Специфика деятельности прокуратуры Санкт-Петербурга по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств

Специфика деятельности прокуратуры Санкт-Петербурга по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств"

Пресс-конференция заместителя прокурора города Санкт-Петербурга, старшего советника юстиции Резонова Игоря Геннадьевича на факультете журналистики Санкт-Петербургского государственного университета, 9 сентября 2010 года.

Резонов Игорь Геннадьевич: Заместитель прокурора города Санкт-Петербурга, старший советник юстиции Резонов Игорь Геннадьевич
Здравствуйте, уважаемые представители СМИ, студенты! 
Для начала расскажу, что делают органы прокуратуры в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков (НОН), наркоманией, наркопотреблением. В Петербурге сложилась уникальная ситуация, когда в 2003 году, после ликвидации органов налоговой полиции стал вопрос о ликвидации спецотдела, который надзирал за налоговой полицией. С учетом того, что налоговая полиция плавно перешла в Наркоконтроль, решено было (и это наверно единственный случай в России) не сокращать этот отдел, а переделать его в отдел по надзору за деятельностью органов наркоконтроля. Это структурное подразделение существует в прокуратуре города до настоящего времени, насчитывает всего 5 человек. И благодаря тому, что сложилась такая специализация, накоплен достаточно серьезный опыт. В настоящее время эти пять человек осуществляют надзор за деятельностью Наркоконтроля в полном объеме: оперативно-розыскная деятельность (до возбуждения уголовного дела), процессуальная деятельность (после возбуждения уголовного дела и до суда), и естественно направление дела в суд и поддержание обвинения в суде. Кроме того, Наркоконтоль занимается контролирующей деятельностью в сфере легального оборота наркотиков, что также подпадает под наш надзор. Это проверка фармацевтических и лечебных учреждений, коммерсантов на предмет соблюдение правил хранения, оборота прекурсоров, наркосодержащих лекарственных средств, их уничтожения и т.д. Правоохранительные органы, которые изымают наркотики, должны также изымать, хранить и уничтожать их надлежащим образом. Все это деятельность нашего отдела. Постепенно, где-то с 2006 года мы перешли на обеспечение законности деятельности медицинских и фармучреждений - прокурорскими силами проверяем деятельность врачей в сфере наркологии, как они лечат. Есть достаточно распространенные примеры в сфере наркологии, когда дипломы врачей покупаются и люди работают в этой сфере без достаточного образования. Кроме того, отдел занимается организацией профилактических мероприятий, мы организуем различные общегородские акции, с участием правоохранительных органов, общественных организаций, силовых ведомств всех рангов и мастей, а также органов исполнительной власти. Участвуем в законотворческих инициативах на уровне субъекта РФ, предлагаем законопроекты губернатору, с нашим участием разрабатываются целевые проекты. Также предлагаем законопроекты в прокуратуру на федеральном уровне. Вот краткое описание работы отдела. Что касается интересной для вас работы - надзора за деятельностью правоохранительных органов. Во-первых, мы, наверно первые в России, разработали бланки оперативно-служебных документов для оперативных работников Наркоконтроля. Раньше оперативники писали ссылками на несуществующие в законе протоколы "вытряски карманов и изъятия наркотиков", протоколы "среза ногтей". Все это в результате деятельности адвокатов в суде признавалось недопустимым, и бандиты выходили на свободу. Для оперативников мы приготовили бланки на основе действующего законодательства, разработали чёткую методику их заполнения, в настоящее время она действует уже во многих регионах Российской Федерации. Дела успешно проходят в суд, в Петербурге факты оправдательных приговоров - единичные, в отличие от тех регионов, где до сих пор сопротивляются нашим методикам. Надзираем мы теперь и за деятельностью органов внутренних дел, милицией, но уже через районных прокуроров. Фактически организуем координацию их деятельности, т.е. исследуем трудные моменты, проблемы. Собираемся совместно с руководителями силовых ведомств, органов исполнительной власти, нарезаем друг другу задачи, совместно исполняем их, контролируем исполнение. В отношении нарушителей закона выносим представления, контролируем привлечение к дисциплинарной ответственности и увольнение. Более жесткие нарушения караются возбуждением дел, направлением в суд. Также одна из основных функций нашего отдела - выявление коррупционеров, которые бьют людей, вымогают деньги, подбрасывают наркотики. Которые сами торгуют наркотиками - не секрет, что этому причастны представители фактически всех ведомств, хотя конечно не повально. Поскольку именно благодаря деятельности непосредственно силовых ведомств, мы имеем достаточно большие показатели по борьбе с НОН и изъятию наркотиков всех видов. В нашем регионе эти показатели самые высокие.

Что касается проводимых акций, думаю, многие из вас слышали, что с 2006 года прокуратура занялась этой работой. Предлагая многим силовым ведомствам, возможно к их неудовольствию, активно поработать в краткий промежуток времени. В 2006 году мы начали с организации общегородской акции "Санкт-Петербургский марафон "Город против наркотиков"". Фактически это была профилактическая акция для начала: участвовали все: студенты, дети. Велась разъяснительная работа на улицах, ездили лаборатории и предлагали всем желающим тестироваться. Показывали, что более привлекателен спортивный образ жизни, чем наркопотребление. Силовые ведомства предлагали посетить спецподразделения, показывали, как работают кинологи с наркотиками. Был такой интересный пример, когда школьников пригласили в органы наркоконтроля, для того чтобы показать, как работают собачки по поиску наркотиков. Экспериментальное наркотическое средство предложили спрятать одному из учащихся. Спрятала девушка - отличница. Наркотики собака обнаружила у мальчика-двоечника. Девочка стояла последней в очереди, мальчик - посередине, но собака до него не дошла. Несколько раз предлагали собачке изменить свое мнение, она категорически отказывалась. Мальчик покраснел, но мы его обыскивать не стали, думаю, он исправился. 

