Европейский мониторинговый Центр по наркотикам и наркомании (European Monitoring Centre for Drugs and Drug Addiction - EMCDDA) - исследовательский центр или пропагандистская машина?

Выступление Директора международной общественной организации "Европейские города против наркотиков" (European Cities Against Drugs - ECAD) Томаса Халлберга на конференции "Европейская антинаркотическая политика - дело международной важности" Европейский Парламент. Брюссель, Бельгия 1-2 марта 2005 года

"Ничто не доказывает, что рестриктивная наркополитика лучше либеральной". 
 Так сказал мне шведский чиновник, когда я посетил находящийся в Лиссабоне Европейский мониторинговый Центр по наркотиков и наркозависимости 2 года назад (European Monitoring Centre for Drugs and Drug Addiction). Обычная аббревиатура для этого лиссабонского Центра с бюджетом в 10 миллионов Евро и штатом в 90 человек

EMCDDA. 
  Центр был основан в 1993 году; целью его работы стало давать странам-членам ЕС компетентную и достоверную информацию по ситуации с наркотиками в Европе. 
  Вопрос в том, выполняет ли EMCDDA свои функции. С моей точки зрения - нет. 
  Более того, Центр используется и в целях пропаганды либеральных политических взглядов на проблему наркотиков. Дело ли это рук руководства, какого-то одного человека или группы лиц, неизвестно, но факт    остается фактом. Все отчеты, которые появляются, с их целями и задачами, говорят примерно об одном и том же. Чего стоит одно только высказывание о том, что рестриктивная политика ничем не лучше либеральной. 
 Отчеты EMCDDA дают мало представления о том, что на самом деле происходит. И с ними знакомится довольно небольшое число людей. Я имею обыкновение спрашивать людей, занятых в области борьбы с наркотиками, читали ли они эти отчеты, и мало кто из них в самом деле ознакомился с ними.

Кстати, а многие ли из вас читали последний годовой отчет EMCDDA? 
Отчеты используются, чтобы находить аргументы для поддержки собственной точки зрения Что-то, что специалисты узкого профиля могут высказать друг другу. 
Чтобы продемонстрировать, что я имею в виду, предлагаю рассмотреть 4 основные темы, большая часть которых фигурировала в годовом отчете за 2004 год. 
Прежде всего, в большинстве случаев Центр отрицает свою ответственность за содержание собственных отчетов. В конечном счете, все данные поступают из стран-членов Евросоюза; собираются они в разных странах разными способами, так что читатель должен быть в курсе статистических различий, чтобы сформировать для себя корректное представление - так сказано во вступлении к докладу. Однако политический тон задают не только таблицы - зачастую небрежно составленные и лишенные научной подоплеки, а в большей степени объяснения. 
  В Европе традиционно есть две страны, отстаивающие полярно противоположные точки зрения по вопросам наркотиков. Это Голландия - страна с откровенно либеральной политикой в области наркотиков, где официально разрешена торговля каннабисом, и Швеция с ее рестриктивной политикой, запрещающей даже потребление наркотиков. Чтобы продемонстрировать, что у рестриктивной политики нет преимуществ по сравнению с либеральной, надо использовать данные, говорящие не в пользу Швеции, и умалчивать, или преуменьшать значение тех, которые свидетельствуют об обратном.

Связанная с наркотиками смерность 
В этой связи не удивительно, что EMCDDA до сих пор использует показатель смертности, связанной с наркотиками в качестве своего основного аргумента. 
Любой человек, знакомый с проблемой наркомании, знает, что невозможно сравнивать эти показатели в разных странах. Во-первых, это политическое определение, а во-вторых, даже при одном и том же определении способ сбора подобных данных почти во всех странах разный. 
В Швеции вскрытие проводится практически в случае любой смерти, за исключением умерших в очень пожилом возрасте или в больнице, где свидетельство о смерти подписывает врач. Случаи большого содержания наркотика в крови фиксируется, и такие смерти заносятся в статистику как смерти по вине наркотиков. В каждой стране ЕС своя практика. Например, в некоторых странах семья умершего наркомана/наркоманки может уговорить врача поставить в свидетельстве вместо передозировки причиной смерти сердечный приступ. И естественно, такое не может не отразиться на статистике. Единственное, в чем сходятся ученые, работающие со статистикой смертей по вине наркотиков, это тот факт, что подобные статистики разных стран просто нельзя сравнивать. Тем не менее, это постоянно происходит. За последний год меня как минимум 10 раз спрашивали, почему в Швеции смертность по вине наркотиков выше, чем в других странах ЕС.

