Наркомания – проблема души

Наркомания – 
проблема души

Наталья Малышева, помощник Председателя Федерального Собрания РФ: 
Шведские коллеги расширили тему нашего обсуждения. Для того чтобы решать, что должна делать школа, нужно для начала понять саму проблему: что такое наркомания и как с этим бороться. На мой взгляд, сегодня самая большая проблема заключается в том, что мы не правильно понимаем процесс становления наркомана. Делясь опытом со многими людьми, я для себя пришла к выводу, что все верят в какую-то большую антинаркотическую политику, но не верят в собственные силы. Категорически не согласна. Главная цель нашего обсуждения – возможность обсудить и сверить позицию и от этого идти дальше.

Наталия Малышева
Наталия Малышева

Термин «шведская семья» родился в 60-х годах, когда Швеция была самой разнузданной странной в мире, там процветали наркомания и разврат. Именно потому, что они хлебнули сполна и увидели, к чему катится страна, общество «встало на дыбы» и сплотилась перед лицом распада. Там произошло такое гражданское объединение, которое нам сегодня может только сниться. Но мы в состоянии не повторять их ошибки. Тем более, и у нас есть свой опыт, который очень близок к опыту шведскому. 

В чем проблема нашей страны? То, что в большей части голов проблема наркомании является проблемой сугубо медицинской. За нее отвечает Минздрав А что говорит Минздрав? В 2002 году министр здравоохранения Юрий Шевченко сказал: «Наркомания является неизлечимым заболеванием, главным отличием которого является принципиальная невозможность выздоровления. Возможна лишь ремиссия». 

Даже больному раком 4 степени не говорят, что у него нет шансов, хотя все знают - вероятность выздоровления крайне мала. Так делают из гуманных соображений. Почему так не говорят про наркоманов? К тому же, мы знаем опыт разных организаций, которые используют разные методы, и мы видим, что есть люди, перестающие потреблять наркотики навсегда. Это не ремиссия, это выздоровление. Почему оно происходит? Возможно, потому что все организации, имеющие успешный опыт лечения наркоманов, подходят к наркомании не как к заболеванию в общепринятом смысле слова, а как к заболеванию души человека, которое приводит к включению механизма самоуничтожения. 

Что объединяет всех наркоманов, до того, как они первый раз попробовали наркотик? Они все пережили стресс. То есть, у них была проблема, из которой они не знали выхода. Даже скука является видом стресса. «Брать от жизни все» – тоже вид стресса. Человеку дают попробовать наркотик, он испытывает облегчение, а дальше происходит выработка условного рефлекса. Вопрос не в том, чтобы поддержать какую-то методику помощи, вопрос в том, чтобы осознать, что происходит в организме наркомана и бороться всем миром. Без понимания основополагающих вопросов мы вряд ли придем к каким-то выводам. В борьбе с наркотиками также важно научить человека понимать и распознавать воздействия других людей. Та реклама, которую мы видим на улицах, она зачастую продвигает наркотики. Нужно научить человека распознавать воздействие рекламы. 

Во-вторых, нужно научить человека справляться с проблемами самому, без наркотиков. Методы такого обучения уже есть. К этому нельзя не добавить обстановку в семье. Как правило, это то, что вооружает человека и делает его способным противостоять любым силам. У нас есть регионы, где отработаны способы работы с неблагополучными родителями. С семьей, где оба и ли один из родителей пьет, администрация заключает договор. Согласно договору, администрация помогает человеку пройти курс лечения, если необходимо, помочь получить новую специальность, устроить в детский сад ребенка оказывает другие виды помощи. Алкоголик, в свою очередь, подписывается под тем, что он обещает не пить, работать и воспитывать ребенка. Вроде бы ерунда, но практика показала – 80% таких людей перестает пить. Почему? По сути дела, человеку говорят: «Мы тебя уважаем, у тебя есть последний шанс. Выбирай, как обустроить жизнь».

по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  спецвыпуск от 10 декабря 2006 года