Почему потребители наркотиков дрейфуют в сторону агрессии и противостояния социальным ценностям?

Почему 
потребители наркотиков 
дрейфуют в сторону агрессии
и противостояния социальным ценностям?

Короткие заметки психиатра

Выступающий, Алан Рубин, заметил, что психоделики могут вызывать и вызвают галлюцинозы, в том числе устрашающие. И это совершенно неоспоримо. Господин Рубин полагает, что галлюцинозы являются одной из причин предрасположенности потребителей психоделиков к использованию символов агрессии и насилия в творчестве. Вполне возможно. Но психоделики могут и не вызывать галлюцинации, “ограничиваясь” всего лишь иллюзиями или нейтрально-окрашенными состояниями измененного сознания.

С.Белогуров

С.Белогуров

Более того, подавляющая часть наркозависимых, употребляющих вовсе не психоделики, а другие психоактивные вещества, не вызывающие устрашающих галлюцинаций вообще (в том числе успокаивающие, например, опиаты), становятся асоциальными. Значит, может существовать какая-то иная причина дрейфа потребителей от сотрудничества к индивидуализму, от просоциальных к антисоциальным установкам и способам поведения, от воспевания мира и гармонии к изображению символов агрессии и насилия. 

Хотелось бы заметить, что в рисунках начинающих наркоманов, помимо упомянутых докладчиком символов земли, природы, братской любви и прочих, часто встречаются (и это видно из иллюстраций к докладу) аллюзии на нечто сверхъестественное: в данном случае – различные фантастические существа (нередко монстрообразные), пейзажи, волшебные оружие или предметы. Если почитать литературную продукцию любителей психоактивных веществ, то намного чаще, чем у “трезвых” писателей, будут встречаться рассуждения о “мистических силах”, “невероятных совпадениях”, “волшебных приключениях”, “параллельных вселенных”, “астральных телах”, “экстрасенсорных контактах” и “космических энергиях”. Действительно, это хорошо заметно всем, кто читал Э.А.По, Де Куинси, Бодлера, Булгакова, К.Кизи, Кастанеду, Т.Маккену, А.Шульгина и иже с ними – имя им легион. Заведомых фантастов я не упоминаю. А вот, для контраста, этих “волшебно-мистических” идей немного у Льва Толстого или, скажем, у Джека Лондона, которые были известны своим негативным отношением к состоянию опьянения – по крайней мере, в зрелые годы. 

Причину появления мистики в продукции потребителей психоактивных веществ я бы назвал “мистическим мышлением” (не исключаю, что существует более распространенный термин для обозначения этого феномена, но я, будучи дилетантом в вопросах искусства, его просто не знаю). Мистическое мышление характеризуется наличием у субъекта представления, что существенный, значительный результат может быть достигнут незначительными (со его стороны) усилиями за счет вмешательства неких факторов, принципы, методы или способы действия которых ему неизвестны. 

Примеры мистического мышления можно встретить также в литературе, созданной древними или примитивными народами (легенды, сказки и мифы), в рассуждениях маленьких детей, которые верят в сказки, и еще у больных, страдающих психозами. И, кстати, у писателей и художников, которые нам известны как психически неблагополучные (Гоголь), или которых мы можем подозревать в страдании душевным заболеванием (Андреев, Сведенборг) также встречаются характерные примеры волшебно-мистических идей. 

Какие еще характерные общие черты можно увидеть у трех перечисленных групп? 
— Дефицит абстрактного мышления. 
— Дефицит способности к установлению причинно-следственных связей. 
— Дефицит способности к разделению важного и второстепенного. 
— Дефицит прогностических способностей. 

Если мы встречаем подобные особенности мышления у взрослого европейца (и не знаем, что он злоупотребляет наркотиками), то говорим о регрессе личности, о возвращении к примитивным механизмам мышления. А примитивное мышление неспособно обеспечить высокий уровень социального сотрудничества: оно мешает понять, чем можно пожертвовать ради какого-либо результата, а чем нельзя, а также позволяет всерьез надеяться на то, что желаемый результат будет достигнут без особого труда (благодаря “удаче” или “особым способностям”). При этом любые доказательства верности мистического отношения к жизни принимаются без критики, а доказательства ошибочности – отвергаются без попыток осмысления.

Наркоманам хочется всего быстро, сразу и без усилий. Никакое волшебство, конечно, этому помочь не может. Поэтому волей-неволей потребители выбирают другие пути с наименьшими (на первых порах) затратами – насилие, обман и воровство, то есть наиболее древние, примитивные способы удовлетворения потребностей, неэффективные в высокоорганизованном обществе. Осознать опасность и неэффективность мешает та же самая примитивность мышления. А поскольку эти способы поведения близки потребителям, постольку последних неизбежно начинают привлекать символы магии, мистики, агрессии и сатанизма. 

С.Белогуров

© по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  специальный выпуск 3701, 10 июня 2005 года