Литература как наркотик

Литература
как наркотик

Госнаркоконтроль – организация изобретательная. Дело, которым она занимается, – полезное, можно сказать, творческое, но и опасное. Не случайно упор делается на «творческую» составляющую. В особенности это касается пропаганды наркотиков. 

Сегодня сообщили об изъятии в Приморском крае партии футболок с изображением листа конопли. Теперь уж во Владивостоке точно курить «травку» не будут! 

Еще более интересный метод борьбы с пропагандой наркотиков эта организация изобрела в феврале текущего года. Госнаркоконтроль РФ вознамерился закрыть программы по раздаче наркоманам одноразовых шприцев, как писала газета «Время новостей». Ведомство уже направило соответствующее письмо в некоторые регионы. В письме, в частности, говорится, что акции по замене шприцев на новые являются открытой пропагандой наркотиков. А поэтому в отношении причастных к подобным мероприятиям лиц «в ближайшем будущем начнут приниматься меры административного и уголовного характера». 

Узнав об этом способе «борьбы с пропагандой» за голову схватились в организации «Врачи без границ». Замена шприцов осуществлялась для того, чтобы снизить риск распространения вирусных заболеваний среди людей, потребляющих тяжелые наркотики. «Если мы не можем заставить людей отказаться от этой отравы, то необходимо хотя бы не допустить их заражения ВИЧ-инфекцией», — заявил координатор российского представительства организации Михаил Бионышев. Но СПИД — это забота Минздрава. А пропаганду надо прекратить! 

Апофеозом стал поиск пропаганды наркотиков в сфере искусства. Главными мишенями стали скандально известный писатель Баян Ширянов, кстати, лауреат нескольких литературных премий. Но все эти эстетские, интеллигентские штучки надо прекратить на корню! Премии, понимаешь, у него! И Пелевина, которого целое поколение считает культовым писателем, надо запретить! Тоже мне поколение «П»! 

Потом начали бороться с зарубежной литературой. Началось изъятие тиражей книги Томаса Вулфа «Электропрохладительный кислотный тест». На очереди – Олдос Хаксли, все битники – нечего, от них только один беспорядок. Но интеллигенция (вот уж точно, не мозг нации, а и сказать совестно что) – возмущается. И главное, дрянь такая, задает вопросы – почему чиновники из Госнаркоконтроля фактически вводят цензуру в стране, юридически больно грамотные стали! Но вот ведь зараза – «права человека», с Западом проблемы… Приходится терпеть и даже оправдываться. Вот как это делает начальник Управления межведомственного взаимодействия в сфере профилактики Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Борис Целинский в интервью сайту «Страна. Ру»: «Но я должен ответственно заявить, что ФСН не занималась, не занимается и не будет заниматься цензурой. Ни о какой цензуре речь не идет, поскольку цензура - это дача разрешения на выход в свет. Мы же лишь реагируем на сам факт пропаганды наркотиков. Кстати, мы также договорились с издательством «Книжное обозрение» о том, что будем сообщать, в отношении каких книг состоялось судебное решение и в отношении каких книг проводится экспертиза». 

Как же она проводится? «Как правило, произведение просто направляется для проведения экспертизы, в которой участвуют лингвисты, филологи, специалисты из других областей. Если они признают, что в произведение пропагандирует наркотики, то материалы направляются в суд, за которым и остается последнее слово. Он принимает решение о наложении штрафа и изъятии тиража». 

Почему-то кажется, что последнее слово будет за «специалистами из других областей». 

Пожалуй, нужно срочно подсказать г-ну Целинскому, на что он должен в первую очередь обратить внимание. Во-первых, книги А. Конан Дойля о Шерлоке Холмсе, который регулярно «отравляет себя кокаином и табаком». Публику постарше надо срочно лишить общения с книгой М. Агеева «Роман с кокаином». Несомненному запрету подлежат фильмы Квентина Тарантино, песни «Биттлз» (а как же, «Люси ин зе скай виз даймондс»! Это ж про ЛСД!), «Пинк Флойд» – а чего мелочиться, весь рок вообще. О рэгги просто молчу. И Алексею Толстому достанется. Да, еще из области кино. Категорически нужно запретить показ фильма «Однажды в Америке», кассеты изъять, а за хранение – срок! Там ведь главный герой в конце фильма опиума покурил, а потом улыбнулся! Чистая пропаганда. Ах, да! Надо не забыть арестовать Бориса Гребенщикова. А еще казнить на лобном месте Бориса Моисеева, но не за то, что вы подумали, а за песню «Танго-кокаин». 

