Концепция системы государственной антинаркотической политики в РФ (наброски и структура)

Если горожане знают, 
что запрещенные наркотики легко купить, 
они делают вывод – 
государственная власть или коррумпирована,
или непрофессиональна.

Экскурс в историю и оценка современного состояния противодействия

Наркотические средства и психотропные вещества (далее наркотики) являются запрещенными психоактивными товарами активно развивающегося международного и отечественного криминального рынка. Сбыт их организован по принципу сетевого маркетинга, а сверхприбыли от их продажи позволяет лидерам организованной преступности вторгаться в политику в целях лоббирования либерального отношения к наркопотреблению.

При переходе к рыночной модели экономики наркоугроза представляет собой угрозу всем видам безопасности: политической, социальной, экономической, информационной, личной и т.п. Однако с 1990 года направленные против нее нормы права оказались изолированными друг от друга, локализованными главным образом в уголовном, административном, гражданском, семейном, трудовом, уголовно-исполнительном и процессуальном законодательстве.

Необходимые для реформирования российской экономики либеральные принципы необоснованно (преждевременно) были распространены на такие сферы внутренней государственной политики и управления, как противодействие наркотизации населения, образование, воспитание, информационная и молодежная политика, алкогольная политика и борьба с курением. Из-за ошибок государства в наркополитике наркотизация населения страны стала происходить с эпидемической скоростью. Уже к 1997-1998 году наркоситуация в стране приобрела характер социальной наркоэпидемии, а наркоугроза вошла в разряд угроз национальной безопасности.

Положительно оценивая теоретическое и стратегическое значение «Концепции государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации», утвержденной Верховным Советом РФ 22 июня 1993 года, необходимо отметить, что с момента ее принятия прошло около 13 лет. За это время как в России, так и в сфере мировой геополитики наркотиков произошли очень большие изменения.

Угроза распространения ВИЧ-инфекции была использована политическими силами, заинтересованными в расширении нелегального рынка наркотиков, для обоснования замены стратегии сокращения “спроса на наркотики” на стратегию “уменьшения вреда” от их немедицинского потребления. В качестве политического инструмента проведения этой стратегии была использована Всемирная организация здравоохранения, рекомендовавшая предупреждение распространения ВИЧ-инфекции среди инъекционных наркоманов основывать на программах предоставления им чистых шприцев (игл) и предоставления фактически ежедневного наркотического пайка (метадона, бупренорфина).

Эти обстоятельства явились объективными внутренними и внешними причинами, вынудившими российскую власть сделать несколько практических шагов в направлении становления о антинаркотической государственной политики.

Законодательная власть РФ первой смогла преодолеть разногласия во взглядах на проблему наркотизма и форм борьбы с наркоугрозой. 1 апреля 1999 года в стране стал действовать Федеральный Закон РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах». В соответствии с идеями антинаркотических Конвенций ООН он восстановил отмененный в 1990 году правовой запрет потребления наркотиков в целях опьянения (без назначения врача), нормативно точно зафиксировал политическую цель государства в сфере контроля наркотиков — сокращение количества наркопотребителей.

Однако понадобилось два года на то, чтобы привести в соответствие с ним федеральный закон «О СМИ» и целых четыре года на то, чтобы привести в соответствие с ним Кодекс об административных правонарушениях в РФ.

По законодательству, врачебная тайна не должна препятствовать целенаправленной работе государственных органов по выявлению лиц, потребляющих наркотики, привлечению их к ответственности, постановке на учет и оказанию помощи, направленной на прекращение наркотизации.

Систематической работы в этой области федеральная законодательная власть до настоящего времени не ведет. Законотворчество на региональном уровне в этой сфере не обобщается.

Исполнительная власть РФ в направлении совершенствования государственной антинаркотической политики стала реформироваться только благодаря президенту РФ. В 2003 году В.В.Путин осознал реальность наркоугрозы для национальной безопасности и усилил организационное обеспечение антинаркотической политики, создав мощную федеральную службу – ФСКН России. Она обязана остановить рост удельного веса населения, вовлеченного в незаконный оборот наркотиков (НОН). Поэтому кроме борьбы с наркопреступностью ФСКН РФ определены задачи реализации антинаркотической политики и координации всех органов исполнительной власти (правительство РФ, министерства, региональные правительства).