Предлагали учащимся ВУЗов посетить места лишения свободы - так же производит достаточно сильное впечатление. 

С 2007 года мы начали проводить акции по сбору дополнительной информации о местах сбыта наркотиков. Поскольку не секрет, что в основном в первую очередь органы внутренних дел занимаются выявлением и пресечением наиболее легких преступлений - это хранение наркотических средств. Когда известна точка сбыта - легко вокруг нее ловить наркоманов десятками, зарабатывать себе погоны и показатели тяжких преступлений. Поймал наркомана, изъял наркотики, вот и тяжкое преступление раскрыто, точка наркосбыта не ликвидируется в течение длительного времени. И хорошо конечно, если это связано только лишь с желанием повысить ведомственные показатели. Нередки случаи, когда это связано с коррупционными проявлениями, с желанием получить кроме ведомственных показателей ещё и личную материальную выгоду. Мы организовали телефоны доверия. В 2007-2008 годах это проходило прокурорскими силами. Объявлялась акция, благодаря вам, средства массовой информации, публиковались номера телефонов. В течение суток прокуроры по телефонам собирали информацию, затем эта информация рассылалась правоохранительным органам по территориальному принципу и контролировалась ликвидация точка сбыта. Обычно за сутки проведения таких акций поступало максимум до 300 сообщений граждан, ликвидировались до 70% адресов наркосбыта, путем как обысков наркохранений, так и на наркосбыте выявлялись притоны. Наиболее уникальная акция в этом плане была проведена благодаря отзывчивости органов исполнительной власти - в прошлом году с 6 ноября по 6 декабря. Акция "Наш город" - также инициатива нашей прокуратуры. Правительством города была предоставлена возможность использования круглосуточного многоканального телефона 004 на протяжении месяца. Граждане могли звонить круглые сутки и, не называя свои данные, сообщать о местах сбыта наркотиков. Информация эта фиксировалась в электронном виде и автоматически в течение 5-10 минут поступала через ГУВД в районное управление внутренних дел, где принимались меры по ликвидации точек наркосбыта. Районные прокуроры контролировали работу по проверке этой информации, принятию мер по ликвидации точек сбыта, обобщали и фактически онлайн ежедневно выдавали информацию о ликвидации этих точек. За месяц поступило около 3 тыс. сообщений граждан. И только за первый месяц акции было ликвидировано свыше 1 тыс. адресов наркосбыта, с задержанием лиц и с изъятием большого количества наркотических средств. Радует, что это не было приостановлено, телефон до сих пор действует. Конечно, не в таком режиме действуют правоохранительные органы, чтобы совсем выкладываться. Тяжело было действительно доблестным сотрудникам. Нелегко было тем, кто не желал работать. Были такие факты. По городу разъезжала контролирующая работу этой акции межведомственная группа, состоящая из сотрудников прокуратуры, МВД, ФСКН, СМИ и представителей общественных организаций. Когда некоторые участковые уполномоченные узнавали это, то доходили до маразма, они наклеивали объявления о том, что проводится акция, на дверях наркосбытчиков, и предлагали ЖЭКам усиленно мыть подъезды от шприцов. Но все что не делается, все к лучшему, хотя бы подъезды помыли. Могу точно заверить, что в течение месяца, многие крупные поставки наркотических средств были приостановлены. Ощущался голод таких наркотических средств, как героин. Значительное количество зависимых лиц обратилось за помощью, что тоже радует. И это акция продолжается уже в таком плановом режиме. Органы наркоконтроля действовали по нашему отдельному поручению, были взяты порядка 150 адресов, насчёт наркосбыта по которым граждане обращались неоднократно, но эта информация в органах внутренних дел не подтверждалась. Именно эта информация проверялась на предмет истинности и выявления коррупции, и направлялась в ФСКН. ФСКН подтвердила, что наркосбыт там существует, и примерно 60% этих адресов были все-таки ликвидированы уже силами ФСКН. По итогам акции "Наш город" общественными организациями было предложено создать при прокуратуре города Общественный совет. Т.е. все активнодействующие в данной сфере общественные организации объединились и предложили своё участие, свои идеи для воплощения под эгидой прокуратуры. В настоящее время совет создан, он действует. 