Подтекст: Швеция плохо борется с наркотиками, что приводит к большому числу жертв наркотиков. В других странах с этим лучше. "Объяснение" плохих показателей Швеции можно найти на странице 61 годового отчета в главе об инъекционных кабинетах.

В некоторых странах работают "инъекционные кабинеты" - помещения, где наркоманы, находящиеся в группе риска относительно передозировок, "под присмотром" медперсонала могут принимать наркотики: такие службы существуют в Германии, Испании и Нидерландах, а также скоро появятся в Люксембурге, Словении и Норвегии. Если таких кабинетов появится достаточное количество, они могут способствовать снижению уровня смертности среди наркоманов на городском уровне.

Ни одного слова не сказано о том факте, что программа ООН по контролю над наркотиками неоднократно заявляла о том, чтоинъекционные кабинеты сами по себе являются нарушением Конвенций ООН о наркотиках, и о том, что Конвенции были приняты для того, чтобы избежать появления подобных заведений. 
Печально и отсутствие научного обоснования того, что такого рода заведения влияют на показатели смертности от наркотиков.

Профилактика 

Профилактика наркомании - это неполитическая и безвредная деятельность, с чем все могут согласиться. Здорово, когда нам удается помешать подросткам начать принимать наркотики. 
Годовой отчет за 2004 год: 
Цель мер по профилактике наркомании состоит в том, чтобы снизить количество людей, начинающих принимать наркотики, или чаще, задержать начало потребления наркотиков до более старших возрастов, таким образом, по крайней мере, уменьшить масштабы наркопроблем. Подтекст: Это нормально, что у нас появляется больше людей, потребляющих наркотики, главное, чтобы они не становились проблемными наркоманами. 
Среди прочих методов профилактики наркозависимости упоминаются и пробы таблеток. Это означает, что представители власти могут стоять у клубов/дискотек и предлагать молодым людям попробовать их нелегальные наркотики и, таким образом, наглядно продемонстрировать им, чтo они глотают. 
В отчете говорится: Наркоманы рассказывают своим друзьям о результатах теста. Неформальное распространение информации является скрытым преимуществом этого метода тестирования: оно расширяет возможности профилактики и устраняет барьер между наркозависимыми и профилактическими службами. 
Исследование не обнаружило никаких признаков того, что проба таблеток стимулирует потребеление экстази или расширяет круг потребителей экстази.

Тот факт, что в Нидерландах где проводятся пробы таблеток, количество молодых людей, потреблявших экстази за последний год, в 7 раз превышает показатели Швеции,, где, напротив, в полиции есть специальный отдел, занимающийся борьбой с этим наркотиком в клубах, в докладе не упоминается.

Подтекст: Потреблять наркотики можно, если ты знаешь, чтo ты потребляешь, и что передозировка тебе не страшна.

Лечение и проблемное потребление наркотиков 

Относительно новая концепция проблемных наркозависимых великолепно подходит тем, что запутывает всех. Предыдущей концепции наркозависимости, определенной в Конвенциях ООН как потребление наркотиков в немедицинских целях, более не достаточно. Если существует "проблемное потребление", то логично, что должно существовать и "непроблемное". 
Рабочее определение проблемного потребления наркотиков - "инъекционное потребление или долгосрочное/регулярное потребление опиатов, кокаина и/или амфетаминов". 
В таком случае, что же определяется как непроблемное потребление? Ежедневное потребление марихуаны или каннабиса? Ежедневное потребление GHB? Потребление экстази каждые выходные? Нюхать кокаин на вечеринках…

Естественно, статистика проблемного потребления выглядит лучше, если вычеркнуть зависимость от каннабиса. А то, что 29% всех, кто прошел лечение в Нидерландах в 2002 году заявили, что у них проблемы с марихуаной, не важно? Что они ищут и получают лечение от того, что и проблемой-то не считается, достойно внимания, если не сказать больше. 
Проблема каннабиса вместо этого следующим образом описывается в главе 20: 
Недавний обзор обращений за лечением от каннабиоидной зависимости, проведенный голландской национальной информационной системой по алкоголю и наркотикам (LADIS) показал, что у 29% новых клиентов, прошедших лечение в 2002 году, были проблемы с каннабисом и что количество этих клиентов, , хоть и небольшое, однако возрастает с кажлдым годом. В отчете также отмечено, что при приведенной шкале потребления каннабиса в Нидерландах число обращающихся за помощью, хоть и возрастает, но остается относительно небольшим (стр.84).

