На чем держится шведская политика

«Антинаркотическая целевая программа
       административно-территориального образования»

На чем держится 
шведская политика

Свой доклад представитель Швеции Йонас Хартелиус начал словами о том, что возможность выступать перед собравшимися на семинаре в стенах СПбГУ он считает честью для себя. В то же время, отметил выступающий, опыт публичных выступлений у него достаточно велик. Так, в прошедшем году ему довелось читать курс для студентов-наркоконфликтологов философского факультета СПбГУ, посвященный анализу наркоконфликтов и борьбе с наркопотреблением в целом. По мнению Йонаса Хартелиуса, Швеция в свое время наделала немало ошибок в этой сфере жизнедеятельности государства и общества, и теперь он как бы от лица Швеции может предупредить всех желающих о трудностях, возникающих в ходе ведения подобной борьбы, о возможных тенденциях в развитии и о многом другом, ибо «зачем совершать свои ошибки, если можно учиться на чужих?» Ради этого, ради передачи своего позитивного и негативного опыта и приезжают к нам раз за разом шведские эксперты в области антинаркотической политики.

Шведский опыт 
в кратком историческом обзоре

Проблема наркотиков впервые была зафиксирована в Швеции как таковая в 1946 году. В 1978 году позиция общества и государства по отношению к наркотикам определилась – парламент принял решение о том, что общество должно быть свободно от наркотиков. Появилось точное представление о антинаркотической политике. Внимание в первую очередь обращается на потребителя как на источник проблемы – не будет потребителей – неэффективен станет бизнес на наркотиках – наркотики уйдут из общества. Особый акцент делается на свободу от наркотиков в школах и на рабочих местах. То есть ни в школе, ни на рабочем месте не должно быть наркопотребления. Каким образом этого добиться?

Слева направо: Н.П.Седых, Йонас Хартелиус, Томас Халлберг, Герман Иванов.

Слева направо: Н.П.Седых, Йонас Хартелиус, Томас Халлберг, Герман Иванов.

Мало заявить, что «мы хотим добиться того-то и того- то», надо еще определить пути и способы достижения желаемого. Шведскую общественность радует недавнее заявление президента В.В.Путина о том, что борьбу с наркоманией он считает приоритетным направлением. Но путь, по которому пойдет правительство при выполнении декларированной задачи, широкой общественности неизвестен. Поэтому, несмотря на то, что Йонас Хартелиус приветствует такую постановку вопроса в отношении к наркопотреблению, прокомментировать вышеприведенное заявление он отказался. По его словам, «пока я не могу комментировать, могу только надеяться»

Тем не менее в любом случае для успешного ведения антинаркотической работы необходимо, чтобы каждый хорошо понимал свою конкретную задачу в этом процессе и выполнял ее со всей ответственностью.

Никто не может быть гарантирован от ошибок. Главное – вовремя заметить ошибку и принять меры для ликвидации ее последствий. В Швеции считают 1965 – 1967 годы временем катастрофической ошибки. Отчасти это произошло под влиянием средств массовой информации. В них в то время активно пропагандировалась следующая точка зрения на проблему наркомании: виной всему действия полиции, а наркоманы несчастные люди, которых надо всячески спасать, лечить, облегчать их существование, в какой-то мере легализовав наркопотребление – лицам, стоящим на учете как наркоманы, врачи официально могли прописать наркотики, которые по рецепту можно было купить в аптеке. Все просто и удобно, и главное – никакой критики. Дела на лиц, хранящих у себя дома наркотики, не возбуждались – в итоге фактически легализованы были хранение и мелкорозничная торговля наркотическими веществами. В итоге количество легальных (то есть официально зарегистрированных) наркоманов резко выросло, услугой по обеспечению наркотиками воспользовались около 100 тысяч человек, получено было только амфетамина 3 400 доз, тысячи доз опиатов. Общество постепенно опускалось в пучину наркомании.

Эксперимент прервали после того, как за короткий промежуток времени были зафиксированы три смерти в результате приема прописанных врачом разрешенных наркотических препаратов. И в настоящее время в самой Швеции об этом эксперименте стараются стыдливо промолчать.

Примечательно, что перемены в политике правоохранительных органов произошли после смены руководящих работников. После смены генерального прокурора в Швеции при тех же фактически существующих законах началась политика активного пресечения повторных случаев потребления наркотиков — наказуемо стало и хранение количества, превышающего минимальное. То есть личное мнение руководителя после 1980 года, при тех же законах, способствовало резкому изменению проводимой политики. Были созданы спецгруппы с узкой спецификой. Их задачами были:

1. Сократить и сделать невозможной торговлю наркотиками.

