Умная Эльза, или Сказка для Большого Краника

Умная Эльза, Или Сказка для Большого Краника

Однажды некоторая группа молодежи, объединенная общими интересами и потребностями, собралась расслабиться в конце рабочей недели. Короче, мы с друзьями решили, что называется, «хорошо посидеть». В последнее время в нашей стране для того, чтобы хорошо посидеть, созданы все условия. И не только для богатых дяденек. Пооткрывали кучу кафешек, кофеен, баров-кабаков… отдыхай — не хочу. Сидишь вечерком в подходящем заведении, потягиваешь пиво или там кофе какой-нибудь, и балдеешь от собственного благополучия. И с удовольствием осознаешь, что за младостью лет даже и не помнишь какие-то там девяностые годы, когда, как говорят старики, «жрать было нечего». А вокруг тебя за соседними столиками заседает такой же балдеющий народ. Много молодого, интеллектуально развитого балдеющего народа.


В общем, мы поняли, что найти хотя бы два свободных столика в подходящем заведении субботним вечером нам не удастся. Но при наличии вина и сопутствующего вину продовольствия хорошо посидеть можно и дома. Что мы и сделали. 

Сидим мы так, значит, час, полтора, мило общаемся, слушаем музыку и разгоняем накопившийся стресс в меру сил и таланта. Вино было хорошее, вкусное, и его в большой коробке с краником было много. Лизка, как особа, сидящая к кранику ближе всех, хозяйничала вовсю, реализуя архаическую женскую функцию справедливого распределения пищи. Вдруг я заметила, что Лизка беззвучно, горько-прегорько плачет. Ну, плачет себе и плачет, может, потому что вино закончилось, а может, она, натура творческая, тонко чувствующая, всегда плачет, как напьется. 

Спрашиваем ее: Лизанька, что случилось, солнышко? И солнышко выдает такую тираду: 
«Вот поженимся мы с Толей… (Толя напрягается, боясь, что сейчас внимание общества переключится на него)… и через год-два родим ребеночка. А потом наш ребеночек подрастет… (Я оглядываюсь в поисках жернова, который свалится на малютку, когда тот, посланный любимыми родителями, пойдет в погреб нацедить пива. Жернова нигде не наблюдается)… придет ему время идти в школу… и тут в кране закончится нефть. И ничего ему не будет – ни кафешек, ни кабаков, ни средне-высшего образования. Ничего-о-ошеньки! И будет он нищий и несчастный в нищей и пустой стране…» 
И тут бы все подумали, что Лизка – дура, но из всего выданного она сделала правильный вывод. Никогда, говорит, не буду рожать. Не хочу, чтобы мой ребенок зависел от краника. 
Господин Краник, вам большой привет от Лизки и, особенно, от Толи, который очень доволен тем, что у него умная девушка.

Виктория Тюленева
Рисунок Александра Гущина

по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  специальный выпуск 3711, 5 октября 2005 года