В настоящее время по инициативе Общественного совета планируем очередную акцию, уже несколько иного характера, в Колпино. Пока называние не придумано, пилотный проект. Может быть, она будет называться "Территория безопасности - Колпино", может быть ещё как-то. Смысл акции в том, что уже упор будем делать не на выявление преступления, а на административную практику. По Кодексу об административных правонарушениях за хранение незначительного количества наркотических средств и потребление предусмотрена ответственность в виде штрафа, либо в виде административного ареста. В Петербурге привлекают наркопотребителей, наркоманов, хранящих незначительное количество наркотиков, к ответственности в виде штрафа. Фактически, конечно, эта санкция не реализуется и своих целей не достигает. Наркоманы осуществляют грабежи, чтобы добыть деньги на дозу, естественно и штрафы они платить не будут. Санкции за неуплату штрафов фактически отсутствуют. Поэтому наказание ни о чем, наркоманы ходят довольные, фактически работа бесполезна. Мы решили исправить эту ситуацию и предложили нашим судьям использовать административный арест на срок до 15 суток, это уже жёсткая санкция. В отношении лиц, которые будут арестованы, мы предложили комплекс мероприятий. С ними начинают работать общественные и медицинские организации, предлагают пройти курс лечения и реабилитации абсолютно бесплатно в любом выбранном им учреждении по выходу из ареста. Повышая тем самым мотивацию. С арестованными начинается работа правоохранительных органов на предмет выявления источников приобретения наркотиков. Если задержанный соглашается сказать, где купил наркотик, а ещё и поучаствовать в контрольной закупке наркотиков в ходе оперативно-розыскного мероприятия, то он не будет арестован. Таким образом, мы планируем выявлять ещё большее количество точек сбыта, наркопритонов. Параллельно будет проводиться активная работа с детьми в школах, учащихся ПТУ, профтехучилищах, лицеях, а также с педагогами в плане повышения осознанности опасности потребления наркотиков и последствий их потребления. Планируем использовать для этого и лиц, которые прошли курс реабилитации, бывших наркоманов, которые от первого лица будут рассказывать как это все-таки опасно и к чему это ведет. Кроме того, будет работать телефон доверия. В настоящее время в отдельных районах эти акции отдельно повторяются либо по инициативе прокуратуры, либо как, например, сейчас в Красногвардейском районе сами органы внутренних дел организуют эту акцию. В последнее время, ведем жесткую политику в отношении правоохранительных органов, для того, чтобы борьба в первую очередь шла с наркосбытом, а потом уже с наркоманами. Поскольку наши зоны переполнены наркоманами, а наркосбытчиков очень мало. Итоги наших достаточно жестких мероприятий в отношении сотрудников уже имеются. Если на конец 2009 года мы имели удельный вес наркосбыта в общей массе преступлений, связанных с наркотиками, 30%, то сегодня наркосбытчики занимают 50%. На сегодняшний день выявлено свыше 7, 4 тыс. преступлений, связанных с НОН, свыше 3,5 тыс. из них связаны с наркосбытом. 

Достаточно серьезная работа проходит по организации борьбы с контрабандой наркотиков, мы работаем во взаимодействии с органами здравоохранения, потому что большое количество наркотиков привозится к нам гастарбайтерами внутриполостным путем. Наркотики доставляют и фурами с фруктами, в вине и в чем угодно. Но не малый объем наркотиков поставляют и так называемые "глотатели". Гастарбайтеры за деньги глотают наркотики, причем от полутора до двух килограммов, провозят их на территорию РФ и здесь уже выдают наркосбытчикам. Медицина помогает нам в обследовании этих лиц, выявления наличия в человеке этих веществ. Проблема заключается в том, что не весь самолет мы можем обследовать, не каждое лицо, которое проглотило, по внешним признакам выдает себя. А с 1 января 2011 года мы будем иметь ещё худшую ситуацию, так как таможенные границы с Казахстаном будут полностью открыты, таможенный досмотр будет невозможен. Фактически будут работать только силовые ведомства, на глаз вылавливая наркопоставщиков-внутриполостников. Перестроимся, будем стараться преграждать эту угрозу из Казахстана, который является серьезным перевалочным пунктом для поставщиков наркотиков. Вкратце все. Готов ответить на любые вопросы.

Вопрос: 
Недавно была такая информация, что в Англии была объявлена "охота" на людей, транспортирующих наркотики внутриполостным путем, и эти действия были законодательно закреплены. Как вы относитесь к этой инициативе?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Я положительно отношусь к этой инициативе. Однако даже в настоящей ситуации мы нарушаем закон, так как прокуратура требует обследовать тех лиц, которых мы доставляем. Обследование этих лиц возможно только при их согласии. Я не знаю, каким путем получают добровольное согласие на обследование силовые ведомства, таможенные органы от прибывающих к нам таджиков и узбеков. Вообще без этого согласия по нашему законодательству проводить обследование незаконно. Без согласия можно обследовать только лишь при явных признаках наличия опасности для здоровья человека. То есть когда ему стало плохо. Но эти граждане достаточно успешно справляются с этой ситуацией, глотают какую-то гадость, могут не ходить по естественным нуждам в течение длительного времени, и им ничего не угрожает, пока не разрывается ампула. Хотя такие факты есть - немало трупов мы уже обнаружили с ампулами внутри среди представителей таких национальностей. Но повальное обследование мы никогда не сможем сделать, пока не изменится законодательство. Такие предложения мы направляли в Генеральную прокуратуру, пока, к сожалению, на уровне федерации такие предложения не поддержаны.

Вопрос: 
Озвучьте, пожалуйста, результаты контроля над реабилитационными учреждениями.

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Навскидку цифры такие. Без дипломов у нас было выявлено все руководство крупнейшего на Северо-Западе межрайонного наркологического диспансера N 1 (МНД 1), самого высокооплачиваемого со стороны государства бюджетного учреждения. В настоящее время они все уволены, руководитель отдан под суд. Ещё три его заместителя готовятся к направлению в суд за работу без дипломов в сфере наркологии. Всем известно, что должно быть базовое медицинское терапевтическое образование, а затем с учётом специализации необходима ординатура и так далее. Они это прошли в ускоренном темпе, чтобы занять такие серьезные должности. В настоящее время МНД N 1 возглавляет один из бывших руководителей бывшей ведомственной больницы МВД, он выявил факты хищения предыдущим руководством бюджетных средств, выделенных на закупку оборудования в рамках целевой программы по борьбе с наркотиками и лечению, в связи с этим возбуждены дела. 

