Наркозависимость и преступность как стиль жизни

Уве Розенгрем, которому выпала нелегкая обязанность первым выступить перед собравшимися, задать тон всей работе семинара, начал свой доклад с обещания поделиться с собравшимися личным опытом работы. Он очертил круг с проблем, стоящих перед руководителями исправительных учреждений. Самая насущная и усложняющая работу беда – перегруженность тюрем заключенными. Это превращает заключенных в некий конгломерат, где дифференцированный подход практически невозможно осуществить. Между тем если мы ставим перед собой задачу убедить человека изменить его порочный образ жизни, мы должны видеть этого человека «лицом к лицу», знать его проблемы. Наши усилия должны быть строго адресными. К сожалению, при имеющемся положении в этой области осуществить такую практику повсеместно невозможно уже хотя бы по вышеуказанной причине.

Выступает Уве Розенгрем, председатель национальной шведской общественной организации «Союз за общество без наркотиков» (RNS).

Выступает Уве Розенгрем, председатель национальной шведской общественной организации «Союз за общество без наркотиков» (RNS).

(Речь идет, напомним, о Швеции. Что же тогда можно сказать про положение в нашей стране?) 

В то же время уже сегодня совершенно ясно, что нельзя смешивать в условиях замкнутого пространства преступников «по убеждениям или по призванию» и наркоманов, которых докладчик считает преступниками «по необходимости». 

По словам Уве Розенгрема, чаще всего наркозависимые люди преступают закон, когда им необходимо добыть средства для приобретения наркотика, причем в силу того, что способность планирования будущего у таких людей понижена, деньги им нужно доставать быстро и без труда. Чаще всего это кража личного имущества или участие в распространении наркотиков. Причем некоторые совершают противоправные действия, находясь под наркотическим воздействием, другие принимают его после, чтобы усилить впечатление от удачно проведенной операции. Это говорит о разном характере наркоманов и, соответственно, требует разного подхода к ним. 

Однако в любом случае начинающий наркоман, попадая в компанию наркозависимых со стажем, перенимает их опыт и сложившиеся в их среде традиции, которые нельзя назвать положительными. Увлечение наркотиками приводит человека в компанию людей с аналогичными интересами, а длительное общение с такими людьми закрепляет подобный образ жизни в сознании и не оставляет времени и возможностей для изменений. 

Часто наркозависимые люди утверждают, что они вполне довольны своей жизнью, и со стороны это утверждение кажется истинным. Но это глубоко неверно. Потребляющие наркотики люди часто нервничают, у них обостренная чувствительность к окружающему, они в глубине ощущают и переживают свою обособленность, стыдятся своего образа жизни. При подобных предпосылках воздействовать на них воспитательными мерами, обращаясь к их совести, не оказывая им действенной помощи, может поставить их на грань краха, подтолкнуть к суициду или вынудить принять абсолютно противоположное ожидаемому решение. 

Необходимость организации такой помощи настолько очевидна, что в последнее время стали появляться общественные организации избавившихся от наркозависимости людей, по аналогии с широко известными обществами анонимных алкоголиков. Основное, что предлагают подобные общества – это возможность нормального человеческого общения. Основа отношений между членами общества – простое человеческое доверие. Здесь не судят о человеке по документам: где сидел, за что, сколько раз, что потреблял… Сидел за то преступление, которое смогли выявить и доказать, а сколько человек успел натворить за свою жизнь, знает только он сам. Да и отсутствие судимости в биографии человека не говорит о его кристальной честности, и все это прекрасно понимают. С другой стороны, нельзя быть чуть-чуть преступником или слегка наркоманом. Это не дробные понятия, и если человек нарушил закон, то он уже преступник перед законом. Если потреблять наркотик, то это неизбежно повлечет за собой всю цепочку грозных последствий. Рано или поздно, но наркотики «перетягивают одеяло» на себя и постепенно все социальные привычки уходят, и стилем жизни человека становится его абсолютная зависимость от наркотика, которой подчиняются все его остальные действия. Воздействовать на человека с целью изменения его образа жизни, вот то труднейшее, но единственно верное решение на пути отвращения человека от потребления наркотических веществ. 

