.

В этом столетии исполнится 2000 лет великим… и забытым словам Тертулиана:

«Душа человеческая по природе своей – христианка».

В контексте всего сказанного выше выделить профилактику злоупотребления продуктами конопли в виде отдельной задачи, на наш взгляд, не представляется возможным. Профилактика в обществе, которое мы по-прежнему считаем демократическим, должна быть направлена на становление независимой личности.

Разрешите в заключение сказать несколько слов о принципах и моделях, которые мы используем в профилактической работе:

  • Религия – это удел не только священников. В христианстве все мы – врачи, учителя, социальные работники и священники – равно ответственны перед Богом. Христианство было образующей силой нашей истории и культуры. И мы, светские люди, имеем право в своих лекциях, уроках или психотерапии пользоваться тем духовным багажом, который оставили нам наши предшественники.
  • Если вы слушали лекцию внимательно, то любопытство, которое часть слушателей могла проявлять по отношению к каннабису, уменьшилось. Знание объекта может лишить нас ожидания удовольствия от встречи с ним. Именно поэтому наркоманы избегают чтения медицинских книг о наркотиках. Другой разговор, что во взрослом возрасте этот принцип работает куда менее эффективно, чем в детском. Психологи знают, что в 6–7-летнем возрасте интеллектуальные знания начинают приносить чувственное удовольствие, а значит, могут удовлетворять любопытство по отношению к наркотикам. Именно в этом возрасте и необходимо начинать профилактику.
  • Мы предлагаем для этого возраста двухкомпонентную профилактическую программу «Нет наркотикам». Она включает в себя разработанный нами экспериментальный стимульный материал, который мы разместим на сайте ЕСАD для обсуждения и накопления совместного опыта. В школах этот материал предлагается обсуждать в качестве 15-минутных «вставок» в уроки природоведения. В качестве второго компонента профилактики в этой возрастной группе мы предлагаем «уроки прекрасного», которые представляют собой обучение детей концентрации внимания на традиционных образах и символах того этнокультурного пространства, к которому они принадлежат. Если хотите, это короткие «дзэн-медитации» на образы природы, живописи и традиционной религии, аналогичные японским принципам «любования прекрасным». Для того чтобы понять семантику этих уроков, вы можете прочесть первую лекцию А. Г. Данилина на сайте «Нет наркотикам». Продолжительность такого урока – 10–15 минут.
  • Для возрастной группы 10–14 лет нужно использовать другой стимульный материал, содержащий большее количество тщательно сверенной с возрастными особенностями восприятия информации о наркотиках. Профилактическая программа в этом возрасте становится трехкомпонентной. Третий, когнитивный компонент, связан с формированием поведенческих стереотипов и основан на формировании самостоятельности в противовес тенденции к подражанию группе и ее негативным лидерам. Мы называем такие игровые тренинги «уроками самостоятельности».
  • Подростки, прошедшие предыдущие этапы профилактики, готовы к серьезному и дискуссионному обсуждению всех тех проблем, которые мы поднимали в сегодняшней лекции. В качестве «стимульного материала» мы используем документальные ленты и фрагменты художественных фильмов. А обсуждение проходит на занятиях, которые мы называем «уроками понимания». На них мы стараемся вернуть ощущение необходимости понимания и сочувствия по отношению к другому. Эти тренинги построены на моделях психодрамы.
  • Необходимо помнить, что средства и образы культуры, живопись и книги, кино и музыка могут быть не только отражением наркотических эффектов, но и самым действенным средством косвенной профилактики зависимого поведения. Немецкие исследователи показали, что простое включение в программу дискотек популярной музыки 30–50-х годов или классической музыки в современных обработках снижало потребление наркотиков среди постоянных посетителей танцевального зала(!). Даже начать перечисление таких «профилактических средств» и возможных методических схем их использования в одной лекции невозможно. Мы постараемся публиковать и обсуждать подобные рекомендации на наших информационных ресурсах в Интернете.
  • Профилактическая деятельность, несомненно, требует профессиональной подготовки. В этой лекции мы попытались дать опору – «реперные точки», позволяющие построить профилактические занятия. Наш опыт показывает, что интенсивные занятия в течение трехдневного семинара позволяют научить преподавателей, психологов или социальных работников пользоваться профилактическими моделями в конкретных возрастных или целевых группах (среди школьников, студентов, посетителей дискотек и так далее). Опыт проведения подобных семинаров мы получили в Московском центре непрерывного образования взрослых – общественной организации, которая на протяжении последних 3-х лет ведет обучающую программу «Общество против наркотиков».

Более подробное обсуждение вопросов психических состояний, возникающих под воздействием конопли, вы можете найти на сайте «Нет – наркотикам». На том же сайте автор настоящего сообщения ждет вас для прямого общения в чате еженедельно по средам с 18.00 до 21.00 по московскому времени.



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003 Дизайн и сопровождение: Сергей Ушаков