Проблемы и задачи координации государством антинаркотической деятельности общественных организаций в мире

Проблемы и задачи координации государством антинаркотической деятельности общественных организаций

Состоявшийся в СПбГУ очередной семинар под эгидой ECAD «Опыт шведских и российских общественных организаций в борьбе с наркотиками» продемонстрировал ряд существенных недостатков в этом секторе антинаркотической политики в России. Среди них: отсутствие реального взаимодействия между общественными организациями и государственными структурами, чрезмерная концентрация общественных организаций на одном участке антинаркотического фронта и их полное безразличие к остальным секторам. Особенно красноречиво это проявляется в Санкт-Петербурге. По данным петербургского центра развития некоммерческих организаций, наиболее активно в городе функционируют 36 общественных организаций, чьей профильной деятельностью является борьба с наркотиками. Каким образом и насколько эффективно эти организации задействованы в общей системе антинаркотической политики, сказать сложно, хотя все понимают, что специфические ресурсы общественных организаций должны быть использованы, и от этого может зависеть очень многое.

Прошедший семинар еще раз продемонстрировал главную, на мой взгляд, проблему антинаркотической политики России – отсутствие четкой идеологии. Особенно когда речь идет о взаимодействии государства и общественных организаций. Лидеры этих организаций сетуют на то, что государство их никоим образом не поддерживает, но хотелось бы сказать о том, что государство не должно поддерживать общественную организацию только за то, что это общественная организация. Каким же образом из множества общественных организаций выбрать те, которые нужно поддерживать, да и еще при условии отсутствия государственной идеологии в этом вопросе? Невозможно добиться какого-либо положительного результата, одной рукой создавая спецслужбу по борьбе с наркотиками, а другой рукой легализуя эти самые наркотики. Строить взаимодействие необходимо на основе некой позиции, а когда ее нет, непонятно вообще как работать. Любое выделение денег на деятельность общественной организации фактически может обозначать их нецелевое использование только по причине отсутствия этой цели. Формально эта цель есть, она вполне четко обозначена в ст.4 Федерального закона, но является ли она определяющей политику государства – очень большой вопрос.

А.Н.Суннами

А.Н.Суннами

Как представляется, необходимо разделить всю антинаркотическую работу на четыре основных сектора: 1. работа с начинающими потребителями-экспериментаторами, 2. работа с наркозависимыми, 3. сотрудничество с правоохранительными органами, 4. противостояние наркокультуре. Если разложить общественные организации по этим направлениям, можно увидеть, что почти все они сосредоточены во втором секторе, мизерное количество в первом, о тех организациях, которые работают в третьем и четвертом секторах, я лично ничего не знаю. Хотелось бы подчеркнуть, что многие общественные организации просто негативно относятся к самой идее сотрудничества с правоохранительными органами, некоторые и даже весьма уважаемые открыто им противостоят, какое же тут взаимодействие. Получается парадоксальная ситуация, общественные организации хотят государственного финансирования, но сотрудничать с государством отказываются. Не видно работы самого государства, с точки зрения влияния на деятельность организаций. А ведь при помощи механизма финансирования, грантов, льгот можно попытаться рассредоточить общественные организации равномерно по всем нишам, спровоцировать общественную работу там, где государство не может добиться значимых результатов, а не сводить все к пассивному выделению средств абы как.

Недавно мне в руки попала статья журналиста Цунского. Несмотря на ее легковесность – непонятное ерничанье и отсутствие серьезной аргументации, – она довольно-таки показательна. Речь шла о борьбе Госнаркоконтроля с пропагандой наркотиков (изъятия символики, книг). Автор гневливо обличал государство в совершении «идиотских» действий. К государству нет доверия в таких вещах, общественных организаций в этом поле нет, деятели культуры самоустранились. Эта ситуация еще раз продемонстрировала, что государственные органы не знают, каким образом воспользоваться общественным ресурсом для продвижения своих целей. Дать адекватный ответ наплыву контркультуры (наркокультуры) могут лишь деятели культуры, которые никак не вовлечены, не спровоцированы на эту деятельность. Журналисту Цунскому было бы гораздо сложнее отстаивать свою позицию, имея дело с авторитетными, уважаемыми людьми.

К сожалению, координационные усилия, которые предпринимаются, не основаны на глубоком изучении механизмов координации, не имеют под собой идеологической почвы и потому обречены на провал. Выход из ситуации видится, прежде всего, в эффективном менеджменте сферы общественных организаций: привлечении общественных структур в те сферы борьбы с наркотиками, где государству сложно справиться, где общественные организации более успешны, где деятельность государства, вследствие глубокого недоверия к нему со стороны общества, принимается в штыки – тогда, возможно, борьба с наркотиками приобретет систематический характер вместо стихийной траты денег.

А.Н.Суннами,
магистрант по программе «наркоконфликтология» 
философского факультета 
Санкт-Петербургского государственного университета



© ECAD Россиия 2000-2004