Из ответов на вопросы из зала

– Скажите, г-н Розенгрем, что надо понимать под словами «плохая тюрьма» и «хорошая тюрьма»?

– Конечно, это надо понимать применительно к шведской системе исправительных учреждений. Предположим, суд уже состоялся, и человек осужден на некий срок, который он должен провести в исправительном учреждении. Какова цель его нахождения там? Это может быть просто наказание, временное лишение человека определенных благ и свобод, а может быть поставлена задача вернуть нарушившего закон наркозависимого человека в цивилизованное общество, сделать его социально приемлемым. Вот в цели, ставящейся администрацией тюрьмы, и заключается главное, принципиальное отличие плохой тюрьмы от хорошей. (Здесь и далее по тексту мы позволим себе опустить кавычки, ибо слова плохой и хороший употребляются в весьма близком к прямому смысле.) В плохой тюрьме видят свою задачу в простой изоляции преступившего закон человека от остального общества. Хорошая тюрьма дает ему шанс изменить свой прежний образ жизни. Такое разделение возможно в Швеции потому, что у нас осужденному дается возможность самому выбрать себе исправительное учреждение для пребывания. Сделал такой выбор в свое время и Петер. Результат налицо.

Добиться такой переориентации жизненных ценностей чрезвычайно трудно, но, к сожалению, другие пути не дают стабильного положительного эффекта. 

Можно считать аксиомой, что внешние условия рождения и бытовые условия жизни человека не определяют однозначно выбора им жизненных приоритетов. Проще говоря, не всегда сын алкоголика тянется к бутылке, в то же время зачастую дети из очень обеспеченных семей ощущают себя заброшенными, никому не нужными. И часто такие дети, обладающие некоторым запасом денежных средств, являются желанной добычей для продавцов наркотиков. Их интересы способствуют сближению, а потом попробовавший наркотик ребенок начинает распространять его в среде своих одноклассников, родственников, соседей. При этом его предложения не вызывают должных опасений у адресата, ведь предлагается наркотик как бы не всерьез, человеком из своего круга. 

Между тем у человека всегда должен быть выбор. Выбор учебы или работы, выбор стиля жизни. Если возможность выбора отсутствует, не ощущается и ответственность за осуществляемые действия, что, по мнению докладчика, и является бедой современной Швеции. Достаточно высокий уровень жизни и хорошая работа социальных органов убеждает шведского гражданина в том, что он в любом случае как-нибудь проживет, снижает остроту жизни. Снижается цена правильного жизненного выбора, а значит, снижается и ответственность. Человек перестает строить свою жизнь и ждет каких-то указаний свыше. Поэтому и вину за выбор им неверного жизненного пути наркозависимый человек возлагает на общество, не предотвратившее такого события. Наркоман считает себя жертвой обстоятельств, ему как бы «просто не повезло в жизни». И он, соответственно, и не пытается найти выход из ситуации. Поэтому такой выход ему надо показать, надо дать ему надежду на изменение жизни, указать на существование выбора, и тогда, принимая то или иное решение, человек будет возлагать на себя и ответственность за последствия совершенного им выбора, то есть совершать свои действия абсолютно осознанно. 

По мнению Уве Розенгрема, выбор у человека имеется всегда, и не может сложиться таких условий, которые вынудят человека порядочного вести антисоциальный образ жизни. Он допускает наличие в жизни периодических, временных отступлений от принятых норм, но постоянное пребывание за гранью является последствием отказа от совершения выбора или осуществления негативных стремлений индивида, и в последнем случае он безоговорочно должен подвергаться мерам дисциплинарного и воспитательного воздействия. 

В условиях тюрьмы сила является главным ценимым достоинством, наличием силы определяется, какое положение человек займет в среде заключенных. Остальные черты характера, такие как доброта, сочувствие, считаются проявлениями слабости, и поэтому осужденными всегда скрываются. Такое распределение ценностей приводит к постоянному напряжению человека, он всегда настороже при невозможности даже ненадолго расслабиться, отрелаксироваться. Это приводит к тому, что в условиях плохих тюрем из осужденных воспитываются психопатические личности. Постоянное сокрытие своих чувств, своего страдания приводит к тому, что человек внутренне перестает ощущать себя несчастным. Перестает ощущаться душевная боль от наказания, оно не дает более воспитательного эффекта. Между тем свойственные наркоманам негативные черты остаются сохранными. Можно назвать хотя бы страх, лежащий в основе действий преступника-наркомана. Это не страх наказания, преступник-наркоман больше всего боится потерпеть поражение, он нацелен только на победу над окружающим, он должен доказать себе свое превосходство над всеми. 