По нарушению лицензионных требований было дело в отношении сети аптек "Наша аптека", где распространялся по аналогии с Москвой, о чем была передача Мамонтова, коаксин. Это лекарство не относится ни к наркотикам, ни к сильнодействующим, оно является аналогом. И с учётом дешевизны также как дезоморфин, его в регионах, в которых цены на традиционные наркотики высоки, широко применяют. У нас коаксин не пошёл впрок наркоманам с учётом низкой цены и высокого качества на такие наркотики, как героин. У нас приграничный город, который насыщен наркотиками заграничного производства и в настоящее время даже больше собственного производства, синтетического. Это амфетамины и натрия оксибутерат. Но вместе с тем, такая аптека была выявлена, она в течение 2 лет, продала без рецептов коаксин на сумму свыше 2 миллионов рублей. Её руководитель был объявлен в федеральный розыск для привлечения к уголовной ответственности. Дело возбуждено по факту нарушения лицензионных требований, была такая статья 171, она и сейчас есть. Но её декриминализировали в начале этого года, установив, что уголовно наказуемым деянием является лишь деяние без лицензии, а действия по лицензии, но с нарушением являются основанием для лишения лицензии в арбитражном порядке, либо административно наказуемым деянием. Но сами понимаете, что административно наказуемое деяние имеет сроки максимально год. Сроки истекли, в настоящее время мы собираем материалы для лишения этой сети аптек только лишь лицензии. Дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям. 

По иным нарушениям, прокуроры с участием ФСКН и комитетом по здравоохранению, в рамках которого есть спецкомиссия по проверке фармацевтической деятельности, систематически проверяем аптеки вне зависимости от ведомственной подчиненности и форм собственности, больницы. Привлекаем к административной ответственности, притом на крупные суммы, врачей, которые ненадлежащим образом хранят лекарства. От умерших раковых больных остаются сильнодействующие лекарства. Проверяем хранение обычных лекарств, содержащих наркотики, применяем серьезные штрафные санкции, дисциплинарную ответственность, увольнения. Количество привлеченных исчисляется десятками. И как я уже сказал, проверяем сами правоохранительные органы, которые изымая наркотики должны их надлежащим образом хранить, по решению суда уничтожать. Есть нарушения и в правоохранительных органах и в лабораториях экспертиз, которые много лет хранят наркотики, уже без документального подтверждения источников происхождения, что незаконно. Лаборатории эти называть не буду, но они были, но в настоящее время законность наведена.

Вопрос: 
Проходят ли Ваши сотрудники проверку на потребление наркотиков?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Обязательного тестирования, к сожалению, в правоохранительных органах, кроем ФСБ нет. Может быть, в рамках закона о полиции, который сейчас проходит "дегустацию" во всех органах власти, кроме проверки на детекторе лжи будет и наркотестирование. Я сам тестирование прошёл на аппарате "ИМЕДИС", который все так сильно ругали, потребление наркотиков не подтвердилось, даже причастности не обнаружилось - я видимо не контактирую с потребителями наркотиков. Насчёт обязательного тестирования мы высказываемся только "за", и в первую очередь за тестирование оперативных структур, которые очень часто подсаживаются сами на это дело. И это было бы необходимо, в том числе и для органов, прокуратуры, потому что надзирать за деятельностью силовых ведомств, будучи причастным к потреблению наркотиков, это серьезное нарушение, влекущие серьезные последствия. Не секрет что силовые ведомства могут получать в виде внедрения от ОПГ таких субъектов, которые занимаются распространением и потреблением наркотиков, и такие примеры были. Выявляли таких лиц в органах ФСИН, милиции, ФСКН.

Вопрос: 
Известно, что за Вашей подписью некоторое время назад на имя Маниловой по поводу социальной рекламы "Употребляя наркотики - не запутайся". Получили ли Вы официальный ответ, и какими были Ваши действия?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Реклама эта криминального характера не носит, она скорее носит глупый и необдуманный характер. Был проведен тендер на размещение социальной рекламы, условия тендера не содержали требования о проведении дополнительного согласования в этой области, экспертного исследования, и получилось то, что получилось. Кто видел эту рекламу, наверно задумался. Для тех, кто не видел, поясню, там нарисованы руки с этой игрой в нитки и надпись, "Употребляя наркотики - не запутайся". Во-первых, по действующему законодательству Российской Федерации немедицинское потребление наркотиков запрещено. Кроме того, кто не знает законов, может подумать, что потреблять наркотики можно, не так уж это пагубно, просто нужно не запутаться. Я бы наверно лучше написал вот так, навскидку: "Не все то полезно, что приятно", и то наверно легче бы было. В настоящее время по нашему обращению к вице-губернатору проводится дополнительная экспертиза этого плаката. Я знаю, что он не снят, но вместе с тем, время аренды мест размещения этой социальной рекламы истекает, она будет снята и больше не появится, что уже радует. В дальнейшем Смольный нам обязался согласовывать социальную рекламу по таким сложным вопросам с соответствующими специалистами, в частности, при антинаркотической комиссии создан комитет экспертов-ученых, и он как раз исследует эти вопросы. Я думаю, что все будет в дальнейшем более-менее нормально.

Вопрос: 
Cкажите, функционирует ли сейчас единый телефон, по которому могут обращаться горожане по таким вопросам? И каковы должны быть действия горожанина, обнаружившего такой плакат?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Благодаря распоряжению губернатора многоканальный круглосуточный телефон 004 начал действие как чисто антинаркотический, в настоящее время по нему можно пожаловаться на всех должностных лиц всех ведомств. И он продолжает действовать для приема сообщений граждан, в том числе и анонимных, о фактах НОН. Сообщается информация, где торгуют наркотиками, и все что известно. Эта информация таким же путем, как я объяснил ранее, поступает в ГУВД и еженедельно срез информации, поступившей на 004, а также оповещение о том, куда и когда она была перенаправлена, получаем мы и через районных прокуроров города контролируем результаты проверки.

