Профилактика FOREVER!

Профилактика
FOREVER!

По решению организаторов семинара, первый доклад на нем представила Татьяна Тимофеевна СМОЛЬСКАЯ, доктор медицинских наук, руководитель Северо-Западного окружного центра Министерства здравоохранения РФ по профилактике и борьбе со СПИДом.

Т.Т.Смольская, руководитель Северо-Западного окружного центра Министерства здравоохранения РФ по профилактике и борьбе со СПИДом.

Т.Т.Смольская, руководитель Северо-Западного окружного центра Министерства здравоохранения РФ по профилактике и борьбе со СПИДом.

Татьяна Тимофеевна поинтересовалась, сколько медиков участвуют в семинаре. Оказалось, кроме докладчицы еще трое. Это говорит о глубине понимания стоящих перед профессиональными «борцами с наркоэпидемией» задач. Без постоянных консультаций с медиками толковой стратегии по данному вопросу выработать нельзя.

– А между тем, – говорила Татьяна Тимофеевна, – положение весьма серьезно. Идет эпидемия ВИЧ. Положение постоянно меняется, поэтому приходится постоянно менять наш ответ на нее. В Восточной Европе ситуация настолько ухудшилась, что на этот регион ориентироваться нельзя. В 1990-е годы здесь было 30 000 ВИЧ-инфицированных, ныне же их число превышает 2 000 000. Резкий рост спровоцировали массовая иммиграция из слаборазвитых африканских стран и волна молодежной наркомании.

Ситуация стала настолько серьезной, что потребовалось скоординировать усилия всех европейских стран. Была составлена декларация о партнерстве в борьбе с инфекцией. Выработаны и новые инициативы – так, к 2005 году страны с невысоким уровнем жизни населения должны лечить 3 миллиона своих ВИЧ-инфицированных у себя в стране. Всего же нуждаются в лечении более 6 миллионов человек. Нуждающимся в помощи африканским странам будут выделены на это средства. Новые инициативы поддержал и президент России В.В.Путин, однако в нашей стране проект пока не работает.

Между тем небольшое снижение числа выявляемых случаев заражения, наблюдаемое в 2003 году, не свидетельствует о затухании эпидемии. Данные проводимого скриннинга говорят о том, что смертность от ВИЧ стала меньше, но это не основание для спокойствия. Все больше носителей ВИЧ-инфекции живут среди нас, и мы не знаем, кто они. По прогнозам исследователей, выход на пик эпидемии намечается в 2010 году, а на сегодняшний день, на конец февраля 2004 года, в России выявлено 268 тысяч ВИЧ-инфицированных. Увеличилось число новорожденных-носителей ВИЧ. Налицо все признаки, характерные для картины развивающейся эпидемии.

Результаты исследования уровня ВИЧ-инфицированности по анализу шприцев из обменных пунктов

Уральск, 2002 год
Заражены 59,8% всех групп наркопотребителей.
Заражены 65% «уличных» наркопотребителей.
Заражены 57% наркопотребителей-мужчин и 70% наркопотребителей-женщин. 

Екатеринбург, 2002 год
Заражены 34% «уличных» наркопотребителей.
Заражены 25% наркоманов-пациентов лечебных учреждений.
Заражены 57% наркопотребителей в возрасте от 15 до 19 лет.

С эпидемической картиной по ВИЧ-инфекции докладчица ознакомилась на примере развития эпидемии в Азии. Мы привыкли к тому, что заражение ВИЧ-инфекцией происходит в основном через шприц при внутривенных инъекциях. Однако сейчас существенный процент (17%) заражений происходит при сексуальных контактах. Если взять территорию, где эпидемия развивается достаточно давно, например, Калининградскую область, то соотношение полового и внутривенного путей проникновения инфекции составит примерно 50/50. В группе лиц, у которых результат анализа хорошо известен, соотношение 30/60 «в пользу» полового пути передачи.

У нас на Северо-Западе тенденции те же. Здесь проживают 13% зараженных от общего числа зарегистрированных ВИЧ-инфицированных по стране, хотя наш регион занимает лишь 10% территории страны. Это всего около 36 тысяч человек. Но это результаты скриннинга. Если же говорить о реальной картине, то по стране общее число зараженных может достигать 1 миллиона человек, и 100 тысяч у нас на Северо-Западе.

