Система исполнения наказаний в России и Швеции

Система исполнения наказаний в России и ШвецииНесмотря на то, что система исполнения наказаний отличается в России и Швеции, российские и шведские специалисты сошлись во мнении о том, как следует работать над этой проблемой. Это выяснилось на очередном тематическом семинаре, проведенном представительством ECAD в России совместно с Санкт-Петербургским госуниверситетом и посвященном вопросам борьбы с наркотиками в местах лишения свободы.

«Приступая к работе, следует в первую очередь выяснить, является ли заключенный наркоманом, который стал преступником, или преступником, который стал наркоманом», - заявил Уве Розенгрен, председатель шведской общественной организации «За общество без наркотиков», который в настоящее время работает в тюрьме города Йевле. «Если этого не сделать, вся работа может пойти насмарку». Когда основной упор делается на то, чтобы освободить человека от наркозависимости, а у него – установки преступной личности, то более чем вероятно, что он снова вернется к преступной деятельности, что снова повлечет за собой злоупотребление наркотиками.

Выступление Розенгрена поддержала Ольга Каверина, которая в своей работе пришла к тем же выводам, хоть системы исполнения наказаний в Швеции и России сильно отличаются. В Швеции (население 9 миллионов) в тюрьмах находится чуть менее 5 тысяч человек, в то время как число заключенных в Северо-Западном регионе России (население около 15 миллионов) составляет около 84 тысяч. Только в печально знаменитых «Крестах» в Санкт-Петербурге находится 20 тысяч заключенных - в тюрьме, которая была рассчитана 2,5 тысяч человек….

«Несмотря на то, что условия в шведских тюрьмах намного лучше, чем в российских, сидеть в тюрьме вовсе не «круто», - подчеркнул Петер Седерлунд, сам бывший заключенный, а теперь один из лидеров шведской организации товарищеской взаимопомощи «Возращение преступников в общество», КРИС. «Выйти из тюрьмы и начать новую жизнь нелегко. В этот момент мы и протягиваем руку помощи», - рассказал Петер. – «Наша организация начинает
работать с заключенными задолго до освобождения. Когда человек выходит на свободу, мы даем ему или ей «крестного отца» или «крестную мать», которые помогают встать на ноги в первое время.

Каковы же результаты деятельности организации?

На прямой вопрос Петер с гордостью предъявил результаты проверки КРИС, проведенной шведским государственным советом по профилактике преступности. Из 210 членов правления местных отделений КРИСа только 3% вернулись к преступной деятельности. Очень низкий показатель, особенно если учесть, какое тяжелое криминальное прошлое у членов этой организации.

Известность КРИСа, благодаря хорошей репутации организации и успешным методам ее работы, опередила визит Петера в Россию. Вадим Сычин из организации «От рабства к свободе», посмотрев видеофильм о деятельности КРИС, тот час же начал работу над созданием подобного товарищества. Семинар завершился выступлением Томаса Халлберга, директора ECAD, который призвал российские власти (а также органы власти других стран) использовать те огромные ресурсы,
которыми располагают группы самопомощи. Они в самом деле заслуживают все возможную помощь и поддержку!