Виктор Черкесов о наркоситуации в Российской Федерации: ”Главной причиной усугубления наркообстановки стали внешние причины”

Виктор Черкесов о наркоситуации в Российской Федерации: ”Главной причиной усугубления наркообстановки стали внешние причины”Фрагменты интервью с Виктором Черкесовым, директором Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, прозвучавшем в прямом эфире «Эхо Москвы» с ведущим Алексеем Венедиктовым. 

О задачах работы Федеральной службы и постановлении правительства, разрешающее наличие и ношение при себе определенного количества наркотических веществ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Человек, который подписался как Адвокат, задает прямой вопрос: «Не планирует ли ваше ведомство инициировать процедуру отмены постановления правительства [о средней разовой дозе], и в чем суть этого постановления? Вы принимали участие в нем?

В. ЧЕРКЕСОВ: Суть в том, что постановлением правительства, вступившим в силу 12 мая текущего года, установлен новый порядок определения уголовно наказуемых размеров для квалификации действий лиц, хранящих наркотики. Это
употребляется в тех случаях, когда объем наркотиков имеет квалифицирующий признак для определения ответственности того или иного лица...

АВ: То есть для возбуждения уголовного дела.

ВЧ: Да, для уголовного преследования. Что произошло? Это произошло в силу того, что еще в декабре прошлого года Дума приняла новую редакцию примечания к статье 228 УК, изменила существовавший ранее порядок, при котором определялся в абсолютных цифрах этот крупный или особо крупный размер, и перешла на порядок его определения через так называемые средние разовые дозы, что является интересной новацией.

АВ: Это новация была?

ВЧ: Безусловно, новация. Здесь и медицинские параметры заложены, потому что речь идет о том, какая доза является достаточной для наркотического опьянения человека. И вообще говоря, замысел законодателя сводился к тому, чтобы вывести из-под уголовного преследования наркоманов - тех, кто задерживался с небольшим количеством наркотиков, и привлекался к уголовной ответственности по пресловутой 228, ч.1. Это совершенно правильное направление...

АВ: То есть идея вывести наркоманов из уголовного преследования и привести наркобизнес. Идея - ловить дилеров.

ВЧ: Я, отвечая на этот вопрос, обязан сказать, что это полное совпадение со стратегией деятельности федеральной службы. Она была создана год назад именно для того, чтобы перенести центр тяжести с того огромного числа людей, безусловно нарушающих закон, тех, кто совершает те или иные сделки с наркотиками, но не является главной движущей силой наркобизнеса. Я напомню, что в последние годы в России более 200 тысяч преступлений регистрировалось, которые можно отнести к наркопреступлениям - в год. И в большей части выявлялись вот эти малозначительные преступления, совершаемые наркоманами. Это не меняло картины. Более того, это усугубляло положение, потому что от ответственности уходили те, кто организует наркотрафики, кто обеспечивает подготовку оптовых баз для продаж наркотиков. Развертывает систему продаж наркотиков, и, в конечном счете, консолидирует выручку и легализует огромные деньги, которые получаются от наркопродаж.

АВ: А попадались наркоманы.

ВЧ: Попадались наркоманы, и это было трудно изменить, не изменив, вообще говоря, саму конфигурацию системы борьбы с наркооборотом. Появление службы, постановка перед службой задачи бороться с организованной преступностью, выявлять тяжкие, особо тяжкие преступления, связанные со сбытом наркотиков, и привело к тому, что сегодня положение вещей в борьбе с незаконным оборотом, радикально отличается от прежнего. Когда я слышу о том, - и есть такие мнение, - что некие возражения о ряде позиций «весовых» в этом постановлении, рождены опасением федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, или иных ведомств, которые заняты борьбой с наркопреступностью, - за то, что наши показатели сильно упадут, и мы будем выглядеть слабее, потому что нам придется сузить вот эти размеры выявляемых преступлений, я готов вам ответить, что это чистейшей воды измышления и некомпетентность. Пример - в мае, когда вышло это постановление, которые мы, безусловно, исполняем, когда повысился существенно порог привлечения к уголовной ответственности, потому что размеры наркотиков были серьезно увеличены, в производстве службы было около 24 тысяч уголовных дел, которые мы расследовали и еще не передали в суд. В связи с тем, что изменились эти параметры, мы прекратили около 400 уголовных дел.

АВ: Всего?

ВЧ: Вот это - доля. И думаю, нечего говорить, что мы здесь боролись за честь мундира. Мы указали, и сейчас продолжаем эту работу с нашими коллегами из правительства, что в этом постановлении есть технические ошибки, которые приводят к тому, что реализовывать его затруднительно. И сейчас мы занимаемся тем, что идет корректировка ряда позиций этого постановления.