Вопрос: 
То есть по этому телефону можно позвонить и сказать, что по такому-то такому адресу , в такой -то квартире, находится наркопритон?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Да. Но мгновенной реакции не будет, её было тяжело добиться и в процессе акции. Но между тем, мы добиваемся результата. Я даже сам провел эксперимент и позвонил по телефону 004. Во-первых, там неграмотно себя вели операторы. Я начал называть свои данные, а они стали отговаривать меня это делать, под предлогом, что это очень опасно. А мне было интересно, какая будет ответная реакция милиции. Но я назвал адрес известной мне наркоточки на территории Калининского района, я там раньше работал прокурором. Довольный милиционер, узнав меня по данным, отраженным в переданной информации, позвонил мне и сказал: "Игорь Геннадьевич, вы же наш бывший прокурор?". 
- Да. 
- Это контрольный звонок? 
- Да. 
- Спасибо, я списываю информацию как контрольный звонок. 
- Нет. Информация подлинная, звонок контрольный. 
В результате точка была ликвидирована.

Вопрос: 
За последние десять лет, потребление наркотиков среди детей возросло очень значительно. Как вы думаете, есть ли смысл проводить тестирование в 11 классах на потребление наркотиков? Такой метод запугивания, чтобы человек понимал, что не стоит этого делать, что это наложит слишком большой отпечаток на его жизнь.

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Я бы сказал, что это не метод запугивания, а метод предупреждения. Запугивания тут никакого нет. Мы целиком и полностью за проведение тестирования. Мы даже нашли лазейку в частности для аппарата "ИМЕДИС" в действующем законодательстве. Тестирования, как я уже сказал, относится к медицинским услугам, и оно может быть проведено только добровольно. За несовершеннолетних согласие может быть дано родителями или законными представителями. В опыте некоторых западных стран, где давно борются с наркотиками именно мерами профилактики и предупреждением, а не борьбой с последствиями, используется этот метод. И в тех школах, тех ВУЗах, в тех профтехучилищах, где внепланово выборочным порядком проводятся такие тестирования, учащихся-наркопотребителей меньше, и успеваемость у них лучше. Тестирование не влечет никаких правовых последствий для учащихся, мы категорически против того, чтобы эта информация поступала в правоохранительные органы или руководителям учебных заведений. Мы идём таким путем: проводим лекции для родителей с участием, педагогов, психологов, врачей-наркологов, представителей силовых ведомств, где рассказываем о признаках, последствиях потребления. И затем предлагаем желающим пройти тестирование. Если родители "за", то они дают согласие, причем даже не письменное. И письменный отказ не нужен: кто не желает, может просто покинуть это мероприятие. Дальнейшее тестирование касается только ребёнка, врача и родителя. Мы получаем лишь количественный срез по образовательным учреждениям, мы даже не просим указать школу. Просто по разделам: "школы", "профтехучилища" и т.д. Просто для того, чтобы усилить работу в первую очередь в школах или профтехучилищах. И может быть, затронем вопрос о благосостоянии семей детей-потребителей. Повысился не уровень наркопотребления среди детей, а участия детей в НОН. И что больше всего пугает, что дети не стали чаще потреблять наркотики, дети стали чаще сбывать наркотики. Причём сбывают наркотики не дети из бедных семей, а дети с отличным образованием и хорошим благосостоянием.

Вопрос: 
На недавнем круглом столе на факультете журналистики, мы говорили о том, можно ли выработать критерии эффективности профилактической работы. Как Вы думаете, есть ли эти критерии эффективности профилактики?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Конечно есть. Я все время ругаю нашу медицину, в первую очередь, которая говорит о профилактике потребления, реабилитации, лечении. Если взять медицинские данные, то у нас растет уровень официально зарегистрированных больных наркоманией. Если зададите любому медику, работающему в сфере наркологии простейший вопрос, а сколько из этого количества обратилось дважды, трижды и более раз, он вам так сразу не ответит, хотя эти данные у них есть. Эти данные как раз в первую очередь и показывают и уровень профилактики, и уровень лечения. Всё конечно списывается на то, что наркомания практически не излечима, и ремиссия, если она и существует, то она может существовать в течение всей жизни, но это именно ремиссия, а не полное выздоровление. 

Также можно сравнивать и профилактику, в первую очередь, если уровень профилактики у нас будет серьезный, значимый, которого мы ещё сейчас и до половины не достигли, то, думаю, и уровень обращаемости за наркологической помощью будут высок. А сейчас, как я уже сказал, прибывает недостаточное количество лиц в медицинские учреждения. Хотя с прошлого года у нас объявлено бесплатное конфиденциальное лечение. То есть гражданин РФ на территории Петербурга может анонимно пройти курс лечения. Его данные не фиксируется, ему просто дается номер. Но и таких не особо прибывает, значит особой мотивации нет. Можно взять критерии ещё и количество лиц, осуждаемых за НОН. Обычно это наркоманы со стажем. У такого осужденного, как правило, уже было несколько условных сроков. То есть уровень профилактики в отношении тех, кто уже встал на путь наркопотребления, никакой. О критериях профилактики лучше скажет представитель международной организации "Европейские города против наркотиков" (ECAD) в Санкт- ПетербургеЗазулин Георгий Васильевич.