2. Отпугнуть просто любопытствующих, желающих попробовать наркотик «от нечего делать».

3. Как можно раньше выявлять новых наркопотребителей.

Йонас Хартелиус подчеркнул: из шведского опыта следует, что самым эффективным органом по выявлению наркопотребителей можно считать полицию. Именно у нее есть законное право проводить обследование на предмет наркопотребления. Существуют специальные курсы для полицейских, ряд учебных пособий, где просто и надежно обучают по внешним признакам распознавать не только степень наркоопьянения, но и какой именно вид наркотика человек принял. Даются также сведения об известных на сегодняшний момент наркотических веществах, описывается их внешний вид и иные специфические особенности. Таким образом, служащие полиции уверенно ориентируются в мире наркотиков, и уклониться от ответственности нарушителям становится весьма сложно.

Время шло, вред от наркотиков становился все нагляднее, и вот в 1988 году наконец в Швеции был принят закон о запрете наркопотребления. Но – без механизма реализации положений закона. То есть фактически закон работать не может, оставаясь на уровне декларации о намерениях. Общественность, в том числе и в лице Томаса Халлберга и Йонаса Хартелиуса, пытаются заставить правительство поддержать закон созданием инструментов для реализации положений. В частности, вполне реальным и достаточно эффективным они видят предоставление полиции права на проведение теста на наркопотребление по анализу мочи.

(Томас Халлберг: Принятый закон имел мощную поддержку общественных масс. Но власти в нашей стране очень осторожно относятся к любым переменам в управлении. Поэтому до сих пор существуют трудновыполнимые условия, необходимые для введения действенных мер. Фактически для определения наказания по суду необходимо, чтобы совершенное человеком правонарушение «тянуло» не менее чем на полгода тюрьмы.)

Через пять лет после принятия закона меры были ужесточены. Поспособствовало и то, что практика подтверждала необходимость и эффективность развернутой деятельности. В 90 % случаев тест на наркотики, взятый у подозреваемых, оказывался положительным, то есть подозрения подтверждались. Это наглядно свидетельствовало, что полиция не злоупотребляет своим правом, а наркоситуация становится более прозрачной.

Положительный опыт работы полиции вызвал стремление общества сделать свободными от наркотиков школы, внедрив в их деятельность практику применения теста на наркотики. Однако осложняет задачу то, что регулирующие школьную жизнь законы находятся в различных кодексах, следовательно, требуется очень большая законодательная деятельность.

Наркоман – основа проблемы

Затем Йонас Хартелиус вернулся к основной проблеме, а именно – к индивидуальному уровню потребления — к наркопотребителю.

По итогам анонимного анкетирования школьников старших классов и призывников в 1998 году было выявлено, что 3—4 % учащихся пробовали наркотики в период учебы в школе. Отвечая на вопрос аудитории о степени достоверности подобных данных, докладчик заметил, что не следует, однако, полагать, будто политика шведских властей зависит от статистических данных. Эти данные служат лишь для контроля за ситуацией. Политика же формируется на основе опыта и мнений представителей на местах.

Подтверждением может служить и дальнейшее развитие событий. Несмотря на показываемое статистикой смягчение ситуации, в начале ХХI века спецгруппы были упразднены. Функции, выполняемые ранее спецгруппами, были переданы общественным организациям. К сожалению, ухудшение ситуации не заставило себя ждать. Тем не менее внимание властей привлекают в настоящий момент модельные проекты. Чтобы не объяснять на пальцах, что такое модельный проект. Й.Хартелиус привел пример из истории СССР: это деятельность А.С.Макаренко. В нашей стране, по словам докладчика, мало внимания уделяют этому эксперименту. В то время как в Западной Европе в 1970 годах, в связи с появлением ряда молодежных проблем, вспомнили о работах А.С.Макаренко, перевели их и распространили опыт, создав несколько коммун. Проблема молодежи с девиантным поведением сродни проблеме с наркозависимой молодежью, прослеживаются отчетливые параллели. Поэтому были сделаны, и успешные, попытки организации коммун для реабилитируемых по «рецептам», данным Макаренко. То есть созданную им систему можно считать пилотным проектом сегодняшнего дня.