Если рассматривать положение в нашем регионе подробнее, то можно говорить о том, что в Калининграде эпидемия ВИЧ-инфекции стабилизировалась. Все лица из «группы риска», кто мог заболеть, уже заразились. Настоящим ВИЧ-монстром являются Санкт-Петербург и Ленинградская область, особенно плохо обстоит дело в области. Если по России в целом мы имеем показатель 81 больной на 100 тысяч населения, то на Северо-Западе этот показатель равен 252 больных на 100 тысяч. Санкт-Петербург лидирует в этом печальном соревновании: 510 инфицированных на 1000 000 населения.

К сожалению, мы мало знаем о положении в Ленинградской области в силу объективных условий – раздробленность территории, бедность, сложный контингент проживающих. Возможно, ситуация там не менее трагическая.

Уже сейчас вызывает тревогу увеличение числа ВИЧ-инфицированных беременных.

Обрисовав общую печальную картину положения в нашем регионе, Татьяна Тимофеевна перешла к рассмотрению ситуации с ВИЧ-инфекцией внутри групп наркопотребителей.

Один из используемых исследователями методов – моментальный срез, это исследование крови в смывах из использованных шприцев из обменных пунктов. Начало работе было положено в 1999 году. На фоне тяжелой ситуации с распространением инфекции в Санкт-Петербурге был организован анонимный обмен шприцев по программе «Автобус «Доверие»». Тогда и был осуществлен моментальный срез ситуации: были исследованы 300 проб остаточного содержимого шприцев из обменных пунктов на проспекте Просвещения и в центре города. Уровень зараженности ВИЧ-инфекцией составил 12%.Это показатель инфицированности для «уличных», не состоящих нигде на учете, но реально живущих среди нас наркопотребителей. Выявленные данные были своеобразным шоком для руководства города. Первыми последствиями исследования стало выделение Центру по борьбе со СПИДом пяти дополнительных ставок.

Проведенное через шесть месяцев аналогичное исследование дало рост показателя зараженности до 18%. В 2002 году было уже 35,7% зараженных шприцев, а 2003 год дал величину 44%. Первой реакцией руководства города было увеличение числа штатных ставок Центра по борьбе со СПИДом.

Проводимое параллельно социологическое обследование контингента обменных пунктов показало, что эти люди не обращаются ни в какие официальные структуры, не лечатся, а следовательно, не учитываются скриннингом. Аналогичные исследования, осуществляемые в масштабах всей страны, подтвердили полученную по Санкт-Петербургу картину.

Исследования уровня ВИЧ-инфицированности в Уральске и Екатеринбурге, Тольятти и Самаре отличались лишь единичными процентами. Везде уровень заболеваемости у женщин был выше, чем у мужчин. На этом фоне поражала Тверь: 55% ВИЧ-инфицированных практически во всех анализируемых группах. Это производило крайне гнетущее впечатление.

В Ростове-на-Дону и не подозревали о имеющейся у них эпидемии, потому что она имела отличные от других случаев черты. Основная часть наркопотребителей использовала природные опиаты. Наиболее высок уровень зараженности был у «опытных ветеранов» наркопотребления, занимающихся изготовлением и распространением наркотика – 18%. Для Ростова-на-Дону это большая цифра.

Одновременно с исследованием уровня зараженности проводилось по одной стандартизованной методике и изучение поведенческих элементов данной группы. Вывели средний облик российского наркопотребителя. В среднем он использует чужой шприц примерно в 40% случаев и пользуется кондомом в 60% случаев.

В конце прошлого года провели аналогичные исследования в группах проституток и цыган. Ситуация по Санкт-Петербургу – 48,1% работающих на улицах города проституток заражены ВИЧ. В 96% случаев они еще и наркоманки. (По словам представительницы Швеции Керстин Шелль, в Швеции этот показатель находится на уровне 15%. – прим. ред.)

В Москве ситуация иная. Там проституция более организованна, с девушками работают сутенеры, из 10 работающих 7 – в основном приезжие из Молдавии, Белоруссии, Украины. И если они начинают баловаться наркотиками, их убирают из бизнеса, и это сглаживает остроту проблемы. В Екатеринбурге же уровень инфицированности среди проституток – 12%.