Каннабис является нелегальным наркотиком, широко распространенным в Европе,но небольшая часть потребителей каннабиса обращается за лечением (стр.84). 
...каждодневное потребление каннабиса совсем необязательно должно привести к зависимости…(стр.83).
 
Подтекст: Совсем не так уж и опасно курить каннабис. Концепция "потребления" вместо "злоупотребления" также подрывает определение злоупотребления, что, согласно Конвенциям ООН, есть потребление наркотических средств в немедицинских целях.

Относительно заместительной терапии наиболее интересно то, что не упомянуто. О чем не упоминалось, так это о проблемах, которые появляются, когда нет альтернативы в лечении. На деле может получится так, что наркоман лишается возможности получить немедикаментозное лечение или впадает в зависимость от долгосрочного приема лекарств-заменителей наркотика, от которой избавиться ничуть не легче, чем от собственно наркозависимости. 
О метадоне в отчете говорится (стр.59):

Из стран ЕС приходят регулярные сообщения о жертвах наркотиков, одним из которых стал метадон. Как любой опиат, метадон потенциально токсичное вещество, однако исследования ясно показывают, что заместительная терапия значительно снижает риск смерти от передозировки среди участников программы. Ряд исследований выявили, что смерти, в которых фигурирует метадон, чаще всего становятся результатом нелегального, а не предписанного врачами, потребления. Другие обнаружили бoльший риск на начальной стадии метадонового лечения. Эти открытия предполагают необходимость обеспечить стандарты качества заместительных программ лечения. 
Относительно субутекса (стр.53): 
Финляндия сообщила о конфискации значительного количества субутекса в 2001 и 2002 гг. В какой-то степени, это не удивительно, т.к. назначение бупренорфина заметно возросло во многих странах. Однако наркотик этот таков, что не вызывает сильной зависимости, а значит, сообщения Финляндии требуют дальнейшего рассмотрения. 

А что 33% из 261 пациента, прошедшего 9-летнюю метадоновую программу в Швеции, умерло, кажется, не стоит и упоминания. Или может они умерли от несчастных случаев, отравления или покончили жизнь самоубийством? А к тому, что полиция Финляндии говорит о том, что на наркорынке Хельсинки субутекс уже вытеснил героин, следует, по мнению EMCDDA, относиться скептически, т.к. наркотик этот таков, что не вызывает сильной зависимости. 
Исследование в числе прочих Детской больницы Филадельфии показывает, что метадон стимулирует развитие ВИЧ инфекции в клетках человеческого организма, о чем также не говорится в отчете. 
Подтекст: заместительная терапия эффективна и к любой критике его надо относиться скептически.

Законы и запреты 

Под рубрикой "Национальная политика: оценка законов", большой объем текста посвящен сравнению Швеции и Венгрии.Среди прочего, в отчете говорится (стр.20):

В марте 1999 в Уголовный кодекс Венгрии были внесены поправки по признанию факта потребления наркотиков преступлением. Однако последовавшие научные исследования показали, что цель снижения наркозависимости, а также потребления и распространения наркотических средств не была достигнута; число людей, пробующих наркотики, и число зарегистрированных преступлений и правонарушителей продолжает расти. Авторы исследования сделали вывод о том, что наказания были чересчур суровыми и не принимали во внимание тот факт, что молодые люди становятся наркоманами не из-за преступной натуры, а из-за сложившихся обстоятельств. В результате, 1 марта 2003 года была принята новая поправка, эффективно принявшая во внимание заключения. 
В Швеции в 2000 году Национальный Совет по профилактике преступности исследовал влияние постановления 1988 года (усиленный дополнительно в 1993), согласно которому простое потребление наркотиков становилось уголовным преступлением. В выводах исследования говорилось о том, что такие меры, как введение уголовной ответственности за потребление наркотиков, не являются для молодых людей сдерживающим фактором.

А далее, на той же странице, центр завершает свою аргументацию откровенным восхищением идеей декриминализации потребления наркотиков:

Готовность повернуть политику, основанная на результатах оценки, что произошло в Венгрии, демонстрирует новое доверие основанным на фактах исследованиям, чего ранее часто не хватало.

Подтекст очевиден: Объявление потребления наркотиков преступлением не работает на деле. 
Не знаю, каким именно образом венгры проводили свое исследование, но я знаю, как это проходило в Швеции. Прежде всего следует отметить, что отчет национального Совета Швеции по профилактике преступности не является научно подтвержденным и опубликованным докладом. Сделанные в нем выводы носят политический, а не научный характер. Данный отчет подвергся жесткой критике за голословность и отсутствие научной базы, а также за недостатки метода сбора данных. Отчет не имел успеха в Швеции.