Участники семинара

Участники семинара

Юридическую базу пилотного проекта определяют его разработчики. Они же должны в случае принятия решения о реализации проекта организовать обучение непосредственных исполнителей проекта, обеспечивают СМИ информацией о сути, задачах проекта и ходе его реализации, а по окончании проекта или в определенные до этого сроки анализируют полученные результаты и пишут резюме по итогам проекта.

Затем докладчик перешел к осуществляемым в настоящее время в Швеции успешным проектам.

1. HASSELA — коммуна молодых наркозависимых, находящихся в периоде реабилитации. В коммуне есть приемный дом, где желающие войти в коммуну могут некоторое время жить и на практике знакомиться с деятельностью коммуны. Кратко можно охарактеризовать цель, которой следует коммуна, так: «Мы не лечим, мы помогаем вернуться». То есть во главу угла ставится воспитательная работа. Итог этой работы: 90 % воспитанников коммуны прекращают потребление.

Аналогичные программы с похожим результатом работают и в Норвегии.

Последующие примеры являются образцами работы муниципалитетов страны, что доказывает возможность успешной деятельности местных властей в отдельно взятом регионе.

2. UFFLANDS VASEY. Цель проекта – привлечь родителей и профессиональных организаторов детей – то есть школьных работников, руководителей детских коллективов – к активной борьбе с наркоманией непосредственно в «среде обитания» подростков. С вышеперечисленными лицами проводились различные учебные мероприятия, в тяжелых случаях возможно было обратиться к помощи социального работника. В работе с подростками акцент делается на убеждение, была разработана «лестница мер», применяемых в зависимости от особенностей конкретного случая. Имеется также возможность реабилитации имеющих наркозависимость.

3. SUNDSVALL. Это муниципальное образование, где активно развивается такое направление борьбы с наркотиками, как «рабочее место, свободное от наркотиков». Разъяснительная работа с руководителями предприятий, объективно и без того заинтересованными в здоровье своих сотрудников, завершилась принятием совместного «документа о намерениях». Была проведена информационная кампания в школах, чтобы каждый подросток знал – потребляющий наркотики не сможет найти себе работу в городе. Проведение такой кампании оказало сильное воздействие на формирование общественного мнения, то есть родители обеспокоились проблемой даже больше, чем дети.

Власти города подумали и о распространении своего опыта. В городской администрации имеется пакет документов, позволяющий научиться организации антинаркотической деятельности на любом предприятии.

4. Стокгольмские полицейские. Управление полиции районов Стокгольма создало собственную структуру – молодежную секцию против наркотиков, действующую в клубах. Сотрудники этой структуры посещают молодежные дискотеки, рейв-вечеринки, которые часто служат местами сбыта наркотиков. Специальный курс обучения позволяет им легко сориентироваться в ситуации, к тому же не будучи территориально закрепленными за определенной территорией, они непредвзято относятся к увиденному.

И докладчик привел следующий пример. В г.Эстерлунде должно было проходить совещание Евросоюза. Были приняты повышенные меры безопасности, местные силы охраны порядка усилили за счет сотрудников наркополиции Стокгольма. И вот они-то и нашли в местном ночном клубе, прямо «под носом» местной полиции, мощный канал распространения наркотиков, о существовании которого местная полиция даже не подозревала.

Учебные пособия для сотрудников полиции отличаются простотой и доступным изложением материала, вследствие чего могут иметь широкое применение. Стараниями Г.В.Зазулина книга была издана на русском языке, однако применения в качестве обязательной для изучения пока не имеет. В то же время в Швеции она была отпечатана тиражом в 250 тыс. экземпляров, что для небольшого государства можно считать массовым изданием.

Упомянув, что хорошие, вполне достойные в качестве примера для подражания примеры есть и в других странах (например, в США), Йонас Хартелиус подчеркнул, что для России приоритетным должен быть собственный, российский опыт, так как исторически сложившаяся в стране ситуация и пресловутый «российский менталитет» сильно могут повлиять на конечный результат успешно действующего в другой стране проекта.

В заключение своего выступления шведский эксперт отметил, что шведская общественность и власти страны обеспокоены тем, что Россия может стать еще одним каналом для поступления в Швецию наркотиков. Этим объясняется постоянно уделяемое шведскими СМИ внимание к событиям, происходящим в России. Анализируя совокупность передаваемой ими информации, можно сделать вывод о том, что президент России В.В.Путин настроен на ведение борьбы против наркотизации страны и против распространения наркотических веществ вообще. Эта позиция вызывает симпатии шведов к российскому президенту и поддержку его политики со стороны Швеции.