Однако эта организационная новация не изменила идеологии управления — стремления исполнительной власти простыми средствами решать сложнейшие проблемы. Попыткой отделить наркоманов от наркобоаронов объясняют сторонники принятия Правительством РФ Постановления №231 6 мая 2005 года (об утверждение размеров средних разовых доз), которое по своей сути противоречит целям государства, регламентированным еще в 1998 году Федеральным Законом РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Пока столь необходимой государству для борьбы с наркоугрозой координации исполнительной власти достигнуть не удалось. Соответствие статуса директора ФСКН России только лишь рангу федерального министра в принципе не позволит федеральной службе госнаркоконтроля добиться необходимого единства в действиях всех органов исполнительной власти против наркоугрозы. По этой же причине в стране отсутствует эффективный механизм предъявления претензий к тем региональным правительствам, которые из года в год игнорируют реальную антинаркотическую работу, подменяя ее формальной деятельностью межведомственных антинаркотических комиссий.

Судебная власть Российской Федерации, став самостоятельной ветвью государственной власти в стране без развитого гражданского общества и независимого журналистского контроля, фактически оказалась полностью самоизолированной от других ветвей государственной власти, участвующих в сфере борьбы с наркопреступностью.

 

Кто на федеральном уровне в сфере антинаркотической политики приводит в действие механизм эффективной координации органов, осуществляющих государственную власть в Российской Федерации? Отсутствие четкого ответа на этот вопрос воспринимается гражданами как «…отсутствие у государства внятной антинаркотической позиции». Это, несомненно, отрицательно сказывается на результативности антинаркотического управления в субъектах федерации и муниципальных образованиях.

Сделать очередной шаг в ликвидации разобщенности органов власти в борьбе с наркоугрозой – цель настоящей Концепции. Она позволит государственным служащим из различных ведомств, отвечающих за противодействие наркомании и наркобизнесу, и ответственным гражданам российского государства одинаково понимать суть и важность государственных интересов в сфере защиты молодежи от наркоугрозы.

Но даже в научном мировоззрении наркотизм не воспринимаются однозначно. Право, медицина, социология, психология, экономика, педагогика, культурология, политология и другие отрасли знаний раздельно не позволяют составить целостное представление о наркотической реальности. Они накапливают правильные, но фрагментарные разрозненные представления о проблеме «наркотики в обществе». Адекватный сложности наркоугрозы комплексный научный подход можно осуществить только с позиции теории конфликта, так как все, что связано с запрещенными наркотиками в обществе, провозгласившем борьбу с ними, конфликтно по своей сути.

Поэтому методологической основой данной концепции явилось конфликтологическое знание, разработанное в рамках магистерской программы «наркоконфликтология» в Санкт-Петербургском государственном университете в 2002 –2006 годах.

Взаимопониманию сотрудников всех органов государственной власти на всех уровнях будет способствовать введение в научно-практический оборот в качестве языка межведомственного общения следующих междисциплинарных понятий: наркотики (как междисциплинарная категория), наркоконфликт, участники наркоконфликта, экспозиционное давление наркосреды, антинаркотическая норма, наркоситуация, наркоэпидемия, антинаркотическая политика, антинаркотический менеджмент, антинаркотическая целевая программа административно-территориального образования, антинаркотическая пропаганда, наркогенная информация, участники незаконного оборота наркотиков, легализация наркотиков и др.

Антинаркотическая политика российского государства базируется на знаниях, стратегии, координации и подготовке лидеров.

Знания

Невозможно потреблять наркотики и не стать наркозависимым. Наркотики – общественно-опасный товар, их потребление в целях опьянения запрещено государством, а наркорынок подавляется. Юридический запрет потребления наркотиков в целях опьянения имеет фундаментальное значение как для эффективности профилактики наркомании, так как для противодействия маркетинговым технологиям их незаконного распространения. В российской федерации наркомания не личное дело индивида. Лицо, потребляющее наркотики без назначения врача, является для государства правонарушителем. Государственная антинаркотическая политика — это борьба не с наркоманией, а с наркоэпидемией; средство предупреждения обострения наркоситуации в регионах, городах, поселках.

Врачебная тайна не должна препятствовать целенаправленной работе государственных органов по выявлению лиц , потребляющих наркотики, привлечению их к административной ответственности, постановке на учет и оказанию помощи, направленной на прекращение наркотизации. Потребитель наркотиков (наркоман) добровольно обратившийся за помощью, не является правонарушителями антинаркотического законодательства. Снимать с учета так же важно, как и ставить.

