Наркотики в тюрьмах Северо-Запада

Так как руководитель проекта и идейный вдохновитель семинара Г.В.Зазулин временно покинул семинар (о причинах его отсутствия можно прочесть в его кратком комментарии к семинару, помещенном на 16 странице журнала), вторую часть семинара открыл Томас Халлберг, директор ECAD, представитель Швеции. И сразу же волевым решением изменил план ведения семинара: вместо коллективного просмотра видеокассеты с записью презентации организации KRIS он предложил заинтересовавшимся просмотреть презентацию по окончании рабочего времени семинара, мотивируя это тем, что Петер Седерлунд достаточно много и подробно рассказал о работе этого общества, а экземпляр записи презентации шведские коллеги решили просто насовсем передать российским партнерам.


Таким образом, второе отделение работы семинара оказалось целиком посвящено обсуждению российских аспектов проблемы «Наркотики в тюрьмах». И началась работа заслушиванием доклада начальника Межрегиональной психологической лаборатории ГУИН МЮ Российский Федерации по СПб и ЛО Марины Павловны Чернышковой.
Доклад начальника Межрегиональной психологической лаборатории ГУИН МЮ Российский Федерации по СПб и ЛО Марины Павловны Чернышковой.
Доклад начальника Межрегиональной психологической лаборатории ГУИН МЮ Российский Федерации по СПб и ЛО Марины Павловны Чернышковой.

Доклад представил собравшимся результаты работы вышеупомянутой лаборатории за 2003 год, изобиловал статистическими выкладками и несмотря на определенную трудность для восприятия был со всей внимательностью прослушан присутствующими, что вызвало множество вопросов к докладчику. В приводимом здесь кратком переложении доклада мы постарались привести хотя бы основные из названных цифр. 

В 2003 году Межрегиональная психологическая лаборатория занималась проведением психологического сопровождения осужденных с целью определения особенностей того контингента, с которым приходится вести работу в стенах исправительных учреждений, что необходимо для планирования наиболее эффективной и стабильной работы этих учреждений. Уже первичный опрос лиц, прибывающих в места лишения свободы, показал, что среди них 21% регулярно потребляющих наркотические средства. Чаще всего это героинозависимые наркоманы, на втором месте стоит потребление анаши (порядка 16% от общего числа потребляющих наркотики), далее следуют потребители опиума (11%) и далее весь известный ныне спектр наркотических веществ. При этом следует помнить, что цифра 21% говорит только о числе официально стоящих на наркологическом учете человек, в реальности же число наркозависимых среди попадающих в тюрьмы лиц может достигать 50%, и это не натяжка, а вполне реальный, хотя и пугающий факт. 

Для проведения статистического анализа была взята группа из 150 наркозависимых заключенных. Среди них 81% потребляли наркотики инъекционным способом. Количество судимостей у членов группы колебалось в пределах 1-8 судимостей, в среднем по 2,8 судимости на человека. Срок заключения также в среднем на судимость равнялся 6,3 месяца. Судя по такому показателю, как место отбывания наказания — а 44% членов обследуемой выборки отбывали наказание в колониях строгого режима — можно утверждать, что в основном эти лица совершали тяжкие преступления, причем часто неоднократно. В 29% случаев первым преступлением для них была кража, в 40% случаев — тяжкое, и в 49,3% случаев — особо тяжкое преступление. 

Это свидетельствует о том, что российские наркоманы начинают свой криминальный путь с тяжких преступлений (или на тяжких преступлениях попадаются?). 

Привыкание, адаптация наркозависимых заключенных в местах лишения свободы проходит значительно тяжелее, чем в среднем по общей картине. Помимо резкой оторванности от вещества, вызвавшего зависимость, дополнительным отягчающим фактором являются психологические особенности этой группы людей. 