Зазулин Георгий Васильевич: 
Можно я скажу, что в пресс-релизе тема конференции называется "Становление государственной антинаркотической политики". Сегодня открывается новая страница в истории борьбы с наркотиками, наркоугрозой в российском государстве. Почему это новая страница? Первые лица государства разобрались, что эта проблема ещё и политическая. Многие традиционно считали, что это проблема медицины и силовиков. Или человеку можно помочь с помощью медицины или можно остановить человека, который участвует в НОН, за хранение или торговлю. А профилактика всегда была вне разговора. И вот Медведев, подписав государственную антинаркотическую стратегию, фактически открыл новую эпоху. Надо разобраться, что такое антинаркотическая политика. Если вы зайдете в Дом книги, подойдёте к разделу "Менеджмент", то увидите множество всевозможных "менеджментов": инновационный, финансовый, даже есть экологический. Но пока что вы не увидите антинаркотического менеджмента. Это белое пятно. И, в конечном счёте, сегодня профилактика с её критериями, это вопрос управления: сравнивать одно муниципальное образование с другим. Это не на уровне индивида, а на уровне неких территориальных образований надо смотреть: кто лучше защищает, кто лучше работает с причинным комплексом. Какая власть, целиком как команда, исполнительная, законодательная, судебная защищает молодёжь. Не потом уже, когда явление завершилось, она начинает принимать меры, а именно предупреждает. Этих всех критериев в научном плане не разработано. Эмпирически, те, кто этой проблемой занимается, их чувствует. Мы можем назвать один, второй, третий. Но как направление в антинаркотической политике это ещё не сформировано. И, в конечном счёте, профилактики очень мало в реальной жизни. О ней много говорят, но она не должна быть на уровне акций. Она должна быть осмысленна как ежедневная деятельность, согласованная с деятельностью различных ведомств, и как раз итоги этой деятельности дадут нам эти критерии. Здесь, на круглом столе об образовании, наркологу Невского района задали вопрос: "Сколько в течение года к Вам поступило пациентов на ранней стадии, для того чтобы была возможность бороться за них, и удержать их от формирования зависимости?" Он ответил, что за год где-то 110 человек. И мы спросили дальше: "А сколько реально в Невском районе тех, кто имеет опыт потребления, но зависимость у которых ещё не сформировалась, т.е. реальных объектов профилактики, какая доля их выявлена?" Он сказал, то приблизительно 10%. Представляете, насколько при всем том, что все ею занимаются, какой огромный пласт для профилактической работы. Был бы критерий раннее выявление и удержание от зависимости научно осмыслен и положен в основу управления, и дальше была бы проявлена политическая воля, мы бы наверно лучше удерживали молодёжь от наркотизации. Поэтому здесь ещё, по-моему, ровное поле для деятельности.

Вопрос: 
Игорь Геннадьевич, как Вы считаете, к каким экспертам должен обратится журналист, который хочет хорошо сделать свою работу, или рекламщик, который разрабатывает плакат на антинаркотическую тему, или редакция, которая разрабатывает мероприятия данной тематики? Какой пул экспертов на сегодняшний день Вы видите?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Можно обратиться, как я уже сказал, к экспертам экспертного Совета при антинаркотической комиссии. Они подробно исследует плакат с точки зрения психологии, наркологии, лингвистики и дадут заключение. Мы им же направляем материалы, которые выявляем по подозрению в пропаганде наркотических средств и получаем хорошие заключения, которые рассматриваются в суде, и виновные в пропаганде наркотиков наказываются. А в качестве рекомендаций для журналистов, которые желают коснуться темы наркотиков - самый простой тезис: для создания таких материалов необходимо сотрудничество с органами и специалистами, общение с компетентными лицами, прежде чем вынести какое-либо свое суждение в сфере наркомании, наркопотребления и оборота наркотиков. Хочу напомнить, что в 1988 году была Нью-Йоркская конференция ООН, посвященная проблеме наркотиков, где в виде отдельной резолюции были разработаны рекомендации журналистам при освещении темы наркотиков. Там освещены простые истины, как действовать по вопросам освящения НОН. Если вы эти рекомендации посмотрите, то уже будет хорошо. Приведу простейший пример: книга "Апгрейд обезьяны", где одна глава касается мифов о наркотиках. Автор, Никонов, достаточно смело высказался по проблеме наркотиков. Причем эта глава была обращена в первую очередь несовершеннолетним. Он чётко и понятно давал понять, что наркопотребление - это дело лично каждого, государство просто зарабатывает деньги на борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Фактически наркомания - это легкий и сладкий способ ухода из жизни, самоубийства. И поэтому подросток, который очень часто хочет уйти из жизни путем самоубийства может обратиться к наркотикам. И автор размышляет, почему государство против этого. Самоубийство, например, через повешение, не наказуемо, порезать вены - не наказуемо, кинуться из окна - не наказуемо, а потребить наркотики - наказуемо. Я считаю, что это несуразная глава, автор толкает подростка на самоубийство, на потребление наркотиков, это, мягко говоря, не разумно, а по закону - наказуемо. Как раз эксперты антинаркотической комиссии провели исследование этой главы, все однозначно высказались, что эта глава вредна. Мы предложили без прямого запрета "Дому книги", "Буквоеду" и другим, торгующим этой книгой организациям, прекратить реализацию этой книги. Торговые организации, ознакомившись с книгой, подтвердили, что литература Российской федерации не пострадает. Вместе с тем, с учётом того, что автор живёт в Москве, материалы для привлечения его были направлены туда. Автор признал себя виновным и сказал, что он передал права на эту книгу издательству, то есть скинул ответственность за издание этой книги на издательство. Потом после арбитражного процесса, очень долго обливал нас грязью, грозя смешать с чем угодно, и СМИ его поддерживали. Но обидно не за нападки на нас, а за то, что привлекали внимание к этой книге. Она стала чаще появляться на сайтах Интернет-порталов. Аналогичный пример, когда необдуманно начали тиражировать информацию о том, что появились некие звуковые наркотики. Вспышка информации пошла в 2009 году. Мы сразу же предложили не муссировать эту тему, по крайней мере, до исследования. Привлечение внимания средствами массовой информации было настолько велико, что Интернет просто пестрил предложениями этих "звуковых наркотиков". Но проверки подтвердили, что никаких "музыкальных наркотиков" не существует. Этот интернет-ресурс принадлежит тому же человеку, который предлагает купить за деньги средства для увеличения различных частей тела мужчинам и женщинам, установить программы перехвата сообщений. Естественно большинство не получает удовлетворения, покупая эти товары и услуги. Но владельца этого ресурса невозможно привлечь к ответственности в силу того, что потерпевшие к нам не обращаются, мы не знаем ущерб, поэтому лицо продолжает промышлять. Но как только СМИ перестали рассказывать о "музыкальных наркотиках", интерес пропал. Поэтому рекомендация: не обращайтесь к неизвестной тематике в этой сфере, пока не получите мнение специалистов данной области.