Данные положения докладчик вывел не из своих умопостроений, они являются сублимацией его жизненного опыта. По его словам, ему «выпало счастье общаться с преступниками-наркоманами, находящимися в поисках своей души». Эти люди избегают контакта со своей внутренней пустотой и неохотно идут на разговор. Преступная личность пытается сохранить себя, она сопротивляется попыткам заглянуть внутрь, где нет ни сильных чувств, ни стремлений, ни привязанностей. В то же время всем нам присуща потребность каким-либо образом выразить себя, добиться какого-либо успеха. Поэтому зачастую преступники-наркоманы испытывают едва ли не больший кайф при удачно проведенном преступлении, чем при привычном применении наркотика. Об этом Уве Розенгрему не раз говорили сами осужденные. 

Такие черты наркозависимых, как эгоцентризм, ощущение избранности, стремление к власти и контролю над другими определяют и характер совершаемых этой группой судимых нарушений закона – это разбой. Свойственны им и сентиментальность по отношению к коллегам по приему, а также неоправданный гипероптимизм. Они всегда уверены, что все будет хорошо, не имея к такому утверждению никаких предпосылок. Как это ни парадоксально, но преступники-наркоманы попадаются иногда прямо на месте преступления, потому что, например, удачно проникнув в помещение и найдя достойную внимания добычу, не сходя с места решают отметить удачно проведенное дело немедленным приемом наркотика. Остается пожалеть, что эта особенность присуща не всем преступникам-наркоманам. 

Далее докладчик перешел к обоснованию необходимости целостного, комплексного подхода к вопросам реабилитации отбывших свой срок наказания наркоманам. Нацелена программа реабилитации должна быть на «здесь и сейчас», так как восприятие отдаленных жизненных перспектив у наркопотребляющих затруднено. 

Началом, первотолчком к появлению изменений в характере и поведении человека может служить только боль, душевная боль, ощущаемая человеком, за свою бездарно растрачиваемую жизнь. И если понятие об этой боли не заложить в человека в условиях тюремного заключения, в период, когда он оторван от своего окружения, когда он вынужденно находится в сфере досягаемости соответствующих работников, когда известно место и время его пребывания на определенный период, то сам собой по выходе за стены тюрьмы процесс избавления от наркотика не пойдет. 

В условиях Швеции воспитательной работой с наркозависимыми занимаются не только сотрудники соответствующих учреждений, но и волонтеры из числа ранее потреблявших, но прекративших потребление. Зачастую их пример является стимулом для предпринятия попыток в этом же направлении другими преступниками-наркоманами, дает им надежду на светлое будущее без наркотиков. 

О том, как должен и как может проходить подобный процесс переориентации на социально приемлемый образ жизни, должен был поведать следующий выступающий. Однако Уве Розенгрему пришлось сперва ответить на несколько вопросов, наиболее емким из них был вопрос о том, кто определяет и анализирует внутриличностные проблемы заключенных. 
Пришлось докладчику признаться, что на основе обширного личного опыта он сам написал книгу о методах проведения такой работы. Докладчик лично проводил систематические доверительные беседы в постоянно действующих группах желающих избавиться от наркозависимости осужденных. В книге рассказано о практике приглашения на групповые доверительные беседы с заключенными бывших наркозависимых, успешно избавившихся от зависимости и нашедших свое место в социуме, и о благотворном воздействии такой работы на подопечных. 

Описываемые приемы были опознаны собравшимися как широко известный метод групповой психотерапии, применять который в нашей стране имеют право только дипломированные специалисты соответствующего профиля. Деятельность же лиц без должной квалификации, и тем более волонтеров, считается незаконной.    

© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003