Удивительно, что на сайте самого Госнарконтроля есть пример того, как действительно надо бороться с пропагандой наркотиков в сфере культуры. Там приведен эпизод из воспоминаний Александра Николаевича Вертинского, о том, как он избавлялся от кокаинового кошмара. Но по логике «специалистов из других областей» Вертинского тоже надо запретить, за одну песню «Кокаинетка». Неандертальские мозги этих «специалистов» не в состоянии понять, что с идеей можно бороться только в интеллектуальном поле. Но «специалисты из других областей» находятся просто на другой ступени сознания. «Держать и не пущать» – это все, чему они научились, и со времен Салтыкова-Щедрина в их головах ничего не изменилось. 

Но хочется им напомнить один абзац из документа, который они знают. «ФСН в пределах своей компетенции издает индивидуальные правовые акты на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федерального министерства, осуществляющего координацию и контроль деятельности службы. Федеральная служба не вправе осуществлять в установленной сфере деятельности нормативно-правовое регулирование, кроме случаев, устанавливаемых указами Президента Российской Федерации». 

То есть – либо президента просто «подставляют» идиотскими действиями, или… Да нет, непохоже. На вид интеллигентный человек. 

Но подставят еще не раз. Судя по высказыванию господина Целинского. Вот отрывок из того же интервью «Стране Ру». 

«— У Булгакова есть «Записки юного врача», рассказывающие о морфинисте. Эту книгу надо запретить? 

— Она не проверялась». Пока. 

Потом господин Целинский вежливо говорит, что и Куприна читал, что там тоже про это (в смысле про наркотики) есть. Но художественно. Только вот как бы не взяли верх «специалисты из других областей». И осуществляться этот идиотизм будет на наши с вами деньги. А между тем героин идет по стране строевым шагом, выкашивая самых молодых в целых регионах. Господа наркоконтролеры! Перестаньте заниматься чепухой! Займитесь делом!

Андрей Битов, писатель: 

Подобное безумие недопустимо и невозможно. Лучше бы они занимались своим делом! Они же пытаются только управлять и запрещать. Не надо путать власть с правом! Беда той стране, в которой эти понятия путаются! Власти пора посмотреть на себя со стороны и заняться делом. 

Евгений Рейн, поэт, писатель: 

От такой борьбы никогда не будет толка. Литература и искусство автономны по своей сути! И они ни в коем случае не должны быть рычагами для решения повседневных задач. Если мы возьмем примеры из классики мировой литературы, то и у Байрона, и у Томаса Манна есть описания наркотического транса. С наркотиками надо бороться, начиная с их производителей в Афганистане. А культуру от такой «борьбы» нужно оградить! Такая «борьба» – не более, чем имитация деятельности. 

Белла Ахмадуллина, поэт: 

Если они надеются бороться таким способом с наркотиками? Вздор, как всегда. Если мы внимательно прочтем нашу отечественную литературу начала века, так ее почти всю изъять можно по этому принципу. Очередная блажь… 

Юрий Арабов, писатель, сценарист: 

Тут нечего обсуждать. Идет имитационная политика, которая имитирует некие действия. Манипуляция и имитация – это традиционные инструменты. Отчитаться за проделанную работу. Никакой реальности за этим нет. Интеллигенция пошумит. Потом это осудят. Кто-то отчитается, но никаких последствий не будет. Людям нужно что-то делать. Они, может быть, и в Конституцию не заглядывают. Есть начальник, он отдает распоряжение. Они даже не думают, что по этому поводу считает президент. Потом высший начальник говорит: «Вы что же делаете, дураки? Хаксли обидели!» Прореагировать на эту ситуацию. Тем не менее, безусловно, надо. Но глупость слишком очевидна, чтобы иметь трагические последствия. 

Евгения Альбац, журналист, писатель: 

Это нормальный шаг бюрократического государства. Максимальный контроль. И удивляться нечему. Сегодня – Хаксли. Завтра – Булгаков. Послезавтра – Пушкин чем-то не устроит. Им ведь неважно, что изымать и запрещать. И это не эксклюзивная история России. Так происходит везде, где бюрократия имеет полную и неограниченную власть на территории страны. 

Происходить в государстве может все что угодно, если граждане страны позволяют такое с собой делать. Бюрократия упрощает себе жизнь, устраняет конкурентов, и соответственно повышает собственный доход. Каждый запрет повышает стоимость проживания в стране для граждан. Есть запреты, на которые граждане соглашаются. Например – вопросы безопасности. Но совершенно очевидно, что в нашей стране мы бюрократам позволяем все. И они поступают логично, исходя из своих интересов. И тут восклицать что-то бесполезно по поводу бюрократии, нужно кричать по поводу этих самых граждан, которые голосуют строем за партию власти, за президента, который ее построил. Граждане дали монополию бюрократии. Сегодня наркотики в литературе, завтра – выезд из страны, послезавтра публикация книг вообще… 

Материал подготовил Андрей Цунский

© по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  специальный выпуск 3701, 10 июня 2005 года