Массовые обследования детей наркологами: польза или вред?

Массовые обследования детей наркологами:
польза или вред?

Марина Дергунова (справа)
Марина Дергунова (справа)
Ольга Васильева
Ольга Васильева
Леонид Михайлов
Леонид Михайлов

Ольга Васильева, исполнительный директор Новгородского благотворительного фонда «Будущее без наркотиков»: 
В нашем городском наркодиспансере разработана специальная программа, направленная на эпизодическую выявляемость наркопотребителей в школе. В рамках этой программы мы начинаем работать с восьмых классов. Наркологи выходят в школы, проводят собрание с родителями, и по закону получают их согласие, а потом уже обследуют детей. Здесь есть еще один нюанс — грамотное взаимодействие с родителями. Когда я начинала работать с этой темой в качестве чиновника, то мне все было ясно — идет рост наркозависимых школьников, значит, надо выявлять и пресекать, но когда мой собственный ребенок дорос до возраста, когда его надо было обследовать, то здесь появился вопрос — доверяю ли я ему? И я пришла к выводу, что если родитель по настоящему доверяет ребенку, то он не боится никаких школьных проверок. Не скажу, что все родители согласны на такое обследование, но, поскольку выхода другого не оставалось, мы на это пошли. О потребляющих наркотики подростках мы никуда не сообщаем, эта информация конфиденциальна, наркологи приглашают этих детей на профилактические занятия, причем об этих приглашениях в школе не знают. Таким образом, модель первичной выявляемости у нас уже отработана.

Марина Дергунова, главный специалист управления образования (Казань): 
В казанских школах проведен эксперимент по медицинскому тестированию школьников на предмет потребления наркотических средств. Были затрачены большие деньги, из 2 тыс. обследованных школьников было выявлено 25 потребляющих наркотики. Подобная форма работы, наверное, должна иметь место, если бы не одно «но». Мы были поражены, когда общество, обсуждая метод медицинского тестирования в школах, раскололось на несколько непримиримых лагерей. Одни не могли определиться, другие были резко против этого метода, а третьи всецело метод поддержали. К сожалению, против метода встала пресса, которая стала громко кричать о правах человека. Но мне кажется, что разумный смысл в таких исследованиях есть.

Леонид Михайлов, декан факультета безопасности жизнедеятельности РГПУ им. Герцена (Санкт-Петербург): 
Я отец 5 детей и сделаю все, чтобы мои дети не пошли на это позорище. Почему? Я свято верю и берегу в моих мальчиках чувство самоуважения и даже в случае анонимного обследования категорически буду против. Не унижайте, не убивайте в ребенке человека. При этом я не имею в виду дантиста, уролога и других врачей, к которым цивилизованный человек ходит и должен ходить. Но этот специалист не должен участвовать в жизни человека по факту. Тем более, что, судя по мировому опыту, те ученики, кто потребляет наркотики, находят разные способы избежать процедуры. Других можно только запугать и растоптать. Нормально воспитанный ребенок и так не будет употреблять наркотики, а тот, кто это делает, просто не придет в школу в день тестирования.

по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  спецвыпуск от 10 декабря 2006 года