В каждом административно-территориальном образовании величина удельного веса населения, участвующего в незаконном обороте наркотиков (то есть наркоситуация), прямо пропорциональна масштабам наркотизма, наркомании, наркопреступности и наркокультуры на его территории. Без эффективной антинаркотической политики наркоситуация во многих субъектах федерации приобрела характер социальной наркоэпидемии. Во многом это связано с отсутствием критериев ее оценки и критериев оценки результативности антинаркотической работы территориальных органов исполнительной власти. Вклад органов государственной власти субъектов федерации в реализацию целей государственной антинаркотической политики явно недостаточен.

Стратегия (принципы деятельности власти).

Координация (понятие, принципы и инструменты)

Подготовка лидеров (центр и идеология одна – уровни и ведомства разные). Внутренняя антинаркотическая политика России (структура концепции).

1.Федеральная государственная антинаркотическая политика.

Федеральная государственная антинаркотическая политика – это скоординированная администрацией президента РФ, деятельность Федерального Собрания, правительства РФ, Верховного Суда и других участников антинаркотической политики, направленная на сокращение масштабов наркотизации населения страны.

Основные субъекты федеральной государственной антинаркотической политики:

администрация президента РФ.

1.1. Федеральные органы исполнительной власти РФ.

Правительство РФ.

ФСКН РФ.

МВД РФ.

Министерство юстиции РФ (федеральная служба исполнения наказания).

Министерство образования и науки.

Министерство здравоохранения и социального развития.

Министерство культуры и массовых коммуникаций.

Министерство транспорта.

Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации

Министерство информационных технологий и связи.

Министерство финансов.

Министерство экономического развития и торговли.

Федеральное агентство по физической культуре и спорту.

Федеральная служба государственной статистики.

(учет смертности участников НОН)

1.2. Федеральное собрание Российской Федерации (Совет Федерации и Государственная Дума).

1.3. Судебная власть Российской Федерации

1.4. Генеральная прокуратура Российской Федерации

1.5. Общественные организации федерального уровня

1.6. Аппараты полномочного представителя Президента РФ в федеральных округах.

2. Региональная антинаркотическая политика.

Региональная государственная антинаркотическая политика – это скоординированная территориальным Управлением ФСКН РФ деятельность Правительства субъекта федерации, Республиканской (краевой, областной) Думы, Федерального Суда субъекта федерации и других участников антинаркотической политики, направленная на сокращение масштабов наркотизации населения субъекта федерации.

Основные субъекты региональной антинаркотической политики:

2.1. Законодательное собрание субъекта федерации

2.2. Правительство субъекта федерации.

2.2.1.Управление ФСКН субъекта федерации.

2.3. Суд субъекта федерации.

2.4. Общественные организации

Проблемные регионы.

Приоритетные проекты.

3. Муниципальная антинаркотическая политика.

Муниципальная государственная антинаркотическая политики – это скоординированная Главой администрации муниципального образования деятельность Администрации, городской Думы, суда и других участников антинаркотической политики, направленная на сокращение масштабов наркотизации населения муниципального образования.

Основные субъекты муниципальной антинаркотической политики.

3.1.Городская Дума

3.2.Администрации Глав муниципальных образований (структура)

3.3. Милиция

3.3. Мировые судьи.

3.4. Негосударственные организации (общественные, коммерческие, религиозные).

Внешняя антинаркотическая политика Российской Федерации

Препятствовать попыткам изменить российское законодательство с целью беспрепятственного внедрения опыта некоторых государств (Голландия, Австралия, Швейцария и т.д.) по программам «снижения вреда» (раздача наркоманам чистых шприцов, выдача наркоманам наркотического пайка (метадона, бупренорфина и т.д.)

Приверженность конвенциям ООН. Отношение к принципам ВОЗ в сфере профилактики ВИЧ, метадону, кабинетам, музеям марихуаны

Включение в образовательный стандарт «Международные отношения» учебной дисциплины «Международная система контроля наркотиков и современные проблемы».

2.1. Основные задачи и направления.

2.2 Основные субъекты (организационное обеспечение)

Г.В.Зазулин, 
представитель ECAD в России,
доцент кафедры конфликтологии
философского факультета СПбГУ

по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  спецвыпуск (3729), 10 апреля 2006 года