Это новое доверие основанным на фактах исследованиям, следовательно, должно означать, что Конвенции ООН написаны некорректно. Запрет не помогает, а поэтому логичным последствием была бы легализация наркотиков. Конечно, прямым текстом об этом не говорится, однако многочисленные ассоциации не дают усомниться в этой идее.

Далее, в главе о героине говорится о том, что белый героин дешевле всего продается в Венгрии (32 € за грамм), а дороже всего - в Швеции (213 € за грамм). 
Если точнее, там говорится, что "разница в цене, кажется, отражает чистоту продаваемого наркотика". Уровень чистоты героина на улицах Стокгольма составляет около 25-25%. Цена за капсулу (0.2 г), независимо от чистоты, держится на уровне 271 € вот уже 30 лет. Не знаю, действительно ли героин в Венгрии в 6 раз грязнее шведского, но при попытке продать такой героин в Швеции вас, скорее всего, изобьют насмерть, говорит начальник управления по борьбе с наркотиками Стокгольма.

Нидерланды восхваляются своей борьбой с контрабандой наркотиков. В отчете говорится (стр.48): …с начала 2002 года Нидерланды предприняли радикальные меры по снижению увеличивающегося потока наркокурьеров кокаина, следующих из стран Карибского моря в аэропорт Шипхол. В результате принятых мер число задержанных наркокурьеров, перевозивших кокаин резко сократилось.

Здесь будет справедливо напомнить, что кампания по борьбе с наркокурьерами стала результатом скандала, имевшего место осенью 2001 года, когда прокуратура Гарлема выпустила приказ отпускать после допроса всех наркокурьеров, провозящих менее 1 килограмма кокаина. А однажды отпустили даже женщину-курьера, пытавшуюся ввезти в страну 14 кг кокаина. Каковы же тогда стандарты работы полиции, если провоз такого количества наркотика считается незначительным нарушением и с этим борются соответствующим образом?

Несколько раз отчет EMCDDA приводит сравнения с США, и всегда не в пользу последних. Почему тогда не сравниться с Японией? Там очень четкая рестриктивная антинаркотическая политика и, вероятно, меньше всего проблем, связанных с наркотиками среди всех индустриальных стран. 
В 2001 году во всей Японии были арестованы за преступления, связанные с наркотиками всего 83 молодых человека. Лишь 0.8 %всех жителей Японии когда-либо пробовали каннабис. Нигде больше в мире нет такого малого количества преступников, находящихся в заключении, как в Японии.

Конечно, у вас нет желания делать сравнения в урон более либеральному положению.

В течение первой половины 2004 года в Швеции 7 наркоманов, вводящих наркотики внутривенно, заразились ВИЧ. Это очень небольшое количество, несмотря на то, что Швеция, как сказано в отчете, не профинансировала программы по обмену шприцев.

Количество молодых людей, употребивших каннабис в прошлом году, составил 1%, в то время как Нидерландский показатель составляет 11,8%. И это вопреки тому, как сказано в отчете ранее, что в Швеции действует запрет на потребление наркотиков, что не оказывает сдерживающего эффекта на молодежь. Что касается количества потребляющих экстази, то в Швеции это менее 0,5 %, тогда как в Великобритании 4%.

Количество 15-летних подростков мальчиков, злоупотребляющих каннабисом, что означает, что на протяжении года они потребляли каннабис более 40 раз по разным случаям, составляет 0.3 % в Швеции при 8% в Великобритании. Это несмотря на рестриктивную линию Швеции и тот факт, что Великобритания перевела каннабис из класса наркотиков B в класс C, затратив на кампанию по информированию молодежи о том, что обладание каннабисом, остается нелегальным 1 миллион евро. 
И этот список мог бы быть намного длиннее. На каждой странице есть что-то, чем может заинтересоваться читатель, любящий анализировать текст. Тем не менее, серьезны не детали, а общий контекст. Официально предполагается, что EMCDDA - Центр, не лоббирующий каких-либо политических взглядов. Однако каждое высказывание по поводу наркотиков носит в какой-то мере политический подтекст. Претендовать на аполитичность и одновременно продолжать публиковать предвзятые отчеты - не что иное, как скрытая пропаганда.

Институт, призванный служить всем гражданам стран Европейского Союза, независимо от их политических взглядов, должен придерживаться нейтралитета.

Таким образом, EMCDDA следует серьезно реорганизовать. А если это не удастся - закрыть центр.