Вопрос: 
Почему в Петербурге применяется штраф за потребление наркотиков? Может быть, нужно применять административный арест, для того, чтобы работа была более эффективной?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Наверно здесь действует общая судебная практика, судей достаточно жёстко наказывают за отмену судебных решений. И поэтому, конечно же, проще человека, у которого 100% подтверждено наркопотребление, привлечь к штрафной санкции. Больше вероятности, что он не заплатит, но что обжаловать решение не будет. Все-таки административный арест это более жёсткая санкция, адвокат может её обжаловать, это нарушение конституционных прав граждан. Если будет массово отменятся решения одного и того же судьи, судья может распрощаться с мантией. И поэтому судьи в Петербурге неохотно идут на применение такой санкции, как административный арест, хотя таких фактов мало и обжалования не было. И те аресты, что были - никто их не обжаловал, никто не отменял. В других субъектах Российской Федерации, в частности Георгий Васильевич Зазулин предоставил нам материалы с примерами судебных решений, успешно все это применяется и жалоб не поступает, все это признается допустимым. Это должно также широко применяться, как недавно наши органы ГИБДД за нарушение правил дорожного движения в виде пьянства за рулём и грубейших нарушений в виде выезда на встречную полосу стали применять административный арест. Действует профилактически замечательно и это, кстати, снижает уровень коррупции в ГИБДД, а у нас повышает профилактический эффект, сто процентов. 

Но и штрафные санкции доводят также до абсурда, кроме того, что не платит сам наркоман и государство не добирает - это как бы одна сторона медали, может быть и чёрт бы с ним, но процедура сдачи анализов, пребывание в правоохранительных органах, проход судебной процедуры - это тоже дает профилактический эффект. Но административная практика по наркопотреблению является источником информации о наркопритонах. Наркосбытчики знают, что зачастую, наркоманов, вышедших от них, на улице поджидают сотрудники правоохранительных органов. Для того, чтобы взять наркомана, привлечь его к административной ответственности, предложить сделать контрольную закупку. Значит цель наркосбытчика - чтобы наркоман вышел от него уже без наркотиков. И предлагаются шприцы, ремешки, ложки, свечки - всё, что угодно для изготовления и инъекционного потребления наркотика прямо в квартире наркосбытчика. Наркоман, даже если он участвует в оперативно-розыскном мероприятии, из квартиры довольный, наркотиков у него нет, оперативника остаются ни с чем. Но его можно привлечь к административной ответственности, наркоман не боится рассказать, у кого он купил и у кого потребил. Так вот систематическое потребление наркотиков в одном месте карается по закону уже уголовным правом, 232 статья Уголовного кодекса "Создание и содержание наркопритона". И мы административную практику как раз используем для расширения источников информации о наркопритонах. Один из замечательных судей, заметив, что правоохранительные органы активизировались по борьбе с наркоманами и наркопотребителями, задал силовикам вопрос: "Что вы так часто стали появляться с наркоманами?". Наркоборцы искренне признались, что наша цель - рейтинговая статья по наркопритонам, за которую нас хвалят и премируют. Три наркомана в одной точке - это возможность возбудить дело по статье о наркопритонах и прийти с обыском. Судья говорит: "Хорошо, но штрафы-то никто не платит, поэтому я не отдам вам судебное решение, пока вы не оплатите их за наркоманов". Сотрудники правоохранительных органов вынуждены были выкупать судебное решение, платя штрафы за наркоманов. Я думаю, если бы были административные аресты, во-первых, абсолютно безвозмездно и добровольно лицо бы согласилось рассказать, где покупает наркотики, и не было бы вот таких прецедентов.

Вопрос: 
В своем выступлении Вы говорили о законодательной инициативе замены штрафов на исправительные работы или лечение. Как эта мера будет реализовываться?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Целый комплекс наших предложений, разработанный совместно с силовыми ведомствами, антинаркотической комиссией, мы отправили в Генеральную прокуратуру в начале 2009 года. 8 сентября 2009 года на Совете безопасности при президенте РФ практически все предложения, внесенные Петербургом, были учтены и запланированы для реализации как законодательные инициативы. Не только в части административной, но и уголовной практики, предлагается воплотить мировой опыт для лиц, впервые попадающих под уголовное наказание, либо для административно наказуемых. Им предлагается пройти курс лечения за счёт государства. Второй раз - предлагается курс лечения за свой счёт или отправиться в тюрьму. Отправляют в места лишения свободы и в случае несоблюдения лечения при отправке на лечение вместо первого срока. Я думаю, это, во-первых, гуманная политика и мотивация повышается. К тому же сейчас тюрьмы переполнены наркоманами, а все же там места для сбытчиков, а не наркоманов, которых надо лечить.

Вопрос: 
Вы уже говорили, что очень важна первичная профилактика. Расскажите о мнении прокуратуры относительно попыток легализации некоторых наркотиков. Ведь вряд ли подросток начнет сразу с героина, чаще всего первая проба - это другие виды наркотиков. Как Вы относитесь к легализации?