У наркозависимых заключенных срок отбывания наказания проходит гораздо более беспокойно, чем у заключенных в среднем: если в среднем число взысканий равно 0,3, то у наркозависимых заключенных оно возрастает до 2,1 взыскания на человека. 7,5% наркозависимых заключенных совершают во время нахождения в местах заключения членовредительство. Это связано с психологическими особенностями и социальными установками наркопотребляющих людей. Так, им свойственно перекладывать вину за свои поступки на окружающих их людей, на общество, на кого угодно, но только не брать на себя ответственность за свое собственное поведение. А отсюда и негативное отношение к милиции, и тяга к криминальному обществу. У типичных представителей наркозависимых образ будущего не сформирован. К причастности к религиозным группам и к работе они относятся скорее как к возможности человеческого общения, нежели воспринимая суть и смысл деятельности. 

Проблемами, связанными с пребыванием наркозависимых в местах лишения свободы, занимается пенитенциарная патопсихология. Раз уж наркозависимые в тюрьмах есть, они теперь наша проблема, и нам приходится с ними работать. 

О.Каверина: Есть ли в штате исправительных учреждений специалисты по пенитенциарной патопсихологии? 

М.Чернышкова: На Северо-Западе в 15 исправительных учреждениях для подростков имеется около 40 ставок психологов и примерно один психиатр на зону. Ставки наркологов в штатном расписании не предусмотрены. Имеющиеся ставки заняты в основном специалистами после переподготовки, клинических психологов всего 1 –2 на общее количество. 

К сожалению, трудности в работе начинаются уже со штатного расписания. Количество специалистов-психологов в местах лишения свободы недостаточно для выполнения ставящихся перед ними задач. Квалификация работников также заставляет желать лучшего. Нам нечем привлечь высококвалифицированных работников, и в бюджете исправительных учреждений не предусмотрены средства на оплату переподготовки и повышения квалификации имеющихся в штате работников. Имеющееся сейчас положение, когда на 1-2 врачей приходится от 1000 до 2000 заключенных (а по словам начальника психологической службы «Крестов», там это соотношение еще больше), не может считаться удовлетворительным. 

Завершая доклад, Марина Павловна подвела итоги: за прошедший год Межрегиональной психологической лабораторией ГУИН МЮ РФ была проведена работа по определению всех встречающихся в исправительных учреждениях категорий психических аномалий, выявлена степень распространенности наркозависимости среди заключенных и сформированы необходимые методические пособия для проведения работы с этими людьми. И в этом, 2004 году начата уже практическая работа с людьми, с их коррекционными проблемами. 

Доклад М.П.Чернышковой был воспринят присутствующими со всем вниманием, и по окончании его докладчице пришлось ответить на целый ряд вопросов, основные из которых мы приводим ниже. 

Вопрос: В настоящее время в ГУИН не проводится лечение людей от наркозависимости. Вы не считаете это своей обязанностью или просто еще не готовы к этому? 
Ответ: Это не наша область деятельности, вопрос должен быть обращен к социальным психологам. Лечение наркозависимости, как и любое другое лечение, это область медицины, и этим должны заниматься медики. 

Вопрос: Можете ли вы назвать места, где уже проводится работа с наркозависимыми? 
Ответ: Это в основном колонии для несовершеннолетних, можно назвать среди них исправительные учреждения, расположенные в Саблино, Колпино, 4 и 5 изоляторы. 

Вопрос: Как же удается вести эту работу, если, по вашим словам, нет необходимых штатных должностей? 
Ответ: Уже в этом году работа будет вестись так, как положено — в результате проведенных нами в прошлом году исследований определен необходимый штатный состав работников, и уже в 2004 году выделяются деньги на необходимое финансирование. 

Вопрос: Вы говорите в основном о работе с подростками. Почему акцент сделан в этом направлении? 
Ответ: Положение среди молодежи наиболее тревожное, да и утверждение о том, что молодежь — это наше будущее, нельзя сбрасывать со счетов. К тому же подростков проще организовать, им по возрасту присуща тяга к объединению в группы, вот на работу в таких группах мы и рассчитываем.   



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003