Из дискуссии по докладу

О. Васильева, главный специалист Комитета по социальным вопросам и охране здоровья населения администрации Великого Новгорода: В вашей стране имеет место программа снижения вреда от наркотиков (программа обмена шприцев). Мы у себя (в Великом Новгороде) провели исследовани и выявили, что наши наркоманы сами предпринимают меры по предохранению от ВИЧ. Зачем тогда развивать программы обмена шприцев?

Й.Хартелиус: Действительно, риксдаг (шведский парламент – Прим. ред.) принял решение о легальной раздаче шприцев, то есть официально принятое решение разрешает раздачу. Но практическое осуществление настолько затруднено всевозможными правилами и оговорками, что практически это реализовать нельзя. Выступая на семинарах, и сам выступающий, и его коллеги из Швеции уже неоднократно говорили об этой особенности шведской политики, когда власти вроде бы говорят «Да», но фактически осуществить разрешенное действие невозможно, то есть это шведское «Да» означает «Нет». Позиция правительства по вопросу такова: регионы могут самостоятельно принимать решение, основываясь на оценке ситуации в своем регионе, но осуществлять обмен шприцев они могут только при условии наличия у региона возможности одновременно организовать лечение наркозависимых, осуществлять мероприятия по реабилитации, проводить профилактику наркомании, а реализовать весь этот комплекс мероприятий им не по карману.

Развивая затронутую вопросом О.Васильевой тему, Й.Хартелиус сделал акцент на необходимости селективного подхода к различным публикуемым статистическим данным и научным исследованиям. Следует обращать внимание на авторов исследования, на особенности проведенных опросов и даже на то, кем оплачено проведение каждого конкретного исследования. Очень многое можно понять, если внимательно оценить информацию с этой стороны.

Далее выступающий отметил несколько связанных между собой фактов.

1. Ни одно из заслуживающих доверия исследований не говорит в пользу раздачи шприцев.

2. Число официально зарегистрированных наркоманов с ВИЧ в Швеции снизилось с 450 до 13 человек.

3. В Мальме, где активно работает программа обмена шприцев, эффективность деятельности этой программы ничем не подтверждена. При принятии решения о разрешении программы обмена, власти города руководствовались мнением Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), рекомендующей раздачу и обмен шприцев в качестве профилактической меры, направленной на нераспространение СПИДа.

Однако если внимательно посмотреть, кто является автором написанной от имени ВОЗ статьи, в которой содержится положительная оценка обмена шприцев, то многое проясняется. Дело в том, что автор статьи Alex Woodak является идеологом сторонников легализации наркотиков. То есть он является фактически нашим идеологическим противником и в своей оценке явлений исходит из диаметрально противоположных критериев. Следовательно, программа обмена шприцев является эффективной при достижении совершенно иных целей, чем те, что стоят перед нами, ставящими своей задачей борьбу с наркопотреблением, а не легализацию наркотиков.

Вопрос представителей Республики Татарстан: Ваша оценка программы движения Нарконон? Дело в том, что представители Нарконона хотят развернуть деятельность на территории Татарстана и просят поддержки государственных органов.

Й.Хартелиус: К сожалению, дать с ходу исчерпывающий ответ трудно, ECAD не сотрудничает с Наркононом. Эта организация существует в Швеции уже более 20 лет, однако нельзя сказать, что его деятельность получила широкие масштабы.(Й.Хартелиусу приходилось лично беседовать с людьми, прекратившими наркопотребление после прохождения программм Нарконона). Однако не существует научного обоснования эффективности проводимой обществом работы, то есть по какой причине участники Нарконона бросают наркопотребление и не оказывают ли применяемые там методы какого-либо ущерба психическому здоровью людей – достоверно неизвестно.

Существуют некие общие положения, которые стоит соблюдать при организации государственной поддержки. Главное требование при этом – прозрачность, то есть должна быть полная открытость деятельности любого движения. А далее следует подходить индивидуально: кто организаторы, могут ли они организовать лечение или это только реабилитационные мероприятия. Очень важно, кто стоит у истоков организации. Ведь «если корни нездоровы – здорового дерева из них не вырастет».

Эта мудрая фраза и завершила краткую дискуссию.

по материалам сайта "Журнал «Санкт-Петербургский университет»"  //  спецвыпуск (3717), 14 декабря 2005 года