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Всегда относился, отношусь и буду относиться отрицательно. Вы абсолютно правильно сказали, что нет у нас наркоманов, которые сначала взял и всадил себе в вену шприц и тут же стал героиновым наркоманом. Вы даже по собственному опыту можете судить, как постепенно становятся наркоманами: многие ли из вас готовы сделать себе инъекцию лекарства в случае тяжелой болезни, тем более в вену? Я думаю, что единицы. Неизлечимая наркомания приходит путем пробы курительных наркотиков, таблеток в клубах. Постепенно возникают психические отклонения, психоз, нервные срывы. И для того, чтобы преодолеть это состояние (а зачатую возникает толерантность - то есть привыкание к тем наркотическим средствам, которые потреблял ранее), человек переходит все к большей дозе и к другим видам наркотиков, в том числе инъекционным. Которые, фактически, вовлекают в эту сферу навсегда. Легализация наркотиков, в какой бы то ни было форме невозможна и недопустима. Те страны, которые это допустили, горько сожалеют. Легализация курительных наркотиков привела к тому, что эти государства посещают наркоманы со всех стран, уровень наркопреступности велик. Последствия заместительной терапии, являющейся примером легализации, когда государство само продает так называемый "чистый наркотик" и предлагает "ширнуться" в чистых кабинетах, чистыми шприцами приводит к тому, что возникает толерантность и к этим наркотическим средствам. И в результате человек, стоящий на контроле в медицинских учреждениях, потребляющий бесплатно наркотики по медицинским указаниям, выходит на улицу и пытается "догнаться" другими наркотическими средствами и алкоголем. Смертность в таких странах очень высока, выше, чем у нас. У нас в частности, благодаря силовому давлению, героин сходит на нет, и, благодаря профилактике и разъяснительной работе, уменьшаются последствия героиновой наркомании. Его к несчастью заменяет наше подпольное производство амфетаминов, натрия оксибутерата, а также наркотики прибалтийского изготовления, потребляемые в клубах. Амфетамины готовят подпольные химики. В Интернете сайты с закамуфлированными источниками пестрят предложениями рецептов изготовления. Смертность от таких амфетаминов также высока. Я везде рассказываю, из чего готовят натрия оксибутерат, желание молодежи его потреблять сходит на нет. Его готовят из гаммобутерлактона, который, по сути, является лакорастворителем, и трубоочистителя "Крот". Путем нехитрых смешиваний, кипячения и процедуры очистки получается вот такая смесь. Думаю, кто знает состав натрия оксибутерата, никогда его не попробует. Последствия потребления (человек имеет свои индивидуальные свойства) могут быть от легкого опьянения, от полного беспамятства, потери сознания и возможности стать жертвой насилия и грабежей, до достаточно неприглядных результатов со смертельным исходом. Остановка сердца, посинение внешних оболочек тела, вываливание языка, выпучивание глаз. Такие примеры были, в том числе и в клубах. Когда рассказываешь подросткам - они задумываются. Героин отступает, его все меньше и меньше. И смертность тоже. На сегодняшний день у нас 54 факта смерти от передозировки наркотическими средствами за восемь месяцев текущего года. Будем надеяться, что эта цифра сохранится до конца года. За прошлый год она составляла 154. На протяжении последних трёх лет мы не имеем фактов смертности несовершеннолетних.

Вопрос: 
Расскажите подробнее, пожалуйста, об акции, которая планируется в Колпино.

Резонов Игорь Геннадьевич: 
Фактически мы её уже начали. Планируется и уже ведется работа с учащимися. Для начала мы проводим анкетирование. Берётся срез общеобразовательных учреждений, профтехучилищ на предмет отношения учащихся к наркотикам, потребления, количества знакомых потребителей и доступности, на взгляд учащихся, наркотиков. С учетом этого, дальше будет планироваться организация работы педагогов с учащимися. С педагогами профессорский состав, преподаватели Герцена и представители общественных организаций будут вести обучение, как организовать профилактическую работу. С учащимися и родителями будут работать психологи, наркологи, педагоги, специалисты правоохранительных органов. Эта работа уже начата. В дальнейшем мы планируем перейти к активным административным арестам, к работе с арестованными на предмет того, чтобы они шли на лечение. Это будет проводиться с постоянным анализом: 1) сколько у нас желающих содействовать правоохранительным органам; 2) сколько ушедших на лечение; 3) сколько прошедших курс лечения и 4)каков уровень снижением уличной преступности в Колпино. айон хорош тем, что он обособленный, отдаленный от центра, локальный и нетранзитный, поэтому реален анализ ситуации, связанный с наркопотреблением, с наркопреступлениями. При муниципальных образованиях будут работать реабилитационные общественные организации, которые в открытом режиме будут принимать и бесплатно предлагать свои программы всем желающим. Помещение будет предоставлено администрацией муниципальных образований. Так же может быть горячая линия. В целом - широкий спектр профилактической деятельности. Мы будем отходить от практики "охоты" на наркопреступления, будем применять административные меры. Потом, если все получится, проинформируем губернатора о положительной практике и распространим опыт на другие районы. 

С Колпино начинаем потому, что, во-первых, там достаточно эффективно работает милиция по административной практике там лучшие показатели. Район маленький, а административные показатели по выявлению наркопотребителей и участников НОН значительны. Очень хорошие показатели органов внутренних дел Колпино по борьбе с наркопреступлениями. Во-вторых, судьи Колпино первыми по своей инициативе применили меру наказания в виде административного ареста. И третий фактор - как я уже сказал - географический.