Проводилось и исследование частоты использования девушками презервативов. Опрос шел по трем категориям сексуальных контактов: с постоянным партнером, со случайным партнером и с коммерческим партнером. В последнем случае частота использования презервативов достигала максимума – 60%, однако решение об использовании презерватива зависело не от девушки, а от договоренности с партнером. Это говорит о низкой социальной защищенности данной категории женщин. Все это необходимо было узнать для разработки адресных программ по предотвращению распространения ВИЧ-инфекции.

Мировое сообщество стоит на пороге всемирного кризиса в области инфекционных заболеваний. Ежегодно на Земле погибают 52 миллиона человек. Из них 19 миллионов, или 36,5%, погибают по вине инфекций.

В 1980 годы открыли вирус иммунодефицита человека, и почти сразу нашли лекарство против ВИЧ. Но общество оказалось не готово к встрече с инфекцией, основным фактором риска для распространения которой является поведение. Налицо разрыв между уровнем развития науки, фактическими ее возможностями и поведением людей в обществе, занимаемым ими местом. Мы стоим перед альтернативой – лечение ВИЧ или его профилактика. Качественное лечение – это хорошо. Но в 2/3 случаев заболевание можно предотвратить.

Выбор труден. Мы были свидетелями беспрецедентного события – ООН собирала конференцию по вопросам борьбы со СПИДом. 189 стран подписались под декларацией, основной стратегией борьбы в которой была принята профилактика заболеваемости.

Принятое решение требует большой предварительной работы. Для организации успешной деятельности необходимо четко представлять, на кого направлена профилактическая работа. Требуется предварительный ситуационный анализ – демографический, социальный, территориальный. Необходимо исследовать население в целом – это популяционный анализ. Необходимы точные данные об эпидемии – от этого зависит экономический расчет и выбор видов профилактики, таких как школьное сексуальное просвещение, работа в группах наркоманов и так далее. Профилактика может быть направлена на широкие слои населения и на отдельные целевые группы. Желательно включить сюда и профилактику гепатита, который стал настоящим бичом общества и не уступает по степени распространенности ВИЧ. В профилактической работе должны объединяться усилия государства и отдельных общественных организаций.

Мы привыкли к эпидемии, но с подобным взглядом на ВИЧ надо бороться. Выдвигаются различные версии о нецелесообразности проведения широкомасштабной профилактики, например, говорят о ее высокой затратности. На это можно возразить, что в данном случае параллельно идет и профилактика антисоциального, антиобщественного поведения, образа жизни, а это снижает причиняемый обществу таким поведением вред, уменьшает расходы на соответствующие социальные институты.

В ближайшее время нам необходимо сформировать концепцию предстоящей работы, на основе положений этой концепции и рекомендаций специалистов написать методические руководства для непосредственных исполнителей, принять на себя ответственность за реализацию предлагаемой нами программы, а также предпринять усилия для привлечения внимания маргинальной части населения, являющейся основной группой риска.

Одним из самых сложных пунктов намечающейся программы мер станет школьная программа профилактики. Попытки введения в школьный курс новых предметов, особенно так или иначе затрагивающих вопросы сексуальной направленности, вызывают возражения со стороны родителей. Докладчице хочется думать, что это связано в основном с низким качеством предлагаемых некогда программ и низкой квалификацией и авторитетом преподавателей. При серьезном отношении к работе возникающий негатив можно будет преодолеть.

Необходимо облегчить также молодежи вход в общество, помочь им найти место там, где зачастую и люди с опытом работы не могут найти место с достойной человека оплатой.

Вышесказанное приводит к выводу, что нельзя произвольно выбирать путь борьбы с ВИЧ без оглядки на внутреннюю ситуацию в стране. И хотя основной выбор идет между жесткой позицией недопущения наркотиков в правовое поле и мягкой попыткой бороться за индивидуальное снижение мотивации к употреблению наркотика, есть и промежуточные варианты, достаточно вспомнить программу уменьшения вреда – хотя бы практику обмена использованных шприцев. Если провести аналогию с табакокурением, то это нечто вроде выпуска сигарет с фильтром – привычного в наши дни явления.

Как положительное явление следует упомянуть, что в России все проводимые программы были успешны. Например, программа обмена шприцев привела к снижению заболеваемости гепатитом среди участников программы.

Но самая важная на сегодняшний день задача – привести в соответствие программы работы в области снижения наркопотребления и ВИЧ-инфицирования в соответствие с действующим в стране законодательством, ибо только поддержка государства может дать твердую гарантию успеха.   



© Журнал «Санкт-Петербургский университет», 1995-2003